Контент-анализ возражений на протесты по выборам в сейм 1938г. в Польше

Несмотря на принципиальные различия между историческими и социологическими исследованиями, представляется возможным применить социологический метод контент-анализа для исследования исторических источников. Один из основоположников этого метода Б. Берельсон следующим образом характеризовал его: «Контент-анализ является методом исследования, служащего объективному, систематическому и количественному описанию явного содержания сообщений».

Объектом контент-анализа могут быть документы, связанные с выборами в Сейм 1938 г. в Польше, которые хранятся в Архиве Новых Актов в Варшаве: протесты на выборы и возражения на эти протесты. Находящееся в фонде 5 (Бюро Сейма Польской Республики) дело включает в себя 343 страницы документов. Общее количество протестов на выборы 23 из 13 избирательных округов (всего было 104 округа).

Юридические основания для внесения возражений на протесты давались в положении о выборах в Сейм от 8 июля 1935 г. В соответствии с ним, в случае внесения в окружную избирательную комиссию протеста на выборы, устанавливался «семидневный срок для внесения возражений», после чего протесты и возражения высылались в Верховный суд, а копии в Бюро Сейма (именно они подвергнуты контент-анализу). «Верховный суд рассматривает дела о выборах как срочные», гласило положение о выборах. Если суд выносил решение о нарушении закона, повлиявшем на результат выборов, они признавались недействительными в округе или участке. Последние в истории меж-военной Польши выборы в Сейм в октябре 1938 г. происходили в период Мюнхена и в условиях бойкота оппозицией недемократических выборов.

Проправительственный лагерь стремился любыми средствами добиться как можно большего участия избирателей в выборах для демонстрации поддержки своей политики со стороны польского общества. Для привлечения избирателей к выборам использовалась проправительственная организация Лагерь национального объединения (ОЗН). Представляя авторов возражений, обратим внимание на их число в отдельных округах: 13 и 40 в округе 31, более 20 в каждом из 3 возражений в округе 20, т. е. значительно больше, чем протестующих. В округе 30 на протест, подписанный 22 лицами, 9 человек поставили свои подписи под возражением. Лишь в двух возражениях сообщались должности или профессии их авторов: вице-президент города, врачи, адвокаты, ксёндз, т. е. лица высокого социального положения. В 9 возражениях сообщалось о роли их авторов в выборах: избиратели, члены избирательных комиссий, доверенные лица победившего кандидата в депутаты, представители ОЗН. Авторы каждого возражения просили об отклонении протеста, как не имеющего под собой оснований, необоснованного, голословного, несущественного, несерьезного, неправильного, содержащего неточные данные, вымышленные или нереальные обвинения, обвинения, не имеющие существенного влияния на результаты выборов и т. д.

В большинстве возражений на протесты (18 из 22) заметно негативное отношение к авторам протестов; ставились под сомнение их достоинство и добросовестность, а также сами поводы протестов. В одном из возражений из округа 50 ставилось под сомнение даже само существование авторов: «Кто был автором этого протеста, неизвестно...», поскольку два лица, обозначенные как авторы в начале текста протеста, не подписали его, и инициаторы нашли других лиц, которые, не читая, подписали протест. Тем самым из 7 человек, перечисленных в начале протеста как его авторы, подписали протест всего трое, а всего было поставлено под протестом 5 подписей 1. Авторы иных возражений ставили под сомнение желание подавать протесты их авторами и их полномочия. В округе 82 автор возражения писал: «Есть сомнения также, на самом ли деле у избирателей, которые подписали протест, было желание этот протест подать», поскольку свидетель сообщил, что «подписи под протестом собирались без разъяснения избирателям, под чем ставят свою подпись»2. Авторы одного из возражений в округе 20 подчеркивали, что протестовавшие живут вне избирательных участков, которых касался их протест, вследствие чего «возникают обоснованные сомнения, имели ли они право выбирать, а следовательно, пользуются ли они вообще правом подавать протест».

 
В возражениях акцентировались личностные мотивы протестов и стремление всеми способами добиться избрания своего кандидата. В возражении из округа 30 отмечено, что протест не является выражением мнения «мира труда» (как писали о себе авторы протеста), а выражает позицию «ничтожной горстки недовольных, которые, присваивая себе звание представителей мира труда, поставили себе цель поддержать в нынешних выборах всеми доступными средствами одного из своего круга»4. В одном из возражений из округа 31 подчёркивалось, что обвинения в протесте являются «всего лишь результатом обманутых надежд и свидетельствуют о личных стараниях некоторых заинтересованных личностей...». В целом авторы возражений на протесты оценивали деятельность избирательных комиссий как соответствующую закону (19 возражений). В части возражений признавалось, что в деятельности избирательных комиссий имели место некоторые нарушения (в том числе в двух случаях в пользу проигравшего кандидата), не повлиявшие, впрочем, на результаты выборов. В возражении из округа 86 подчеркивалось, что «если в день выборов были спорадические отклонения» от закона, то они устранялись, «очень серьезных нарушений в этом направлении не было» 2. В возражении из округа 48 обнаружение в урне одного из участков на 5 бюллетеней больше, чем количество избирателей (явная фальсификация), трактуется лишь как ошибка комиссии, не повлиявшая на итоги голосования.
В возражении из округа 49 председатель участковой избирательной комиссии сообщал о своём решительном противодействии незаконному предложению со стороны доверенного лица проигравшего кандидата: «Я жестко отчитал п(ана) Боровского, за что он по сей день чувствует в отношении меня обиду»3.Авторы возражений, стремясь показать объективность, неохотно декларировали свои симпатии к проправительственным кандидатам. Лишь в одном возражении (из округа 30) демонстрировалось благожелательное отношение к такому кандидату В. Длугошу; он представлялся как активный общественно-политический деятель, который вел предвыборную кампанию только в соответствии с законом, благородно по отношению к своим конкурентам. Предложения отреагировать на незаконные методы борьбы иных кандидатов встречались «всегда с его стороны с отказом, и неверием в то, что со стороны какого бы то ни было из кандидатов, методы предвыборной демагогии, с которыми борются в Польше уже более десяти лет, могли быть использованы» 6. В 5 возражениях о кандидатах-победителях упоминалось нейтрально. Возражения на протесты писались языком официальным, как правило, без каких-либо эмоций и риторики. Небольшое число возражений отличается клеймением противников и апологией проправительственных кандидатов, повторением в одном возражении одних и тех же оценок и доводов, подробным рассмотрением каждого отдельного обвинения протеста (их могло быть до нескольких десятков). Стиль изложения в возражениях свидетельствует, о том, что их авторы были людьми образованными, многие юристами.

 
Сложной является проблема проверки правдивости возражений, в том числе в связи с тем, что не найдены решения Верховного Суда по этим делам. Используя опосредованные методы, можно допустить, что Верховным Судом все протесты были отклонены, поскольку не было признано недействительным избрание ни одного депутата 6 ноября 1938 г., не были объявлены новые выборы ни в одном из избирательных округов. Добавим также, что на папках с протестами и возражениями из округов 77 и 86 написано от руки «Верховный Суд 10/6 - 39 г. отклонено», а из округа 82 - знак вопроса. Несмотря на это, нет оснований для утверждения того, что во время выборов в Сейм 1938 г. не имели места случаи нарушения закона. В распоряжении автора имеются материалы, которые доказывают наличие нарушения закона местными властями и избирательными комиссиями во время избирательной кампании и выборов 1938 г.: архивные документы вышестоящих властей, рекомендующие местной администрации «сделать» определенную явку на выборы, поощрения нарушений закона в целях достижения на выборах желаемого результата, свидетельства оппозиционных партий о нарушении закона и т. д., данные оппозиционной прессы.
22 января 2012 /
Похожие новости
  Автор статьи рассматривает проблему правового статуса политических партий Греции с точки зрения их места и роли в политической системе страны. Статус политических партий закреплен в ст.29
  Выборы в Индии начались в среду с самого многонаселенного штата Уттар-Прадеша, где они продлятся целый месяц. Явка избирателей превысила 60%, что является достаточно хорошим показателем.
На основе архивных материалов представлена деятельность политических и общественных организаций проправительственного (санационного) лагеря в период предвыборной кампании в сейм и сенат 1935 г. в
  Одним из важных аспектов парламентских выборов является их финансирование - как организации выборов государством, так и предвыборных кампаний их участников. Финансирование выборов не всегда
    Общеизвестно то, что парламентские выборы 1989 г. в Республике Польша были договорными (контрактными), что стало результатом политического компромисса правящих сил и оппозиции.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: