Отношения между Европейским Союзом и Россией в сфере миграции

Показана необходимость поиска адекватных теоретических подходов для изучения взаимоотношений ЕС и России в сфере миграции. Обозначив контекст данной проблематики, автор показывает, что различные, зачастую противоречащие друг другу подходы могут быть использованы для анализа природы, динамики и форм этих взаимоотношений. Статья написана на основе материалов, собранных автором в Центральном Европейском Университете (Будапешт, Венгрия) и в Свободном Университете Брюсселя (Бельгия) в 2005-2006 гг.
На сегодняшний день существует целый ряд теоре­тических направлений в области международных от­ношений и миграционных исследований, которые мог­ли бы быть использованы для анализа взаимоотноше­ний Европейского Союза и России (а также некоторых других стран - членов СНГ) в сфере миграции. К сожа­лению, парадокс заключается в том, что теоретические изыскания специалистов-международников, политоло­гов и социологов оказываются невостребованными, когда речь идет о так называемых «сугубо историче­ских» исследованиях, каким на первый взгляд может показаться и работа, посвященная любому из аспектов взаимоотношений России и Европейского Союза. Ав­тор данной статьи полагает, что подобное позициони­рование рассматриваемой проблематики является, по крайней мере, неадекватным современным реалиям и предлагает иное понимание исследовательских задач в данной области.

 

 


Идея о том, что иммиграционная политика форми­руется и проводится не в отношении одного государст­ва или группы стран, а в отношении отдельных лиц -выходцев из этих стран, является чем-то вроде аксио­мы для многих специалистов в миграционных исследо­ваниях. Таким образом, дифференцированное применение мер иммиграционной политики по отно­шению к мигрантам из разных государств объясняется специфическими экономическими, политическими и социальными факторами, также как и особым характе­ром исторических и культурных связей между «от­правляющими» и «принимающими» странами, т.е. уже существующими межгосударственными отношениями. Тем не менее некоторые исследователи по­лагают, что существуют другие аспекты данной про­блематики, которым должно быть уделено большее внимание. Во-первых, миграционная политика и прак­тика могут оказывать неизбежное воздействие на це­лый комплекс отношений между различными акторами на мировой арене. Во-вторых, миграция как таковая может не только влиять на внешнюю политику, но и обслуживать ее цели. Некоторые авторы даже предлагают типологию корреляций между миграцион­ными тенденциями и внешней политикой.
Данная статья - это отнюдь не попытка продемон­стрировать, как мигранты и их «транснациональные сообщества» или «транснациональные социальные пространства», воздействуют на политику прави­тельств, или утверждать, что миграция как таковая способна оказать влияние на весь спектр международ­ных отношений. Признавая значимость такой парадиг­мы, как транснационализм, возникшей как следствие возрастающей транснациональной активности мигран­тов, предлагается несколько иной фокус ис­следования. Целью является привлечение внимания к необходимости многопланового анализа того, каким образом миграционная проблематика, кажущаяся по­рой незначительной деталью в мозаике международ­ных отношений, может стать не только значимым фак­тором, но и важной сферой в отношениях между (ква­зи) государственными акторами.
Таким образом, частично соглашаясь с Б. Бади, ко­торый подчеркивает «индивидуализацию мира», все же хочется обратить внимание на роль госу­дарств. Б. Бади и К. Витоль де Венден утверждают, что «вести переговоры с миграционными потоками, кото­рые являются результирующей множества индивиду­альных решений, или, по крайней мере, микро­стратегий, невозможно». Тем не менее госу­дарства предпринимают попытки (основанные на не­давно популяризированном в исследовательской лите­ратуре «причинном подходе») вести «переговоры» с государствами - источниками мигрантов. Под «перего­ворами» здесь понимается целый комплекс различных мер «позитивного» и «негативного» воздействия на «отправляющие» страны с целью устранения важней­ших причин миграции и последовательного уменьше­ния миграционных потоков из определенного региона.

 

Этот подход становится основой множества появ­ляющихся стратегий миграционного регулирования, приходящих на смену практически неэффективному иммиграционному контролю и ранжированных от од­носторонних действий «принимающих» государств до межгосударственного сотрудничества. По той причине, что подобное сотрудничество требует вовлечения пра­вительственных участников с обеих сторон, миграци­онное регулирование постепенно перестает быть ис­ключительно внутриполитической сферой и начинает пересекаться с целым рядом мер, предпринимаемых государствами в области внешней политики. Это как нельзя лучше заметно в случае с ЕС, когда яркими примерами оказываются элементы общей иммиграци­онной стратегии ЕС, встраиваемые в его внешнеполи­тические механизмы; развертывание Политики Добро­соседства; проекты в рамках Помощи Развитию. От­ношения между ЕС и Россией (так же как и другими странами СНГ) не являются исключением. Отправиться в незабываемый тур в Париж из Петербурга, вы сможете вместе с компанией «Тур Франс» на сайте toursfrance.ru
Неолиберализм, уделяющий внимание экономиче­ским факторам и аспектам международных отношений, дает возможность взглянуть на экономическую мотива­цию различных участников, вовлеченных в процесс взаимодействия ЕС и России, и на те формы, которое это взаимодействие принимает. Теория комплексной взаи­мозависимости может объяснить нарастающие возмож­ности для межгосударственного сотрудничества, пред­лагая, среди прочих, концепцию «режимов» для разви­тия подобного сотрудничества. Теория международных режимов фокусируется на сотрудничестве различных акторов в определенных областях международных от­ношений. В рамках этой парадигмы можно рассматри­вать природу и динамику отношений ЕС - Россия в та­кой области, как миграционное регулирование, так же как и в ряде других сопряженных с ней сфер. Она может быть использована и для оценки (потенциального) ми­грационного режима между ЕС и Россией.
Наконец, институциональная политическая социо­логия дает основания для одновременного анализа внутренних социальных, политических и экономиче­ских процессов как в России, так и в ЕС и их миграци­онных стратегий с внешнеполитическими акциями и практикой двусторонних отношений. В рамках данного подхода существует возможность объяснения «экстер-нализации» внутренних проблем и «секьюритизации» многих областей внутренней и внешней политики. К примеру, предложенное Хейслером видение известной концепции «сообщества безопасности» совпадает с практикой развития европейской интеграции в области юстиции и внутренних дел, постепенно образующей «зону свободы, безопасности и правопорядка». Интен­сивная интеграция в данной сфере происходит одно­временно с ее экспансией (хотя и в модифицированной форме) через особую Средиземноморскую политику ЕС (в процессе последнего расширения), а также по­средством таких механизмов, как «общие пространст­ва» между ЕС и Россией.

 

Многообразие теоретических подходов к такой сложной проблематике, как взаимопереплетение ми­грационного регулирования и международных отно­шений, является одним из доказательств остроты вопросов, стоящих не только перед теми, кто тем или иным образом оказывается вовлеченным в принятие решений в данной сфере, но и перед экспер­тами, занимающимися анализом, оценкой и прогнози­рованием соответствующих динамик. Однако на дан­ном этапе подобная экспертиза практически не опира­ется на те теоретические наработки, которые сущест­вуют в различных областях социальных наук, и тем самым часто оказывается поверхностной. Необходи­мость более глубокого и комплексно-теоретического подхода к подобной проблематике становится насущ­ной потребностью в подобных исследованиях.

21 февраля 2012 /
Похожие новости
      Международные связи сообществ и регионов Бельгии можно представить как уникальную модель, имеющую свою специфику по ряду параметров. Субъекты бельгийской федерации обладают
Тема Калининградской области обсуждается в Польше в последние два десятилетия не только в прессе, но и в научных кругах. Однако на данный момент существует лишь несколько работ, представляющих
    Энергетическое сотрудничество России и Европейского Союза началось в 1994 году, когда Россия подписала Договор к Энергетической хартии Европы (ДЭХ), вступивший в силу в 1997 г. К
 Начиная с 2006 года отношения между Рос­сией и Европейским союзом переживают глу­бокий кризис, характеризующийся переплете­нием геостратегических аспектов. В настоящее время
Начиная с 2006 года отношения между Рос­сией и Европейским союзом переживают глу­бокий кризис, характеризующийся переплете­нием геостратегических аспектов.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: