Другая Польша: Структура и самосознание правовых и правоэкстремистских сил в польской политике

 

Проводимая польским правительством и поддерживаемая либерально настроенными поляками политика ориентации на интеграцию с Западом резко критикуется существующими в стране правыми, правоэкстремистскими и национал-шовинистическими организациями. К правому лагерю следует также отнести конфессионалистские, в основном фундаменталистские по своему характеру объединения. Влияние правых не ограничивается сельскими регионами; правых взглядов придерживается и часть интеллигенции крупных университетских городов, некоторые представители академической и политической элиты. Вузовские профессора непосредственно руководят некоторыми правыми организациями. Так, «Конфедерацию политических патриотических групп» возглавляет Я.Чарлинский из Технологического университета в Кракове.

Польша отнюдь не единственное европейское государство, где существуют правые силы. И хотя они реже прибегают к насильственным акциям (большей частью носящим антисемитский характер), чем, скажем, правые в Германии, из-за наличия у них глубоких исторических корней и близости к правительственным кругам, эти группировки представляют гораздо большую угрозу. Следует отметить, что объектом присущей правым ксенофобии являются не только евреи, но и этнические немцы, а также Россия. Также часто происходит вскрытие дверей круглосуточно в Москве из-за крупных погромов, которые не дают спокойной жизни жильцам спальных районов. 

 

Конгломератом самых различных объединений, в котором правые и правоэкстремистские организации играли значительную роль, стала «Солидарность». Вместе с тем в ней существовало довольно влиятельное левое крыло, считавшее возможным путем реформ создать коммунистический режим «с человеческим лицом». В процессе поляризации внутри «Солидарности», в конечном счете приведшей к ее распаду и последующему конституированию правых партий и организаций, заметная роль принадлежала клерикальным кругам .
Современные правые партии и объединения отличаются крайней организационной и идейной пестротой, напоминая «лоскутный ковер, сотканный из традиционных националистических и клерикально-фундаменталистских представлений».
Наиболее крупной среди правых организаций является «Избирательная акция Солидарность» (ИАС), состоящая из 36 партий и объединений, более или менее оппозиционно настроенных по отношению к правящей власти. Разношерстность ИАС существенно ослабляет ее политическую значимость. Отсутствие у ее руководителей единой четкой программы и их неспособность влиять на идеологическую позицию своих правых союзников вынуждали их к «постоянным поискам внутриорганизационных компромиссов».
Помимо ИАС в Польше существует и ряд других общенациональных правых партий, а также множество мелких региональных и межрегиональных организаций, в своем большинстве придерживающихся правоэкстремистских воззрений. Их нередко именуют «диванными партиями», имея в виду, что «членов каждой из них можно было бы разместить на одном диване». Вместе с тем "в совокупности они являются политической силой, которую не следует недооценивать". В равной мере это относится вообще ко всем правым партиям. Пропагандируемые ими ксенофобия, антисемитизм и клерикальный фундаментализм глубоко укоренились в подсознании многих поляков, в первую очередь в отсталых регионах.
Между правыми партиями, как внутри ИАС, так и вне ее, не существует четкого организационного и идеологического разграничения. Одновременное членство в нескольких организациях является обычной практикой. Благодаря переходу членов многих «диванных объединений» из одной партии в другую они фактически становятся рупором более крупных, в том числе и некоторых входящих в правительство партий, не осмеливающихся чересчур откровенно афишировать свои подлинные взгляды, чтобы не оказаться в политическом офсайде.
Все правые партии, независимо от их численности и политической значимости, единодушно, хотя и по-разному акцентируя те или иные положения своих программ, выступают за нравственное, национально-патриотическое «обновление» государства и нации, а также за экономическую и социальную «справедливость», впрочем, никогда не конкретизируя провозглашаемых ими деклараций. Многие поляки высказываются за отказ от механически заимствованных, по их мнению, институтов, правопорядка, идей и обычаев Запада. Правые партии идут еще дальше, усматривая возложенную Богом на Польшу миссию в избавлении «больной Европы» от присущих ей нравственных пороков.
Правоэкстремистские политики требуют, чтобы «при занятии должностей в государственных и муниципальных ведомствах предпочтение отдавалось "истинным полякам", к числу которых причисляются лишь те, кто придерживается правой ориентации». Совершенно очевидно, что это требование направлено в первую очередь против немецкого меньшинства, проживающего в Верхней Силезии. Заявления правых, что президентом страны должен быть «истинный поляк», убежденный католик, соблюдающий все церковные обряды, несомненно, направлены против А.Квасьневского.
Высшей ценностью для «истинного поляка» является независимость своей страны, а потому, заявляют правые, каждого, кто высказывается за вступление в Европейский союз и тем самым за ограничение государственного суверенитета, следует рассматривать как врага Польши. Доводы против вступления в ЕС подкрепляются утверждением, будто его создали евреи и немцы, интересам которых он и должен служить. Германия, опираясь на свою экономическую и политическую мощь, стремится подчинить себе интегрированную Европу, а Польшу превратить в свою колонию. Этот замысел пользуется поддержкой со стороны евреев, «рассматривающих Польшу как территориальный резерв в случае утраты Израиля». При всей абсурдности подобной пропаганды она имеет определенный успех, поскольку в ее основе лежит безоговорочный отказ от вступления в ЕС.
Все правые движения сходятся на том, что «Польша должна быть хозяином в собственном доме». Однако провозглашаемые правоэкстремистским «Национальным возрождением Польши» лозунги, вроде таких, как «Польша - да, евреи - нет», «Польша для поляков» и «Да здравствует холокост», расцениваются в самой стране как откровенно нацистские.
Правые экстремисты заявляют, что еврейские, особенно американские организации повинны в распространении во всем мире антипольских настроений. Эти организации утверждают, будто поляки являются антисемитами, что совершенно не соответствует действительности. В отличие от других оккупированных нацистской Германией стран, где титульное население выдавало евреев немцам и способствовало их отправке в лагеря уничтожения, поляки старались теми или иными способами спасти их. Однако вместо благодарности их клеветнически обвиняют в том, что они якобы были инициаторами создания на территории Польши лагерей смерти.
Германофобия и русофобия являются одной из отличительных черт правых экстремистских, движений. К малым восточным соседям Польши -литовцам, украинцам и белорусам - правые относятся с пренебрежением. В отношении них, как и русских, они испытывают чувство превосходства еще и потому, что эти народы в своей основной массе не являются католиками; исключения не составляют и униаты. Что касается Германии, то в данном случае «чувство превосходства... трансформируется в комплекс неполноценности».
Правые экстремисты обвиняют правительство в недостаточно твердой позиции в отношении России. РФ должна признать факт агрессии против Польши в сентябре 1939 г., взять на себя ответственность за все, а не только в Катыни, преступления против польского народа, совершенные Советским Союзом, и добиться компенсации за депортацию поляков и изъятое у них имущество.
Правые призывают к борьбе против всех врагов «богоизбранной нации (коммунистов, социалистов, сторонников парламентской демократии, европейской интеграции и др.)» - при определенных условиях посредством перевоспитания в «модернизированных» трудовых лагерях или даже путем физического уничтожения.
Либеральная и левая печать в Польше стремится создать впечатление, что успехи правых на выборах носят частный характер. В действительности их роль в обществе, а также во властных структурах в последние годы все более усиливается. По инициативе правых депутатов было также решено, что совершенные нацистами злодеяния впредь следует именовать не «гитлеровскими», а «немецкими» преступлениями. На президентских выборах в октябре 2000 г. правых кандидатов, указывает Г.Штробель, поддержало не так уж мало избирателей: за них высказалось более одной пятой голосовавших, т.е. гораздо больше, чем получили правые партии во Франции и Германии.
В настоящее время, пишет автор, в силу своей организационной раздробленности правые организации в Польше «оттеснены на обочину политической жизни», однако если им удастся сплотиться, они станут играть гораздо большую роль в процессе принятия политических решений.
 

 

18 января 2012 /
Похожие новости
      История знает немало случаев, когда вчерашний союзник оказывался сегодняшним смертельным врагом, а недавний враг обращался в друга. Однако далеко не всегда и не всем
Всеобщей практикой в польской социологии после 1989 г. считает Анна Сосновска (Школа социальных наук), является интерпретация социальной истории Польши и текущих изменений с помощью категорий,
В конце 1995 г. в Варшаве состоялась международная научная конференция, в которой участвовали польские, немецкие и российские специалисты. По материалам конференции Центр восточных исследований
    Общеизвестно то, что парламентские выборы 1989 г. в Республике Польша были договорными (контрактными), что стало результатом политического компромисса правящих сил и оппозиции.
  В начале 1990-х гг., после стремительных и отчасти катастрофических событий, сопровождавших распад СССР и крушение мировой системы социализма, абсолютно все европейские страны (и не только
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: