Трансформация Европы: социальные условия и последствия

Настоящий сборник представляет собой совместный проект польских и финских социологов, посвященный анализу современных трансформаций в Европе. Особый акцент делается на двух переходных процессах: интеграция Западной и Северной Европы, которая порождает комплекс экономических, политических и социальных проблем и адаптации; Восточная Европа сталкивается, в свою очередь, с попытками построения политической демократии и создания эффективной рыночной экономики после 50 лет коммунистического режима, восстановления социальных организаций и институтов, направленных на поддержание социального порядка в переходный период, а также с новыми ожиданиями и стрессами повседневной жизни.
Проблемы европейской трансформации исследуются на основе польского и финского опыта с компаративной точки зрения. Авторы пытаются анализировать процессы, происходящие в обществах своих стран, в контексте широкой группы наций со сходными проблемами. Так, польское общество рассматривается в сравнении с другими посткиммунистическими странами, а Финляндия - в более широкой скандинавской перспективе.

Большинство авторов сборника принимают теории среднего ряда (middlerange theories) как отправной пункт для компаративных исследований. И польское, и финское общества пережили такие крутые перемены, что прагматический подход в рамках теорий среднего ряда развился большей частью сам по себе: коллапс социализма и жизнь в самом центре европейской формации не способствуют развитию фундаментальных теорий, исследования направлены скорее на четкие определения, проверяемые гипотезы и эмпирические данные.
Первая часть сборника открывается общим анализом отношений, существующих между социологией и современным государством. Эрик Аллардт в статье "Главные направления в обществе и социологии" описывает две фундаментальные функции социологии: поиски истины и идеологическая функция. Социология никогда не была или только наукой, или только полем борьбы интеллектуалов за легитимацию идеологий. Методология социальной науки, в свою очередь, никогда не развивалась независимо от идеологий, однако многие социологи рассматривали ее как самодостаточную деятельность и самоцель. Идеологическая и символическая функции с политическими последствиями сочетались всегда с функцией истины: жизнеспособность основных положений проверялась независимо от их идеологической подоплеки, и многие социологи целиком погружались в задачу верификации и фальсификации таких положений; с другой стороны, реальные утверждения часто формулировались в контексте идеологически окрашенной модели общества. Преобладание каждой из функций периодически менялось. В социологии последних лет часто подчеркивается, что необходимо перестать рассматривать социальную систему как изолированную и самодостаточную единицу (И.Валлерстайн, Ш.Айзенштадт, А.Гидденс).

Автор выдвигает три основных понятия, которые не использовались ранее для анализа трансформационных процессов в странах бывшего советского блока. Они происходят из знаменитой дихотомии Ф.Тенниса "общность/общество" и из веберовских концепций ассоциативных и общинных связей. Эти понятия: ассоциативные связи, общинные связи, коммунитарные связи. Первые два представляют собой в веберовском смысле "чисто" идеально-типические конструкции. Они акцентируют внимание на определенном наборе характеристик, которые в реальности редко встречаются во всей их полноте и в высокой степени интенсивности. Третье понятие, коммунитарные связи, представляет собой смешанный тип характеристик и находится ближе всего к реальности.
Общинные связи имеют другую природу: индивид врожденно привязан к ним. Индивиды интегрируются в группу через набор символов, ценностей и верований, которые обеспечивают высокую степень лояльности и преданности группе.
Третий тип - коммунитарные связи  - смешивает характеристики ассоциативных и общинных связей. Свобода доступа в группу сочетается с принятием некоторых ключевых ценностей. Коммунитарные группы направлены на усиление кооперации как внутри группы, так и между группами. Процедуры разрешения конфликтов сочетают два элемента: ссылка на некую главную "человеческую ценность" и вовлечение прагматических принципов, развитых в течение длительной практики.
Восточно-центральные государства - самая сложная для описания группа. Уровни экономического благосостояния и требований к социальной защищенности зависят в основном от национальных особенностей в социальной политике, которые, в свою очередь, связаны с социально-экономической эволюцией этих стран. Хотя в целом уровень социальных расходов в этих странах значительно ниже, чем в скандинавских, тем не менее они имеют много общих черт, свойственных государству всеобщего благосостояния, например, "государственность", даже более характерную для экономик этих стран, чем для экономики в скандинавских странах, женское участие на рынке труда, низкий уровень безработицы.
Несмотря на глубокие различия в отдельных системах благосостояния в Европе и на то, что основная ответственность за социальную политику остается на национальном и локальном уровнях, существует тенденция к "гармонизации систем социальной защиты", развитие которой автор видит в "гармонизации системы налогообложения". Последняя сводится в конечном счете, к установлению некоторого среднего для западноевропейских стран уровня налоговых ставок. Общее развитие европейских стран автору видится в направлении континентальной модели социального обеспечения, включающей такие параметры, как соотношение уровня заработка и занятости, развитие системы поощрения в большей степени, чем налогообложения.
Процессы революционных изменений в политическом и экономическом устройствах сопровождает возникновение новых политических элит. Этой теме посвящена статья А.Каминского и И.Курчевской "Институциональная трансформация в Польше: Возникновение кочевых политических элит". Статья рассматривает отношения между характером элиты и стратегиями, используемыми при формировании нового институционального порядка в Польше. Процессы создания институционального порядка могут принимать форму: а) мирного урегулирования ситуаций по мере их возникновения, т.е. оппортунистическое институциональное построение, или б) целенаправленного проекта.
Проблеме разной социальной реакции на радикальные социальные изменения в результате коллапса коммунистической системы посвящена статья Э.Внук-Липинского "Фундаментализм против прагматизма: Два ответа на радикальные социальные изменения". В самом начале радикальных изменений подавляющее большинство населения в странах Центральной и Восточной Европы отвергало коммунистическую систему, принимало идею построения демократии и рыночной экономики. Это большинство на самом деле являлось социальной базой лишь для первоначальной стадии посткоммунистической трансформации, связанной с общей надеждой на лучшую жизнь, а не туманной идеи повседневного функционирования демократического порядка, не говоря уже о правилах рыночной экономики. Коллапс коммунистической системы привел к широкому кризису социальной идентичности. Симптомы этого процесса можно наблюдать во многих странах, и до некоторой степени они естественны.
Определенная модель отклика на радикальные изменения, происходящие на микроуровне, порождает репрезентативные силы на меццо-уровне и пропорционально мобилизации сторонников на микроуровне влияет на макроуровень.
Фундаменталистский тип в плюралистическом обществе имеет следующие черты: основан на определенном наборе ценностей ( это могут быть религиозные, национальные ценности, свобода и пр.); порождает у своих последователей дихотомическое видение реальности ("мы" - "они"); стимулирует возникновение партии противников, которая также принимает форму фундаментализма, основанного на также избранных, но противоположных ценностях; не оставляет пространства для компромисса с другими фундаменталистскими типами реакции.
В настоящий момент можно выделить следующие пары фундаменталистских реакций на нормативную базу нового социального порядка: религиозный • светский; специфически национальный - универсальный европейского типа; социалистический - либеральный, с минимальным вмешательством государства. С прагматической точки зрения не столь важны ценностные основания государства, если они не мешают возможности достижения определенных целей, связанных со специфическим групповым интересом.
Прагматизм и фундаментализм, вероятно, типичные отклики на любое социальное изменение. Но особенно ярко они появляются на общественной сцене во времена переворотов, когда потрясаются и разрушаются старые, устоявшиеся нормативные системы социального порядка и когда больше не работают старые правила игры в жизненный успех.

29 января 2012 /
Похожие новости
Политическое сознание и политическая культура составляют духовный компонент политической системы общества. Их час­тичное совпадение и различие является скорее концептуальным, чем предметным.
    В статье освещаются социально-экономические проблемы и происходящие концептуальные изменения в структуре «социального государства», а также направления будущих реформ в социальной
Анализируется государственная социальная политика в странах Западной Европы, в первую очередь в ФРГ и Швеции, считавшихся до конца ХХ в. образцовыми в решении общественнополитических проблем,
Всеобщей практикой в польской социологии после 1989 г. считает Анна Сосновска (Школа социальных наук), является интерпретация социальной истории Польши и текущих изменений с помощью категорий,
По мнению Эдмунда Мокшицкого, характерной чертой социальной политики в современной Польше является "попытка соединить в рамках одной системы достижения социализма и новые задачи, связанные с
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: