Внешняя политика королевства Югославия до убийства короля Александра в 1934 г.

Внешнеполитическая обстановка, сложившаяся в рамках Версальской системы международных отношений, а также попытки Лиги Наций сохранить установленный мирными договорами статус-кво, не отвечали требованиям ни побежденной, ни победившей в Первой мировой войне стороны. Франция как самая сильная континентальная держава в Европе и основной гарант сохранения Версальской системы связывает себя договорами с рядом государств на востоке и юго-востоке Европы с целью защитить европейский порядок, а также предотвратить распространение большевизма. Малые державы, среди которых Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (СХС), начинают, таким образом, выступают в роли «санитарного кордона». Приход А. Гитлера к власти в Германии приводит к нарушению установленного равновесия, а различные внутриполитические и внешнеполитические обстоятельства вынуждают малые и, соответственно, зависимые от внешних факторов государства присоединяться к тому или иному лагерю. В данной статье осуществлена попытка проследить, вплоть до убийства короля Александра в 1934 г., эволюцию внешнеполитической активности молодого югославского государства, обремененного нерешенностью внутреннего «хорватского вопроса» и находившегося под влиянием таких крупных держав, как Франция и Италия.

С образованием Королевства СХС в 1918 г. основной целью его внешней политики являлось обеспечение целостности государственных границ. В долгосрочные внешнеполитические планы входило включение молодого государства в новый европейский порядок, а также создание жизнеспособной системы союзов на Балканах, которая бы способствовала поддержанию мира в регионе и защите балканских государств от манипуляций и интервенции со стороны великих держав. После Первой мировой войны Югославия оказалась ограничена в выборе потенциальных союзников на европейском континенте. Когда-то бывшая на стороне Сербии и теперь уже советская Россия была поглощена вопросами мировой революции и уже не могла стать союзником для монархического государства. Проигравшая Германия также не подходила на эту роль.
Не отвечала данной позиции и Великобритания, чьи имперские интересы лежали в другой плоскости и чья концепция европейской безопасности, все менее основывавшаяся на принципе баланса сил, не предвещала строгое соблюдение условий мирных договоров, что, несомненно, являлось важным моментом для Королевства. Британская дипломатия активно вмешивалась в политику, проводимую на Балканах, например, при подписании первого и второго Тиранских пактов 1926 и 1927 гг., поставившего Албанию в еще более зависимое положение от Италии, а также югославско-французского пакта о дружбе 1927 г. Британцы чинили препятствия при подписании подобных двусторонних соглашений из-за боязни дальнейшего обострения югославско-итальянских отношений и развития конфликта, который бы мог распространиться на другие государства и нарушить установленное равновесие в Средиземноморье и Юго-Восточной Европе, соответственно, поставив под угрозу британские интересы. При этом Великобритания не была против развитой итальянцами деятельности на Балканах, которая, по сути, начала активизироваться после двух встреч Б. Муссолини и О. Чемберлена (в декабре 1925 г. в Рапалло и в сентябре 1926 г. на яхте в Ливорно), когда Италия заручилась поддержкой со стороны британцев.
Единственным европейским государством, твердо придерживавшимся необходимости сохранения существовавших границ в Юго-Восточной Европе, являлась Франция. Уже на Парижской мирной конференции Югославия попала под перспективу становления сателлитом этого государства, что вызвало неудовольствие британцев по отношению к «французской гегемонии». Итальянская агрессивная политика на Балканах привела к еще более сильному сближению Франции и Королевства СХС, на что Италия ответила
© Харитонова Н. А., 2011 поддержкой хорватских сепаратистов, албанского элемента, а также венгерских и болгарских претензий по отношению к Королевству.
В сложившейся непростой обстановке молодому государству было необходимо обрести союзников. Так, для противостояния венгерскому ирредентизму и реставрации Габсбургов Югославия, Румыния и Чехословакия образовали Малую Антанту в 1921 г. Велась борьба и с болгарскими территориальными претензиями. При этом Югославия стремилась обрести собственное место в европейской системе безопасности, подписав с Францией уже упоминавшийся выше договор о дружеском взаимопонимании 11 ноября 1927 г. Стоит, однако, подчеркнуть, что Франция не подписала военную конвенцию с Югославией, но сделала это в рамках договоров с Польшей, Чехословакией и Румынией.
В период между двумя мировыми войнами Югославия входила во французскую систему безопасности в Европе, при этом вся ее внешняя политика зависела от Италии. Еще в 1915 г. последней была обещана часть югославских территории в обмен на участие на стороне Антанты в Первой мировой войне, однако положения секретного Лондонского пакта выполнены не были. Абсолютная защита от итальянцев и их территориальных претензий у Югославии отсутствовала: в оборонительном арсенале имелась лишь цепочка взаимосвязанных союзов, опора на пакт Бриана Келлога от 27 августа 1928 г., а также громоздкая машина Лиги Наций, чья непрочность сулила слабую защиту от фашистских сил. Как отмечает югославский исследователь В. Винавер, страх перед Италией был «альфой и омегой каждого внешнеполитического шага белградского правительства» примерно до 1935 г. Таким образом, ориентация на Францию и Италию, чья борьба за сферу влияния на Балканах явилась продолжением австро-русского антагонизма, оказывала решающее влияние на югославскую внешнюю политику в целом.
В начале 1929 г. и международно-политическая ситуация, и внутренние политические обстоятельства стали причинами перехода к открытому абсолютизму в Королевстве СХС. Установлению монархической диктатуры способствовала сложившаяся неразбериха в партийной системе и политическая нестабильность, «чрезмерный» централизм, наличие пяти различных юридических систем в рамках одного государства, несправедливое налогообложение, изменявшееся от региона к региону, нерешенность аграрного вопроса. Кроме того, правительственный аппарат не изменился со времен Балканских войн, однако население страны увеличилось на 8,5 миллионов человек и составило 11,5 миллионов. Соответственно, результатом попыток осуществлять контроль над территорией Королевства из Белграда стал хаос и неуправляемость.

Внешняя политика королевства Югославия до убийства короля Александра в 1934 г.
Таким образом, с момента своего образования Королевство СХС (далее Королевство Югославия), за неимением выбора, стало частью системы, образованной Францией для сохранения статус-кво, установленного Парижским мирным договором, и играло роль границы, защищавшей Запад от дальнейшего распространения большевистских идей. Кроме того, Франция стремилась сохранить молодое государство в своем внешнеполитическом арсенале с целью использования югославской армии в возможных военных конфликтах. Итальянское государство представляет собой второй фактор, оказывавший исключительное воздействие на политику Королевства в период диктатуры короля Александра. Несмотря на все попытки монарха, нормализация отношений с Италией не удалась в связи с территориальными амбициями этой страны, распространявшимися на хорватские территории. В связи с нерешенностью основной внутриполитической проблемы «хорватского вопроса» данный момент непосредственно способствовал усилению национального сепаратизма, затронувшего Королевство и достигшего апогея при убийстве короля Александра, которое было организовано уставами, пользовавшимися поддержкой извне. Недоверие, вызванное данным преступлением, явилось одним из факторов, способствовавших внешнеполитической переориентации Королевства в сторону нацистской Германии.

 

06 апреля 2012 /
Похожие новости
    Процесс демаркации границы между Хор­ватией и Италией после Второй мировой войны можно рассматривать как процесс, происходивший между бывшей ФНР (СФР) Югославией и Италией.
  В начале XX в. на территории Европы появилось новое государственное образование, включившее в себя народы балканского полуострова.  Однако, несмотря на существование объективных факторов
  Компьенским перемирием, означавшим ее фактическую капитуляцию перед нацистской Германией, в огромной мере изменял международное положение в Европе. Ставший победителем «третий
    Наиболее сложным, пишут авторы, оказалось постижение глобального смысла Югославской трагедии последнего десятилетия ХХ в. В этом регионе в миниатюре на маленьком участке планеты
    Для понимания внутренней и внешней политики Венгрии 20-30-х годов ключевым моментом является установка правящего класса на пересмотр статей Трианонского договора (1920 г.) и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: