Боснийско-герцеговинские мусульмане и усташское движение в эмиграции (1945-1952 гг.)

В последние дни Второй мировой войны в приграничных территориях Италии и Австрии, оказалось значительное число вооруженных групп так называемого Незави­симого государства Хорватии, спасавшихся от наступающих сил Народно-освободительной армии Югославии. Их бегство на итальянскую и австрийскую территории, где в то время фор­мировались временные оккупационные режимы западных союзников, было обусловлено их бо­язнью оказаться в руках Югославской и Красной армий. Среди участников этих вооруженных группировок находилось значительное число военных преступников. Часть их впоследствии была депортирована в Югославию, где они были преданы суду. Однако значительному числу во­енных преступников, по различным каналам удалось скрыться в странах Западной Европы, Латинской Америки и Ближнего Востока, лега­лизовавшись там в качестве перемещенных лиц.
Среди таковых было много мусульман из Боснии и Герцеговины, которые во время войны входили в состав вооруженных формирований Независимого государства Хорватия или же были участники албанского движения "Балы Комбетар", выдачу которых также требовали новые власти Югославии. Как правило, многие из них, после короткого пребывания в Италии, разными путями добирались до Сирии, где по­лучали политическое убежище.

На наличие такого рода политической эмиг­рации указывал в своей статье о югославско-из­раильских отношениях Александр Лебл, однако он не указал их численности и происхождения и не анализировал их деятельность. Значительные архивные документы, раскрывающие особенно­сти пребывания в Сирии такого рода мигран­тов, находятся в фондах политического архива, особого политического архива Министерства иностранных дел и в фондах Канцелярии архива Иосипа Броза Тито.
Вместе с тем следует отметить, что серьезной проблемой для исследователя является недо­ступность архивных документов Министерства внутренних дел, которое следило за политиче­ской эмиграцией из Югославии.
Тем не менее, в настоящее время уже пред­ставляется возможным восстановить послево­енную судьбу бежавших из Югославии усташских военных преступников.
После бегства из Югославии Анте Павелич и его ближайшее окружение некоторое время скрывались в Австрии, в окрестностях Зальц­бурга, в американской зоне оккупации. Осенью 1946 года, переодевшись в перуанского священ­ника, он перешел границу Италии, где незадолго до этого была сформирована организация «Хор­ватское народное сопротивление». Сначала Па­велич жил во Флоренции, позднее - в местечке недалеко от Рима, и, наконец, в Неаполе. Здесь он находился до осени 1948 года, после чего переехал в Аргентину, поселившись в Буэнос-
Айресе, перед этим он официально распустил усташские военные отряды и организации.
Но, несмотря на это, после войны на терри­тории Австрии стали возникать новые усташ- ские организации. По предложению Павелича, руководителями усташского движения в эмиг­рации были избраны Лово Сушич, Божидар Кавран и Мате Фркович. Началось формиро­вание новой организации «Хорватского народ­ного отпора (ХНО). От формального приня­тия решения о создании этой организации до фактического начала ее деятельности прошло два года. Именно Кавран налаживал связи ор­ганизации с усташскими группами в самой в Хорватии. Самыми известными отделениями ХНО были «Хрватско Државно водство» (ХДВ), а потом эти функции исполняли «Радни Отпор» (РО), «Хрватски Државни Одбор» (ХДО) и «Матични Одбор» (МО).
Павелич не принимал непосредственного участия в организации этого нового движения, но, сохраняя звание Верховного Главнокоман­дующего Хорватского Национального Сопро­тивления, внимательно следил за развитием событий. В Италии было несколько сборных пунктов для бывших усташей. Среди них наи­большую известность получил Фермо. Именно там изготовлялись печати ХНО, НДВ и ХДО. Все официальные документы имели титул «Не­зависимое государство Хорватия». С началом «холодной войны» у многих хорватских усташей возродилась надежда на скорое возвращение на родину. Те же, кто не очень верил в это, вслед за Павеличем стали в массовом порядке эмиг­рировать в Аргентину, Чили, Бразилию, Вене­суэлу, Перу, ЮАР. Мусульманские группы уста­шей чаще всего уезжали в Саудовскую Аравию, Египет, Сирию и Турцию. Некоторая их часть осталась в Италии, Австрии, Испании, Франции, Германии и Бельгии.
После окончания Второй мировой войны и обретения независимости Сирия оказалась в тяжелой внешнеполитической ситуации. Воору­женные столкновения с формирующимся госу­дарством Израилем становились все серьезнее, в то время как сирийские вооруженные силы находились в стадии комплектования, не имея обученных офицерских и солдатских кадров. Именно поэтому страна готова была принять мусульманских усташей. Югославская сторона по дипломатическим каналам стремилась по­мешать переселению мусульман в Сирию, от­правив 23 мая 1946 своему дипломатическому представителю в Бейруте официальную ноту с требованиями получить от сирийского пра­вительства официальные гарантии по этому вопросу, которые и были получены 19 июля 1946 года от сирийского премьер-министра и министра иностранных дел Джабрия.
Однако 5 августа 1947 года сирийское пра­вительство одобрило решение принять у себя в стране несколько тысяч мусульманских эмигрантов из Югославии. Это вызвало официаль­ный протест поверенного в делах Югославии в Бейруте. Он ссылался при этом на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН от 12 февраля 1946 года, согласно которой лица, совершившие военные преступления, не могли включаться в категорию беженцев. Она обязывала все госу­дарства предпринимать необходимые меры для ареста военных преступников и их экстрадиции в страны, где они совершили преступления.

Боснийско-герцеговинские мусульмане и усташское движение в эмиграции (1945-1952 гг.)
Однако, несмотря на протест, решение Бей­рута осталось в силе. Прием мусульманских бе­женцев объяснялся, прежде всего, военными нуждами и идеями исламской солидарности. Кроме того, на территории Сирии оказалась небольшая часть сербов, во время войны во­евавших на Ближнем Востоке и отказавшихся возвращаться на родину. Кроме того, в страну прибыло значительное число албанцев, кото­рые во время Второй мировой войны служили в албанских вооруженных формированиях или в немецких частях СС.
Камнем преткновения в отношениях между двумя государствами оставалась деятельность Алие Шульяка, который продолжал вести антиюгославскую кампанию. После официаль­ной ноты югославской дипломатии сирийское правительство потребовало от него прекратить подобную деятельность. В конце концов, он, преследуемый сирийскими властями, уехал в Турцию, где опубликовал труды по системе ор­ганизации банковского дела в условиях разви­тия свободного рынка. Незадолго до отъезда ему удалось опубликовать в Дамаске книгу на французском языке по исследованию проблем экономической интеграции. Помимо экономи­ческих работ, Шульяк писал пропагандистские брошюры, в которых доказывал историческую преемственность хорватов и исламского мира, что, по его мнению, должно было иметь широкий политический резонанс.
В свою очередь, сирийское правительство разрешило растиражировать брошюру, в кото­рой заместитель Тито Александр Ранкович при­зывал всех эмигрантов вернуться в Югославию. Сирийское правительство предложило югослав­скому посольству в Дамаске полное свое содейст­вие по этому вопросу. Однако часть экстремист­ски настроенных усташских кругов продолжала вести активную политическую деятельность, переселившись в основном в Ирак, Иорданию, Саудовскую Аравию и, в меньшей степени, в Турцию. Сама же попытка репатриации не имела серьезных практических результатов.
Тем не менее, усташская мусульманская эмиграция в Сирии перестала играть сущест­венную политическую роль. Таким образом было устранено одно из важных препятствий для ста­новления тесного двустороннего сотрудниче­ства в политической, военной, экономической и культурной сферах, что было характерно для сирийско-югославских отношений вплоть до распада СФРЮ в 1991 году.

 

15 апреля 2012 /
Похожие новости
    Процесс демаркации границы между Хор­ватией и Италией после Второй мировой войны можно рассматривать как процесс, происходивший между бывшей ФНР (СФР) Югославией и Италией.
  В начале XX в. на территории Европы появилось новое государственное образование, включившее в себя народы балканского полуострова.  Однако, несмотря на существование объективных факторов
    По-разному складывались судьбы тех совет ских солдат, кто участвовал в Великой Отечест венной войне 1941-1945 гг., защищая и освобож дая свою страну от немецко-фашистских захват чиков.
В декабре 1947 г., накануне католическо­го Рождества, Совет национальной безопас­ности США секретной директивой QHB-4a определил главным компонентом внешней политики Соединенных Штатов
  Ситуации в Югославии в целом и в Косово в частности США уделяли особое внимание еще во времена «холодной войны», интерес к этому внешнеполитическому направлению не снизился и после
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: