Польско-российский диалог в перспективе евроинтеграции

Геополитические реальности «молодой» Европы (термин экс-министра обороны США Д.Рамсфелда), своеобразной срединной территории европейского континента (Mitteleuropa), представленной странами Восточной и Центральной Европы, чрезвычайно трудно поддаются научному анализу. Ариаднова нить исторической истины с большим трудом пробивается через бесконечные споры, взаимные обиды, притязания. Это во многом обусловлено тем, что ни один народ и ни одно суверенное государство этого региона после распада СССР не пережило периода расцвета, серьезно не улучшило свое благосостояние, не продемонстрировало устойчивости торжества демократических принципов, не создало уверенно развивающихся общественных систем.

Польско-российский диалог в перспективе евроинтеграции
Окончание холодной войны не дало ответа, как жить после нее. Спустя 20 лет после трагедий распада ни в одном из молодых государств не сложилась модель развития, приемлемая большинству населения. Поначалу новое руководство, пришедшее к власти в большинстве центрально-европейских и восточноевропейских стран, стремилось как можно дальше удалиться от России. Новая Россия отождествлялась с Советским Союзом, ей приписывали немыслимые угрозы и тайные планы. В результате в три волны (1994 г., 1997 г., 1999 г.) эти страны были в большинстве своем поспешно приняты в НАТО и Евросоюз. Тогда казалось, что это единственное условие обеспечить национальную безопасность, надежный способ повысить благосостояние, учредить демократический правопорядок и занять свое место в мировом разделении труда.
Значительная часть острой дискуссии о прошлом, о проблеме вины протекает между Польшей и Российской Федерацией. Польша  самая крупная в экономическом отношении и по численности населения восточноевропейская страна, которая испытала последствия кризиса 20082010 гг. с несколько меньшей катастрофичностью, чем другие страны центра и востока Европы.
Противоречивые взгляды на исторические события XX столетия и, особенно, на период Второй мировой войны, бытующие сегодня в Польше и в Российской Федерации, особенно ярко обозначились в праздновании двух дат: начала Второй мировой войны (1 сентября 1939 г.), что отмечалось в Варшаве, и празднования 65летия Победы в Великой Отечественной войне Советского Союза. Сентябрь 1939 г.  дата нападения Гитлера на Польшу, которую в официальной историографии называют началом Второй мировой войны, по мнению автора, относится только к европейскому театру военных действий. Здесь даже для Европы необходима коррекция  к этому времени уже была растерзана нацистами Чехословакия, состоялся аншлюс Австрии. Но в Польше на уровне стереотипа общественного сознания бытует мнение, что поляки  главные жертвы Второй мировой войны.
Итоги Второй мировой войны и память о ней оказались более сильными и мучительными, чем любая другая война XX столетия. Однако тема победы как нравственно-этическая тема берет безусловно верх над линией поражения и каталогизацией взаимных обид. Иначе и быть не может, ибо канонизация обид и поражений питает чувство мести, а это чувство в глобальном масштабе  инициатор всех конфликтов, начало новых войн, в которых уже не будет побежденных и победителей.
Английский историк Норман Дэйвис, описывая эти события, говорит о том, что Франция и Великобритания требовали от Польши «продержаться» две недели, а потом они придут на помощь. Поляки, говорит Дейвис, продержались более двух недель и этим выполнили договоренность. Франция и Великобритания уклонились от исполнения обещаний*.
За две недели кровопролитных боев против Гитлера Польша, несмотря на неравенство вооружений, оказала достойное, героическое сопротивление.
Немецкие армады включали 2500 танков (у поляков 150), 2000 современных военных самолетов (у поляков 400).
Они обрушились на Польшу внезапно. Немцы подготовили великолепное тыловое обеспечение, а польская армия вынуждена была вступить в бои, не подготовив соответствующего тыла3.
Полякам тут нечего стыдиться. Государство, осуществляющее агрессию, всегда готовится более скрыто и тщательно, чем государство  жертва агрессии. Поскольку большая часть такой подготовки ведется строго секретно, постольку непосредственное начало агрессии всегда неожиданно. Именно этой неожиданностью историки Советского Союза и Соединенных Штатов объясняют массовые отступления советских войск на восточноевропейском фронте, а американских войск  в районе Тихого океана.
По данным авторитетных источников, с начала войны (1 сентября 1939 г.) и до 1 октября 1939 г. Польша потеряла порядка 17 000 убитыми.
В документах, приведенных в двухтомнике «Польское подполье. Октябрь 1939 г. июнь 1941 г.» (совместное издание. Варшава  Москва, 2001 г.), указано, что польское подполье, действовавшее на территории Польши, Западной Белоруссии и Западной Украины, потеряло около 40 000.
Конфликтные ситуации в польско-российских отношениях не помешали, однако, восстановить в период войны дипломатические межгосударственные отношения между правительством СССР и правительством Польши, находившимся в эмиграции в Лондоне. Уже в 1941 г. обе страны стали участниками антигитлеровской коалиции, однако постоянный спор за территории Западной Белоруссии и Западной Украины серьезно омрачал эти отношения. В польском общественном сознании как в период Второй мировой войны, так и сегодня весьма популярна «Ягеллонская традиция» строительства Польши «от моря и до моря».
Пилсудский при обсуждении договора между РСФСР и Польшой в Риге в 20м году требовал восстановления Польши в границах 1772 г., игнорируя правовую ситуацию: Великое Княжестве Литовское входило в Первую Речь Посполитую не как часть польского государства, а как суверенный субъект федерации, сохранивший свои самоуправление и правопорядок, вплоть до раздела Польши и даже Польских восстаний 30х  60х годов XIX в. Требования польского эмиграционного «лондонского» правительства о том, чтобы территории Западной Белоруссии и Западной Украины снова вошли в состав Польши после разгрома фашизма, помешали развить польско-советские отношения полноценно и на основе взаимоуважения.
Представляется, что значительную часть обид, недоразумений и попыток переписать историю Польши и других стран Восточной и Центральной Европы можно объяснить их современным подчиненным положением как граждан и стран второго сорта в составе Евросоюза и НАТО.
Единственным фиксируемым результатом их участия в этих союзах является пока то, что военнослужащие армий этих стран участвуют, чаще всего против своей воли и вопреки национальным интересам, в агрессивных действиях НАТО: в Югославии (1999 г.), в Ираке и Афганистане сегодня.
Польско-российский диалог в перспективе евроинтеграции
Великие славянские культуры тянутся друг к другу. Художественные выставки, фестивали кинофильмов и другие культурные мероприятия обеих стран вызывают живейший интерес и в Польше, и в России. Надо думать, что в развитие гуманитарных контактов и связей немалый вклад внесет и Российско-польский форум общественности, который, согласно решениям премьер-министров России и Польши В.В.Путина и Д.Туска, возобновил работу в прошлом году после длительного перерыва.
«Перезагрузка» российско-польских отношений сегодня уже не пропагандистское клише, а реальный, хотя и достаточно трудный и противоречивый процесс.
В случае успеха российско-польского диалога к нему могут присоединиться прибалтийские страны (Литва, Латвия, Эстония), а также Белоруссия, Украина, Грузия. Это может привести к формированию центрально-европейской и восточноевропейской идентичности как особого региона  важного идейно-теоретического, культурного компонента общеевропейской интеграции, с помощью которого страны, входящие в Евросоюз, преодолеют свое вторичное, подчиненное положение в них и сумеют наработать механизмы более успешной защиты своих интересов как в ходе европейской интеграции, так и в общемировых масштабах.
Нынешнее поколение граждан восточно и центрально-европейских стран не могут нести ответственность за деяния их прадедов и отцов. История этой части Европы всегда писалась, к сожалению, большой и малой кровью, а народы становились жертвами крупных геополитических, цивилизационных коллизий между Западом и Востоком.
Тем не менее, объединенная Европа, настроенная на то, чтобы влиять на мировое развитие «мягкой силой» (soft powei), намерена давать пример миру о путях и способах достижения благополучия, социальной гармонии, что невозможно без преодоления старых обид.
Сейчас у России и Польши нет совместных границ, и их старые споры должны рано или поздно уступить место новым заботам о мирном будущем их народов.
 

10 февраля 2012 /
Похожие новости
    Co времен Венского конгресса Польша, благодаря своей значитель­ной территории и особому географическому положению, занимала важное место во внешней политике Великобритании, которая
В конце 1995 г. в Варшаве состоялась международная научная конференция, в которой участвовали польские, немецкие и российские специалисты. По материалам конференции Центр восточных исследований
  В начале 1990-х гг., после стремительных и отчасти катастрофических событий, сопровождавших распад СССР и крушение мировой системы социализма, абсолютно все европейские страны (и не только
  Почему-то многие стали забывать: - о достаточно агрессивной политике правительства буржуазной Польши к Советскому государству в период 1918-1939 гг.; - о судьбе советских военнопленных,
Говоря о предпосылках Второй мировой войны, нельзя не обратить внимания и на безрассудное поведение правителей тогдашней Польши, вслед за Гитлером пославших войска в Чехословакию для оккупации части
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: