Новая югославская политика США 1948-1949 годов: истоки и результаты

Июнь 1948 г. стал поворотным моментом в формировании совет­ского блока и развитии американской доктрины «сдерживания». Од­ним из факторов, оказавших влияние на эти процессы, стал кон­фликт между Советским Союзом и Югославией. Маршал И. Броз Ти­то и руководство КПЮ были обвинены в отходе от марксистско- ленинских идей и переходе на позиции национализма, а сущест­вующий в стране режим исключен из коммунистического содруже­ства.
Истории советско-югославского конфликта посвящена достаточно обширная научная литература, представляющая различные точки зре­ния на освещаемые события. Наиболее содержательные отечественные публикации появились в последние два десятилетия в связи с введени­ем в научный оборот материалов из ранее закрытых архивов. По сей день отдельные аспекты конфликта между Тито и Сталиным продолжают носить дискуссионный характер. Чаще всего проблема раскола между ВКП(б) и КПЮ рассматривается либо сама по себе, либо в контексте формирования и развития советского блока, хотя конфликт между Москвой и Белградом отразился и на американской стратегии «сдерживания». Югославские события оказали влияние на политику США как на балкано-средиземноморском направлении, так и в отно­шении СССР и внесли свою лепту в развитие всей системы междуна­родных отношений.

Разрыв между Тито и Сталиным, произошедший в июне 1948 г., продемонстрировал возможность возникновения коммунистического национализма в Восточной Европе и вынудил Вашингтон внести зна­чительные коррективы в американскую концепцию национальной безопасности. Отдел планирования политики (ОПП) немедленно начал анализировать ситуацию, и уже 30 июня его глава Дж. Кеннан предста­вил доклад «Отношение правительства США к событиям в Югосла­вии», который, по словам историка У. Мискэмбла, «определил амери­канскую политику в 1949 г.».
В первой части доклада Кеннан допустил возможность дальнейшей дезинтеграции советской зоны и указал на необходимость использова­ния югославской ситуации для создания прецедента особых взаимоот­ношений между западными странами и государствами социалистиче­ского блока. Призывая действовать чрезвычайно осмотрительно, глава ОПП предупредил, что Югославия по-прежнему остается «коммуни­стическим государством, преданным идеологии враждебности и пре­зрения к буржуазному, капиталистическому миру». При этом Кеннан подчеркнул, что разрыв имеет большую важ­ность: «Возможность отступничества от Москвы, прежде невероятная для коммунистических лидеров других стран, будет с этого времени присутствовать в той или иной форме в сознании каждого из них».
Кеннан считал, что американское руководство должно избегать двух крайностей. Во-первых, не надо «умолять» Тито об уступках Запа­ду, так как Москва будет использовать это для того, чтобы возбудить «возмущение внутри международного коммунистического движения и среди соратников Тито». Такая политика приведет лишь к ослаблению позиций югославского лидера и создаст условия для инспирированного Советами переворота, уничтожающего возможность освобождения Вос­точной Европы. «С другой стороны, — предупредил Кеннан, — если западный мир будет слишком холоден с Тито... это будет использовано Кремлем для подтверждения того, что коммунисты в других странах не имеют иной альтернативы, кроме как остаться с Москвой».
Оптимальным вариантом Кеннан считал политику умеренности в от­ношениях с Югославией. США должны приветствовать независимость Белграда, но необходимо отдельно подчеркнуть югославам, что внутри­политический режим в их стране «остается неприемлемым для нашего народа». Если Белград станет искать более тесных отношений с Западом, то Соединенные Штаты «не будут препятствовать этому... при условии что Югославия готова занять лояльную по отношению к нам позицию и сотрудничать в международных делах». Документ, подготовленный главой ОПП, получил поддержку госсек­ретаря Дж. Маршалла и был передан в Совет национальной безопасности как официальное мнение госдепартамента. Уже 6 июля его положения были утверждены директивой СНБ № 18 и стали руководством к осущест­влению югославской политики Соединенных Штатов.
Тем не менее вскоре американские власти подвергли сомнению ре­альность конфликта Сталина и Тито, посчитав его хитроумным ходом советского лидера. Но опасения Вашингтона оказались на­прасными. К концу 1948 г. Кремль начал полномасштабную операцию по отстранению Тито от власти. Была развернута пропагандистская кампания по осуждению «клики фашиста Тито», началась концентра­ция сухопутных войск вдоль югославской границы и экономическая блокада страны. СССР прекратил все поставки сырья в Югославию и запретил странам Коминформа торговать с ней.
В ноябре 1948 г. руководитель Европейского отдела Госдепартамен­та Дж. Хикерсон обратился к Кеннану с вопросом о возможности улучшения американо-югославского торгово-экономического сотруд­ничества. Кеннан высказался за более активную под­держку режима Тито. В документе ОПП № 49 «Экономические отноше­ния между Соединенными Штатами и Югославией» от 10 февраля 1949 г. рекомендовались шаги по ослаблению экономических ограничений против этой страны. Кеннан опасался, что крах режима Тито сокрушит надежды националистически настроенных коммунистических лидеров в других странах-сателлитах СССР.

Руководитель ОПП выступал против любых попыток вынудить Ти­то ослабить государственно-политический контроль в Югославии, опа­саясь, что это может подорвать его власть. При этом Со­единенным Штатам следовало добиваться от Белграда прекращения помощи греческим партизанам. Четырнадцатого февраля 1949 г. Госу­дарственный департамент обсудил и поддержал эти рекомендации. Совет национальной безопасности и президент Г. Трумэн одобрили курс на смягчение условий экономических отношений с Югославией.
К концу 1949 г. балансирование между расширением торгово-эко­номических связей и сохранением давления на Белград с целью изме­нения его греческой политики принесло успех. Тито сохранил власть, югославское министерство иностранных дел начало публично высту­пать против СССР, а граница между Югославией и Грецией была за­крыта, что явилось серьезным ударом по позициям греческих комму­нистов. По мнению Дж. Иатридиса, поражение прокоммуни­стических сил в Греции стало результатом комбинации внутренних и внешних факторов, в первую очередь американской поддержки грече­ского правительства. Раскол между ВКП(б) и КПЮ и прекращение по­мощи со стороны Югославии также нанесли весьма значительный урон коммунистам в Греции.
Разработанный в ОПП новый югославский курс США был наиболее эффективным в сложившихся условиях. Однако Кеннан преувеличил перспективы расширения начавшегося раскола. Предположение, что трещины в коммунистическом мире могут усилиться «до точки, когда будут два оппозиционных друг другу блока — сталинская группа и ина­комыслящая фракция либо свободных союзников, либо объединенных под лидерством Тито», выглядело слишком оптимистично.
На резолюцию Коминформа американцы отреагировали быстро и продуктивно. Избранная Вашингтоном тактика балансирования между поддержкой и продолжением давления позволила сохранить Югославию вне сферы советского контроля и даже подключить ее к участию в реали­зации доктрины «сдерживания». Итогом политики администрации пре­зидента Трумэна на балкано-средиземноморском направлении явилось вхождение ФНРЮ в военно-политический союз с членами НАТО Турцией и Грецией в результате подписания этими государствами договора о дружбе и сотрудничестве от 28 февраля 1953 г. Это стало возможным бла­годаря советско-югославскому конфликту, оказавшему значительное влияние на изменение всей американской политики «сдерживания».

 

09 апреля 2012 /
Похожие новости
    Во внешнеполитической стратегии США во второй половине XX века, в период противо борства двух общественно-политических сис тем, двух сверхдержав, особую роль играла Югославия,
В декабре 1947 г., накануне католическо­го Рождества, Совет национальной безопас­ности США секретной директивой QHB-4a определил главным компонентом внешней политики Соединенных Штатов
  В ходе последнего этапа Второй мировой войны в Юго-Восточной Европе власти Советского Союза признали Народно Освободительную армию Югославии со стоящим во главе Иосипом Броз Тито
  В российской историографии проблема советско-югославских отношений послевоенного пе­риода стала предметом научных исследований лишь в начале 1990-х гг. По идеологическим причи­нам
  В годы Второй мировой войны, а особенно на заключительном ее этапе государственные деятели США смотрели на польский вопрос через призму отношений с Советским Союзом. Госсекретарь К. Хэлл
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: