Изменение электорального законодательства Польши в 1989-2006 годах

Общеизвестно то, что парламентские выборы 1989 г. в Республике Польша были договорными (контрактными), что стало результатом политического компромисса правящих сил и оппозиции. Примененная электоральная система изначально носила временный характер, и в последующих выборах предполагалось ее не использовать. Данная система основывалась на принципе абсолютного большинства, для реализации которого были созданы одномандатные округа. Создавшаяся ситуация фактически зафиксировала поляризацию политической конкуренции: по сути, выборы 1989 г. превратились в борьбу двух политических лагерей, двух логик развития государства. Сразу же после окончания предвыборной кампании начинается дискуссия о новом избирательном законе, в которой активно участвовал избранный в 1990 г. президентом Лех Валенса, высказывавшийся за смешанную систему. Полную картину специфики и содержания переговорного процесса, который сопровождал разработку и принятие нового электорального законодательства, дает профессор Антони Дудек.

 

 

В целях реализаций принципа наибольшего и, как казалось, максимально справедливого политического представительства в 1991 г. была применена пропорциональная система в ее наиболее радикальной версии, которая способствует преодолению порога релевантности малыми политическими партиями и объединениями. Альтернативным рассматриваемым вариантом для проведения парламентских выборов стала смешанная система голосования, сторонником которой продолжал оставаться действующий президент Лех Валенса4.
Новый закон о выборах вступил в силу 28 июня 1991 г. Приведем и проанализируем его основные положения.
Прежде всего, предполагалось существование двух категорий мандатов: 391 мандат оспаривали политические партии в многомандатных округах и 69 мандатов распределялись между партиями и объединениями, преодолевшими порог 5 % либо получившими мандаты в более чем пяти избирательных округах.
Следствием примененной пропорциональной системы, которая в данном конкретном случае играла на руку малым, слабо институцио-нализированным политическим акторам, стал крайне фрагментированный и антагонистичный парламент, что не способствовало общей политической стабильности.
Отметим, что в парламентских выборах 1991 г. приняли участие 110 партий и объединений, 29 из которых получили представительство в Сейме, где сразу начались активные процессы слияния и поглощения — 11 из парламентских игроков имели представительство по 1 депутату, которые практически сразу были включены в многочисленные коалиции и неформальные соглашения, отличавшиеся крайней степенью нестабильности. Невозможность создания крепкой, устойчивой правительственной коалиции, которая могла бы рассчитывать на парламентскую поддержку, привела к тому, что спустя два года парламент был распущен. Чтобы избежать возможной неэффективности работы крайне фрагментированного парламента, была предпринята попытка упорядочить политическую сцену, и политическая воля президента реализовалась при помощи спешно разработанного и принятого закона «О выборах в Сейм и Сенат Республики Польша» в 1993 г. Этот закон в своих интересах поддержала крепнущая левая часть политического спектра — Союз демократических левых сил и их союзник Польская народная партия, стремившиеся объединить вокруг себя несколько десятков существующих малочисленных крестьянских движений по всей стране в единый блок под лозунгами «нового аграризма».

 


Главная политическая цель данного закона была достигнута. На пути в парламент были созданы правовые барьеры для малых партий и политических объединений, что должно было (по замыслу авторов разработки) привести к большей степени консолидации политической сцены и в конечном счете к созданию сильного правительства с солидной парламентской поддержкой. Другими словами, разработчики этого закона решали принципиальнейшую дилемму: «репрезентативность или стабильность».
Нововведением стало применение барьера в 5% для политических партий и 8% для коалиций, что лишило мелкие правые партии, связанные с католической церковью, шансов на попадание в новый парламент. Недооценка применяемой системы со стороны правых политических деятелей привела к уникальному явлению: радикально правые и клерикальные партии, набрав 21 % отданных избирателями голосов, не получили ни одного места в сейме, что заставило правые силы снова включать в свою повестку дня вопрос об очередном изменении / совершенствовании избирательного законодательства.
Политическая ситуация складывалась довольно благоприятно для акторов — представителей левого спектра политической сцены, не желавших менять выгодный для себя закон (так как он укреплял роль больших политических партий, располагавших обширной региональной инфраструктурой и сильным лидерами во всех воеводствах, таких, как Союз демократических левых сил, поэтому они успешно блокировали все попытки модификации законодательства. Выборы 1997 г. прошли по закону 1993 г., следствием чего стала дальнейшая консолидация партийной системы.
Правящая коалиция, созданная «Солидарностью» и Союзом свободы, довольно быстро утратила общественное доверие, что выражалось в катастрофическом падении рейтингов поддержки как самого премьера Ежи Бузка, так и отдельных представителей его кабинета министров. Опасаясь прогнозируемой победы посткоммунистов, объединившихся под руководством Лешка Миллера, правящая коалиция инициировала разработку нового закона о выборах, с помощью которого правые партии стремились ослабить сильных политических игроков — консолидированные левые силы под знаменами Союза демократических левых сил, а также увеличить шансы мелких акторов на прохождение в нижнюю палату парламента.
Важными элементами закона от 12 апреля 2001 г. стали:
• уменьшение числа избирательных округов (с 52 до 41);
• отмена голосования по общенациональному списку и голосование исключительно по избирательным округам с применением принципа STV.
Фактом современной политической истории страны стало активное применение практики изменений избирательного законодательства для обеспечения определенных преимуществ на следующих выборах тем политическим силам, которые принимали участие в разработке нового законодательства . И одним из наиболее эффективных инструментов обеспечения преимуществ для определенной политической партии являлось изменение границ избирательных округов — так называемый «гарримандеринг», что давно и успешно применяется во многих странах мира. К примеру, в интересах условной политической партии А применение такого инструмента может выглядеть так: границы избирательных округов изменяются таким образом, что избирательный округ, в котором партия А традиционно получает меньшинство голосов, разбивается на несколько частей, которые присоединяются к тем округам, в которых партия А имеет значительную поддержку.
Принятие парламентом нового пакета избирательного законодательства в 2001 г. ликвидировало единый избирательный округ в масштабах страны. Все депутатские мандаты (460) были распределены по 41 избирательному округу. Каждый избирательный комитет для регистрации кандидатов должен был представить по крайней мере пять тысяч подписей в каждом избирательном округе. Если блок собирал подписи избирателей по крайней мере в половине округов, то он освобождался от необходимости сбора подписей в остальных. Все партии и коалиции, имевшие по результатам выборов более 5 % голосов, принимали участие в распределении мандатов. Блоки национальных меньшинств были освобождены от необходимости преодоления избирательного порога при одновременном ужесточении формально-правовых требований к регистрации избирательного комитета партии или избирательного комитета коалиции партий.
Парламентские выборы 2005 г. прошли с использованием избирательного законодательства, регламентировавшего парламентские выборы, состоявшиеся в 2001 г.
Подводя некоторые итоги развития электорального законодательства Польской Республики на современном этапе, необходимо отметить стремление к созданию пространства прагматичной конкуренции между политическими партиями, выражающееся в создании четких и предсказуемых правил политического участия, что является воплощением реализуемой концепции преодоления посткоммунистического характера партийной системы Польши.

 

07 января 2012 /
Похожие новости
Политические партии. Партийные системы. Выборы
    В развитии партийной системы Восточной Германии можно выделить два периода: с осени 1989 г. по осень 1990г. и с декабря 1990г. по настоящее время. Первый период являлся периодом
  Автор статьи рассматривает проблему правового статуса политических партий Греции с точки зрения их места и роли в политической системе страны. Статус политических партий закреплен в ст.29
На основе архивных материалов представлена деятельность политических и общественных организаций проправительственного (санационного) лагеря в период предвыборной кампании в сейм и сенат 1935 г. в
  Слишком многое в современном мире зависит от внешней политики. Большое количество различных внешних и внутренних факторов оказывают влияние на внешнюю политику современного демократического
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: