Образ восточного соседства: история Руси, России и СССР в современных польских учебниках для средней школы

Какое оно, соседство поляков и русских? «Близкое» или «далекое», «доброе» или «трудное»? В предыдущей статье я рассмотрела под этим углом зрения польские учебники по истории 40-90-х гг. ХХ в. Данная статья посвящена пособиям, используе­мым в польской школе сегодня. В настоящее время ученик, закончивший начальную школу (гимназию), продолжает обучение либо в общеобразовательном лицее, либо в профессиональных учебных заведениях (профилиро­ванном лицее или техникуме). При этом ученики, обучавшиеся в гимназии по разным учебникам, приходят в лицей с разным уров­нем знаний, которые приходится упорядочивать и приводить к об­щему знаменателю. Последние реформы в системе образования ставят и учителей, и учеников перед необходимостью совершать трудный выбор.

 

 

 

Новая система образования предусматривает два уровня освое­ния предмета - базовый (польск. zakres podstawowy, обязателен для всех учеников послегимназической школы) и углубленный (польск. zakres rozszerzony, для тех, кто будет сдавать экзамен по ис­тории на аттестат зрелости и собирается далее изучать историю в вузе). Для целей настоящей статьи мной были рассмотрены пять комплектов учебников (т. е. 25 % ото всех имеющихся изданий):
1) комплекты базового и углубленного уровней, выпущенные издательством «Выдавництва Школьне и Педагогичне» (Wydawnictwa Szkolne i Pedagogiczne, далее WSiP);
2) комплект учебников базового и углубленного уровней от из­дательства «Нова Эра»;
3) комплект учебников базового уровня, подготовленный Редакцией изданий для школы Государственного научного издательства (Wydawnictwa Szkolne PWN);
4) комплект учебников базового уровня, изданный Объедине­нием работников образования Польши (Wydawnictwo Stowarzyszenie Oswiatowcow Polskich).
Этот корпус включает учебники обоих уровней, построенные и по традиционному хронологическому (учебник Объединения ра­ботников образования Польши; учебники WSiP, базовый уровень) и по проблемному (все остальные) принципу, что позволяет охва­тить все возможные подходы к подаче материала.
Политические перемены в стране вызвали к жизни новую трак­товку России. Из «старшего брата» СССР превратился в нелю­бимого соседа. Более того, многие авторы склонны думать, что граница Европы и Азии проходит по Западному Бугу, так что в об­новленных учебниках можно найти лишь отрывочные сведения о Руси, России и Советском Союзе. Нередко опускаются ключевые факты, а те, что упомянуты, представлены необъективно. Изменил­ся также язык учебников.
Что же лицеисты узнают об обитателях России и ее правителях из этих новейших изданий?
Учебник Э. Випшицкой, Х. Маниковской, А. Маниковской и В. Менджецкого «История для всех» (PWN) имеет разделы, каса­ющиеся религии, культуры, экономики, политики и военных конфликтов. Я просматривала эти учебники в поисках сведений о конкретных персонажах российской/советской истории. Но таких сведений оказалось очень мало. Культура, экономика и даже воен­ные конфликты показаны главным образом на материале западной цивилизации.
В разделе, посвященном культуре Средневековья, помещена репродукция «Троицы» Рублева, причем сделано это для сопостав­ления византийского и западного искусства. Говоря о монгольской угрозе, авторы упомянули, что «до конца XIII в. они (монголы. -Т. М.) заняли северный и южный Китай, Корею, Бирму, всю Сред­нюю Азию и русские княжества». Три страницы посвя­щены Московскому государству, рассказ об истории которого начинается с сообщения о том, что до XV в. территория древней Руси находилась «под татарским контролем», а после освобожде­ния от этой зависимости «правители малозначимого Московского княжества, принадлежавшие к династии Рюриковичей, занялись собиранием русских земель».


 Иван III, сообщают авторы учебника, создал «основания для того, чтобы Москва играла роль "Третьего Рима", а ее правители - претендовали на власть надо всем христи­анством». На той же странице говорится об Иване IV Грозном, чья «патологическая жестокость при подавлении любой оппозиции» обернулась к концу его правления «упадком русской государственности». Сведения о Смуте сведены к одному предло­жению («Преодолеть структурный кризис позволило только вы­движение на престол в 1613 г. царя Михаила, основателя династии Романовых» - т. I, с. 298). Особое внимание уделено Алексею Михайловичу Романову, создателю централизованной государст­венной администрации, подражающей западноевропейским примерам. Описание деятельности этого царя позволяет перейти к рассказу о Петре I и Екатерине II. Из особ некоронованных упоми­наются лишь вожди крестьянских восстаний Степан Разин и Емельян Пугачев.
Также очень бегло представлена Россия XIX в. Учащиеся могут узнать только о трех царях - Александре I (он изображен на карти­не «Владыки Священного союза»), Николае I, который осуществил крестьянскую реформу (! - Т. М.) и Александре II, ставшем жерт­вой террористов в 1881 г. Данью традиции стало то, что при расска­зе о Ноябрьском восстании 1830 г. были упомянуты генералы Иван Дибич и Иван Паскевич.
Подводя итоги проделанному исследованию, приходится при­знать, что политика всегда находила отражение в учебниках по ис­тории. Польские учебники 1970-х гг. были насыщены идеологией. В 1990-е гг. доминировала политическая конъюнктура. Сегодня на­конец авторы производят тщательный отбор. Можно понять, что во времена «развитого социализма» действовали цензурные ограни­чения и любое своеволие пресекалось административными метода­ми. С исчезновением этих препон информации о прошлом России стало больше. Однако и в этих новых учебниках преобладала поли­тическая история со множеством недомолвок. Не многим лучше оказываются и современные учебники. Факты, замалчивавшиеся в 1970-е гг. и подробно излагавшиеся в 1990-е гг., теперь снова оказа­лись на полях. Такая селективность может быть причиной непони­мания польским обществом многих существенных проблем из истории России. Все чаще школьные учебники становятся источ­ником стереотипных оценок. Россияне (особенно политики), имеющие влияние на судьбу Польши и поляков, постоянно пред­ставляются в негативном свете. Попыток понять другую сторону явным образом не хватает.
Важно учитывать, что для большинства молодых людей школь­ный учебник является основным источником исторических знаний. Именно на основе учебников формируется историческое сознание. Как следствие оценки авторов пособий могут привести (и нередко приводят) к закреплению определенных мифов, стерео­типов и предубеждений, которые воспроизводятся из поколения в поколение. Некоторые авторы избирают самый осторожный путь -путь замалчивания тем и проблем, касающихся «нелюбимого» соседа на востоке. Таким образом возникает новый пробел в знании истории. Необходимо помнить, что школьные пособия имеют огромное влияние на жизненную позицию и поступки молодого человека. Это необходимо принимать во внимание каждому, кто со­бирается писать учебные пособия или просто книги, адресованные молодежи.

 


 Наконец, есть одна черта, которая связывает все учебники с 40-х гг. XX в. по наши дни. Это невнимание к простому россияни­ну, его проблемам, радостям и больным вопросам. Авторы пользу­ются обобщающими понятиями «русские/россияне», «крестьяне», «рабочие», «солдаты» (Красной армии) и т. д. На иллюстрациях, как правило, представлены царствующие особы. Обыкновенный человек за работой или дома появляется на фотографиях и рисун­ках очень редко.
Если бы мы собрали по всем рассмотренным учебникам все упомянутые имена, они составили бы весьма представительный список. Здесь и правители, и политики, и дипломаты, и револю­ционеры, все генеральные секретари ЦК КПСС, многие воена­чальники, наконец два президента Российской Федерации. Невозможно, чтобы польские школьники запомнили их всех. Лю­ди творчества и науки представлены значительно скромнее. Это два ученых (М. Ломоносов и Д. Менделеев), четыре художника (Андрей Рублев, И. Репин, А. Дейнека и Френз), четыре компо­зитора (П. Чайковский, Н. Римский-Корсаков, И. Стравинский и Д. Шостакович), пять поэтов (А. Пушкин, М. Лермонтов, В. Мая­ковский, С. Есенин и Б. Окуджава), семь писателей (А. Радищев, Н. Гоголь, И. Тургенев, Л. Толстой, М. Горький, Б. Пастернак и А. Солженицын), а также два режиссера (С. Эйнштейн и В. Пу­довкин). Было бы неплохо, если бы все эти фамилии появлялись во всех издаваемых учебниках.

 

12 февраля 2012 /
Похожие новости
      Если бы мы ставили цель просто доказать, что СССР был не империей, а федерацией, приведенных фактов было бы достаточно. Но наша цель - обна­ружить истину. И мы не можем
Монография, подготовленная под эгидой Шведского национального совета по проблемам рынка труда, посвящена политике на рынке труда Швеции.Масштабы и характер политики на рынке труда, отмечают авторы,
    Сразу скажем, что сборник следует признать весомым вкладом в становление РШЦ как научной и образовательной единицы мирового значения. В данном случае это не преувеличение, поскольку
Во Франции стране богатых культурных традиций процесс гражданского воспитания учащихся прослеживается наиболее наглядно. Французские педагоги осознают, что сохранение и развитие демократического
Русско-польские связи В XIX в. и начале XX в. в среде польской интеллектуальной элиты знание русского языка было повсеместным. На русском языке писали такие критики и публицисты, как В. Спасович и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: