Католицизм и политическая власть в коммунистической Польше, 1945-1989гг.: Анатомия освобождения

События 1989 г. в Восточной Европе, последующий распад СССР открыли новую страницу европейской и всемирной истории. Ушло в прошлое начавшееся в 1945 г. противостояние двух блоков, Востока и Запада. Ушли старые проблемы, но возникли не менее острые новые, истоки их коренятся в прошлом. Без изучения этих корней' нам вряд ли удастся постигнуть всю глубину кризисных явлений, охвативших Центральную и Восточную Европу и бумерангом бьющих по пока что относительно благополучным странам Запада.
Весьма поучительна в этом смысле история Польши после 1945 г. Сохранявшиеся довольно сильные позиции католической церкви обусловливали уникальность страны в ряду других стран восточного блока. Да и сама политика церкви там оказалась настолько гибкой, что помогла не только сохранить, но и упрочить позиции католицизма, что происходило на фоне бурно развивавшегося после второй мировой войны процесса секуляризации в развитых странах. Более того, все сколько-нибудь заметные оппозиционные движения (вспомним события 1956, 1970, 1980 гг., подготавливавшие поворот 1989 г.) так или иначе попадали под крыло католической церкви. Отсюда ее особая роль в освобождении Польши из-под коммунистической власти.

Этим историческим процессам посвящена книга германского слависта, историка Леонида Люкса, профессора Кельнского университета, заместителя директора восточноевропейской редакции радиостанции "Немецкая волна". Выбор темы вовсе не случаен: Л.Люкс, родившийся в России, закончил затем среднюю школу в Польше и защитил диссертацию "Возникновение коммунистической теории фашизма" в Мюнхенском университете. Специализируясь в области истории Восточной Европы, он опубликовал несколько десятков научных работ, в том числе по истории и политической культуре России (недавно на русском языке вышел сборник его статей "Россия между Западом и Востоком" - М.: Московский философский фонд, 1993). Л.Люкс давно занимается и польской историей и политической культурой, и его книга подводит своеобразный итог этим занятиям.
Польша принадлежит к тем восточноевропейским государствам, в которых общество в борьбе против абсолютистской власти коммунистов смогло добиться впечатляющего успеха, отмечает автор во "Введении". В поисках объяснения этого многие исследователи обращаются к историческим корням, к которым восходит польская современность: к присущему полякам стремлению к свободе, приверженности демократическим традициям, опыту многолетней борьбы за независимость. Упомянутые объяснения тем не менее оставляют многие вопросы без ответа. Демократическими традициями и освободительной борьбой не меньше, чем Польша, отличались также Венгрия и Чехословакия. Однако лишь Польше был присущ особый феномен - польский католицизм. "Этому феномену и совершенно необычным для коммунистических государств взаимоотношениям между государством и церковью и посвящена данная книга" .
Автор прослеживает развитие отношений между католической церковью и польским коммунистическим государством в следующие хронологические отрезки: 1945-1953, 1956, 1966-1970 гг., чтобы затем более подробно остановиться на событиях 70-80-х годов, в особенности на "самоограничившейся революции" 1980-1981 гг., и последующих событиях 80-х годов, завершившихся победой оппозиции 1989 г. (композиция глав более или менее соответствует этой хронологии). Люкс делает оговорку, что в первую очередь он рассматривает развитие политической культуры польского католицизма, не затрагивая внутрипольскую дискуссию между верующими и атеистами по поводу приемлемости религиозных истин и другие теологические и внутрицерковные проблемы. Во главу угла исследования ставится вопрос, почему такая в глазах критиков недемократическая и нетолерантная организация, как католическая церковь, смогла внести огромный вклад в освобождение польского общества от опеки коммунистического государства.

Католицизм и политическая власть в коммунистической Польше, 1945-1989гг.: Анатомия освобождения
Анализируя подходы своих предшественников, автор пишет, что многие из них видели в католической церкви оплот сопротивления коммунистической диктатуре, упорного защитника интересов общества против тоталитарных устремлений режима. Для других, напротив, институт церкви представлялся помехой в борьбе с опекой государства. Верная своим традициям церковь в коммунистической Польше была связана с правящими кругами, считает, например, известный критик польского режима профессор Лешек Новак. В решающих кризисных ситуациях епископы защищали закон и порядок и бросали мятежный народ на произвол судьбы, утверждают другие исследователи. И на деле церковь после 1945 г. играла двойственную роль, будучи, с одной стороны, защитником, а с другой, - усмирителем критически настроенных к режиму сил. Она заботилась о том, чтобы огонь сопротивления в стране никогда не погас, но и о том, чтобы он не превратился в опасное пламя.
В споре с аналитиками, утверждавшими, что советское присутствие в Восточной Европе будет недолговечным (Дж.Кеннан), и теми, кто считал, что восстания в контролировавшихся Советским Союзом странах подготавливали слом коммунистических режимов (из них автор выделяет наиболее значимые на его взгляд события 1956 г. в Венгрии), Люкс четко обозначает свою позицию: "Распад восточного блока в 1989 г. произошел в первую очередь не по причине давления снизу, а скорее стал следствием новой внешнеполитической концепции советского руководства, которое уже не считало своевременной доктрину Брежнева" .
Относительно беспроблемный контроль стран Центральной и Восточной Европы со стороны Москвы был не в последнюю очередь вызван тем, что коммунистам в этих странах удалось атомизировать общество и подавить оппозиционные институты, стремившиеся противодействовать государству. Польская католическая церковь представляла собой единственное исключение во всей сфере господства Москвы. Начиная с "оттепели" 1956 г. она оказывала все возрастающее влияние на развитие страны, хотя в то же время ей было довольно трудно определить свое место в политической структуре государства.
Польский католицизм нельзя рассматривать лишь как религиозный феномен, так как в отличие в религиозных организаций других коммунистических стран он не позволил загнать себя в церковное гетто. Церковь приспособилась к правилам игры коммунистического режима, который из-за недостаточной легитимации своего господства старался избегать четкого определения соотношения сил. Впервые попытку узаконения конституционным путем своей монополии на власть Польская объединенная рабочая партия (ПОРП) предприняла лишь в середине 70-х годов, десятилетие спустя после своего основания. Церковь, не оспаривая соотношения сил в целом, использовала эти устремления в своих интересах, расширив сферу своей деятельности. Она предвосхитила тем самым образ действий возникших в конце 60-х годов восточноевропейских гражданских движений. Последние также попытались обрести свободу действий на "периферии власти". Они избегали фронтального противостояния режиму, концентрируя усилия на отвоевании определенных общественных сфер. Подобная тактика могла возникнуть лишь в результате десталинизации. Она была бы немыслимой при сталинистских режимах, требовавших от своих подданных полной идеологической идентификации.
При сравнении польского католицизма с восточноевропейски­ми гражданскими движениями, пишет далее Люкс, не следует забывать, что они, кроме движения "Солидарность", оставались чисто периферийными феноменами, оказавшимися не в состоянии решающим образом воздействовать на политические события в своих странах. Напротив, польская церковь превратилась в заметный, в отдельных случаях даже решающий фактор в стране, сделалась равносильным контрагентом и партнером режима. И в этой своей двойственной функции - как фактор, дестабилизировав­ший режим, - она и рассматривается в рецензируемой книге.
В исследовании автор опирается на широкий круг источников. Прежде всего, это католическая польская пресса, издания нонконформистских группировок левого направлении . и другие публикации. Автор также использует работы историков, политологов, социологов, теологов и публицистов, освещавших ранее рассматриваемые проблемы. Список источников весьма впечатляющ, а справочный аппарат занимает едва ли не четверть общего объема книги. В качестве одного из важных источников в книге широко используются беседы автора с виднейшими польскими политиками -от Тадеуша Мазовецкого и Адама Михника до Леха Валенсы.
Книга Леонида Люкса, конечно же, является заметным вкладом в изучение эпохальных событий последних лет на Востоке Европы. Пока что вышло не так уж много книг, в которых европейские и американские ученые пытаются дать оценки случившемуся, спрогнозировать будущее. Господствовавшие еще недавно повсеместно легковесные публицистические выкладки уступают место научно обоснованным идеям и концепциям.

03 февраля 2012 /
Похожие новости
    Книга Марио Роза, известного специалиста в области истории католицизма, - это сборник авторских работ 1981-1994 гг. Стержневая идея сборника (и об этом пишет автор во введении) -
  В первой главе " От доктрины Брежнева * к равноправию и самостоятельности" прослеживается процесс пересмотра сущности взаимоотношений между соцстранами, основанными на "коллективной
  Июнь 1948 г. стал поворотным моментом в формировании совет­ского блока и развитии американской доктрины «сдерживания». Од­ним из факторов, оказавших влияние на эти
Всеобщей практикой в польской социологии после 1989 г. считает Анна Сосновска (Школа социальных наук), является интерпретация социальной истории Польши и текущих изменений с помощью категорий,
К научному наследию Николая Ивановича Кареева по сей день постоянно обращаются философы, социологи, историки. Что касается последних, то среди них преобладают медиевисты и новисты. Гораздо меньше
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: