Образ Цезаря в социокультурных условиях ХХ века

 

При анализе рецепции античности культурой ХХ в. образы ряда персонажей вызывают наибольшую сложность. Если такие персонажи, как Спартак или Клеопатра, дошли до нас в легендарном обличье, а основанием для легенды служит весьма ограниченный круг источников (античных авторов), собственно, и сформировавших традицию, от которой идет современная интерпретация; если такие персонажи, как Меценат или Герострат, сегодня интересны лишь как люди, давшие свое имя неким социокультурным явлениям античности, пережившим свою эпоху и адаптированным европейской цивилизацией последних пяти веков, а это, в свою очередь, лишь следствие ограниченности материала источников о событиях реальной жизни, о биографии этих персонажей, то Александр или Цезарь, также ставшие легендами на протяжении двух с лишним тысячелетий, имеют в историописании биографическую традицию, сложившуюся в античности и дошедшую до нас, а Цезарь оставил даже собственные сочинения (записки), также ставшие историческим источником. Такое богатство источниковой базы не могло не отразиться на особенностях восприятия образа, в данном случае  Цезаря, в массовом сознании и культуре ХХ века.

Образ Цезаря в социокультурных условиях ХХ века

Главная особенность  это наличие большого количества научных трудов, так или иначе связанных с Цезарем. Сотни и сотни специальных сочинений о произведениях Цезаря как историческом источнике, о военном искусстве Цезаря, о конкретных событиях его политической карьеры, о взаимоотношениях с соратниками и противниками и т. д. появляются каждое десятилетие в разных концах света. Но важнее подчеркнуть другое: есть большое количество историкобиографических сочинений, посвященных Юлию Цезарю. Самое важное для нас, что эти сочинения неоднократно повторяются, переводятся на другие языки, что может означать только одно: исторические биографии Цезаря стали элементом массового спроса, эти научные сочинения потребляет широкая читательская публика. Так, в 1994 г. во Франции в популярной исторической серии «Que saisje?» крупнейший французский антиковед Я. Ле Боэк выпустил очередную биографию, поставив перед собой задачу «реконструировать жизнь Цезаря» . Последний пример такого рода  монография известного французского антиковеда, бывшего профессора университета Бордо Робера Этьена «Юлий Цезарь» . Это серьезное монографическое исследование, изданное во Франции в 1997 г., сразу же получило отклики в специализированных журна лах . А у нас через несколько лет книга переводится и издается в серии «ЖЗЛ» , которая считается научнопопулярной.

В этой статье хотелось бы остановиться на небольшом отрезке времени в ХХ в., который с точки зрения восприятия образа Цезаря дает богатый материал. Речь идет о тоталитарных режимах 2040х гг. в странах Западной Европы .

Нужно подчеркнуть, что в европейской культуре ХХ в. представление о Цезаре сложилось под воздействием двух несовместимых точек зрения . Одна из них  Т. Моммзена   может быть обозначена как апологетическая, другая  Г. Ферреро  может быть определена как «революционноромантическая» (в духе того, как Блок писал о Катилине). «Продолжают выходить в огромном количестве биографии Цезаря, в которых более или менее глубоко исследуются социальные основы его власти, но личность, в сущности, рассматривается традиционно с двух точек зрения...», восходящих к Моммзену и Ферреро .

Интересно, что на рубеже XIX  XX вв., в условиях кризиса западной цивилизации, «Заката Европы», О. Шпенглер вдруг обратил свой взор на Цезаря, считая, что такой диктатор может встать над всякими партиями, повести за собой массы. Вопрос только  куда повести? Ведь тот же Шпенглер очень благосклонно отнесся к новому Цезарю Италии  Бенито Муссолини (позже, правда, он отрекся от него). Квартиры на сутки в Иванове по самым лучшим ценам на сайте hotelsmini.ру

Именно Муссолини не только попытался возродить некоторые ритуалы и символы, пришедшие из античности, но и наполнил идеологические и пропагандистские мероприятия фашистов ассоциациями с античностью, и в частности с жизненными перипетиями Цезаря . Так, он пустил в массы легенду о себе как о человеке, перешедшем Рубикон во главе своих легионов. Именно так он изобразил свой приход к власти в 1922 г.  На самом же деле на пост премьер министра он был назначен королем, а в Рим благополучно добрался по железной дороге .

Идеологическая обработка народа идет в историографии, художественной литературе и даже архитектуре . Так, в выступлениях самого Муссолини отмечается стремление представить Цезаря «величайшим итальянцем» , создателем империи, возродить которую мечтали фашисты , и даже одним из предшественников христианства .

Идеями национального превосходства проникнуты и высказывания Муссолини в отношении германского нацизма, который он считает варварским и губительным для европейской цивилизации . В 1934 г. в Бари Муссолини выступил с саркастической речью: «Эти немцы закончат разрушением нашей идеи. Они всегда останутся варварами Тацита., вечными врагами Рима! ... Когда Рим имел Цезаря, Вергилия и Августа, у этих людей не было даже письменности» . Сам Муссолини говорил: «Рим  это наша точка отсчета и оценки. Это наш символ, наш миф» . И он же для нации стал «реинкорнацией Цезаря» , от его побед в Африке Италия ликует, «теряет голову» и «устраивает триумф своему новому Цезарю» .

В художественной литературе можно отметить вышедший в 1926 г. роман итальянского автора Энрико Каррадини «Юлий Цезарь». В романе особо выделены эпизоды, повествующие об укреплении диктаторской власти. При социокультурной ситуации в Италии 20х гг. ХХ в. попытка актуализировать античное наследие приводит к откровенной модернизации античности. Вспомним, что практически каждый шаг Цезаря описан в источниках, каждое движение могло быть воспроизведено в конкретно-историческом контексте. Но тогда пропагандистского эффекта достигнуть не удалось бы. А вот когда Энрико Карродини видит борьбу Цезаря с «разлагающей деятельностью партий», борьбу с плебейскими лидерами или с сенатской (а для него  парламентской) оппозицией, тогда пропагандистский эффект достигается . В качестве символа власти Дуче присутствует Цезарь и в пропагандистских материалах, посвященных взаимодействию фашистского режима с католической церковью , а союз Муссолини и папской курии в общественном мнении оформляется как союз Цезаря и Св. Петра .

 

Образ Цезаря в социокультурных условиях ХХ века

 

 

Сам Муссолини не скрывал, что любит Цезаря . Во всяком случае, есть сведения, что в 1943 г. он написал пьесу «Юлий Цезарь», в которой знаменитый римлянин изображен первым фашистом на земле .

Хотя немецкие идеологи предпочитали опираться на собственную национальную историю и мифологию в своей пропаганде, тем не менее, Альфред Розенберг в знаменитой работе «Миф ХХ века» видит корни неограниченной власти в германской истории именно в истории римской, в частности связывая ее непосредственно с Цезарем: «Имя собственное Цезарь порождает потом монархический титул кайзер и царь. Объединенные с идеей римской церкви, они способствуют становлению неограниченной власти» .

Несмотря на претензии со стороны Муссолини на «прямое родство» итальянского фашизма с Цезарем, в массовое сознание жителей нацистской Германии также внедряется аналогия между историей Рима в эпоху падения Республики и современной им историей Германии. В романах Лиона Фейхтвангера постоянно встречаются сопоставления этих эпох, причем и в устах профашистски настроенных персонажей, и в устах персонажей антифашистов .

Таким образом, обращение к античности для Брехта есть в основном попытка выразить на известном историческом материале в художественной форме свое отношение к тем реалиям политической жизни, свидетелем и участником которых он вынужден был становиться. Талант Брехта выразился как раз в умении интерпретировать этот исторический материал, доносить его до самых широких масс, что определялось и его политическими привязанностями, и его эстетическими принципами.

 

25 июля 2012 /
Похожие новости
Статья рассматривает основные направления языковой политики тоталитарных госу­дарств как одну из составляющих «тоталитарной» лингвистики, обладающей, подобно то­талитарному
Франциск Ассизский: исторический портрет. Часть 1
До Первой мировой воины Италия являлась для Великобритании традиционно экономическим и стратегическим партнером. Развитие торговли и финансовый отношений с Италией предоставляло Великобритании
  Великий римский оратор Марк Туллий Цицерон, приехав в Рим в 16 летнем возрасте, настолько сроднился с жизнью этого города, что была бы его воля он никогда не покидал бы его. Только здесь
    Для понимания внутренней и внешней политики Венгрии 20-30-х годов ключевым моментом является установка правящего класса на пересмотр статей Трианонского договора (1920 г.) и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: