Итальянская внешняя политика от объединения до наших дней

 

Книга Лилианы Сайу, профессора факультета политических наук университета в Кальяри, является еще одной попыткой интерпретации внешней политики объединенной Италии на протяжении Х1Х-ХХ вв. Исследование снабжено краткой хронологией и такой же библиографией трудов по данной тематике на итальянском языке с редкими вкраплениями книг, изданных по-английски. Повествование доводится до 1998 г.

Первой задачей итальянской дипломатии после провозглашения 17 марта 1861 г. возглавленного Виктором Эммануилом II самостоятельного государства председатель Совета министров и министр иностранных дел К.Б. Кавур считал обеспечение признания Италии со стороны международного сообщества, пишет Сайу. Такое признание должно было гарантировать границы только что созданного государства, снизить угрозу вооруженного нападения Австрии и сделать невозможной реставрацию власти смещенных монархов, включая и папу римского, в центре и на юге страны.  Путешествуя по странам Европы, рекомендуем посетить "Aquapalace Praha" аквапарк в Праге, который находится в  Пругонице. Также вы сможете расслабиться и подкорректировать свою внешность в spa – wellness центре, пока ваши дети будут отдыхать на водных горках.

Другой задачей было использовать дипломатическое наследие Сардинского королевства и в первую очередь плоды участия в Крымской войне на стороне западных держав, благодаря чему Пьемонт оказался представленным на Парижском конгрессе 1856 г., и обеспечить свое соучастие в реорганизации Дунайско-Балканского региона.

Не меньшее значение имело обеспечение признания Италии и для решения внутренних проблем, консолидации новых институтов, которым такое признание придало бы больше силы, авторитетности и престижа. Не следует забывать, что для полного объединения в тот момент не хватало еще Рима и северо-восточных венецианских земель или, как тогда говорили, Венеции. Однако ответственным лицам итальянской политики было ясно, что «аннексии 1860 г. были пределом, в случае выхода за который в то время страна рисковала получить смертельные контрудары».

После присоединения Венецианской области и взятия Рима обе «великие национальные цели» были достигнуты и перед итальянской внешней политикой встали новые задачи. В 70-е годы Х1Х в. Италия из- за возникших противоречий с другими державами, в том числе с

Францией из-за взаимных претензий на Тунис, «все далее скатывалась к изоляции». Жесткой критике в Италии подверглись результаты, достигнутые итальянской дипломатией на Берлинском конгрессе 1878 г., на котором все другие европейские державы добились улучшения своих позиций.

Все это толкало страну к тому, чтобы избежать изоляции, и в 1882 г. Италия оказалась в совместном с Германией и Австро-Венгрией Тройственном союзе. Согласно этому договору Италия обязывалась поддержать Германию в случае неспровоцированной агрессии со стороны Франции, а Германия и Австрия — поддержать Италию в случае нападения на нее Франции. Казус федерис был связан, однако, лишь со случаем неспровоцированного нападения двух держав на одну из участниц Тройственного союза, например, Италия была обязана поддержать Австрию, если бы та подверглась совместному нападению России и Франции. Заключенный сроком на пять лет и подвергавшийся возобновлению, последнее из которых произошло в 1912 г., Тройственный союз, по мнению автора, являлся «типичным оборонительным союзом».

Образовавшийся затем франко-русский союз стал непосредственным следствием антирусского поворота в политике послебисмарковской Германии. Появление на международной сцене соперничающей группировки уже само по себе ослабляло Тройственный союз. Петербург и Париж небезуспешно воздействовали на Италию, пытаясь оторвать ее от австро-германского блока, Берлин хотел создания широкой коалиции континентальных держав под своим главенством.

Италия потерпела в 1896 г. поражение в начатой ею войне в Эфиопии, где ей противостоял поддерживавший негуса франко-русский союз. Не поддержала ее и Англия, на помощь которой на основе заключенных с нею договоров 1887 г. она надеялась. Возглавлявший правительство Криспи пришел к горькому заключению, что «трудности, которые мы теперь испытываем, обязаны в большой мере своим происхождением узам, связывающим нас с Германией». Отставка Криспи была встречена в европейских столицах с почти единодушным вздохом облегчения, замечает Сайу. В самой стране они сопровождались стычками в парламенте и волнениями разгневанного народа, прокатившимися по всему полуострову.

Далее автор пишет о произошедшем, по ее мнению, ухудшении международного положения страны в конце Х1Х — начале ХХ в.

Предпринятый Висконти-Веноста маневр сближения с Францией не рассеял подозрений последней по поводу нападения Италии на нее в стане Тройственного союза. Критики подобной внешней политики говорили, что Италия хочет «одновременно пользоваться мечом Германии и деньгами Франции».

Недоверие к Франции, подпитываемое Германией, существовало и в Италии, боявшейся французского противостояния своим планам в Триполитании и ничего не могущей предпринять, несмотря на давление со стороны собственного парламента и общественного мнения, против твердой французской позиции противодействия проникновению Италии в Тунис. Признание другими державами протектората Франции в Тунисе тем не менее не устранило привилегий, которые имело уже ранее проживающее там итальянское население, создавшее нечто вроде государства в государстве. Не случайно поэтому после заключения перемирия в 1943 г. первым условием примирения с Италией, поставленным возглавлявшимся генералом Ш. де Голлем французским временным правительством, была окончательная отмена этих привилегий, полученных согласно конвенции 1896 г., подчеркивает автор.

Министр иностранных дел Франции Т.Делькассе говорил, что для того, чтобы иметь Италию в качестве друга в Европе, ее надо иметь в качестве друга в Средиземноморье. Итальянская политика в Средиземноморье и на Балканах встречала отпор со стороны соседей — Франции и Австрии. Особенно болезненными точками стали Триполитания в отношениях с Францией, а в отношениях с Австро- Венгрией Тренто и Триест, воссоединения с которыми добивались общественные круги в Италии, поддерживавшие ирредентистские настроения по ту сторону итало-австрийской границы.

В разрешении политических кризисов начала века Италия участвовала, оставаясь в Тройственном союзе. Один из этих кризисов был вызван итальянской политикой в Средиземноморье. С целью захвата остававшейся последней незанятой европейскими державами североафриканской территории — Ливии 29 сентября 1911 г. Италия объявила войну Турции, и 5 ноября того же года Виктор Эммануил III подписал декрет об аннексии Триполитании-Киренаики. Перво­начальная терпимость держав к действиям Италии в Ливии в дальнейшем стала исчезать, в особенности после захвата Италией Додеканесских островов, а в Австрии даже снова подумывали о превентивной войне против формальной союзницы.

Тем не менее в 1912 г. итальянский министр иностранных дел Сан Джулиано торжественно объявил, что договор о Тройственном союзе возобновлен без каких-либо изменений. Вновь подписывая договор, настроенное, согласно автору, в пользу Тройственного союза правительство Джолитти — Сан Джулиано было озабочено, в первую очередь, угрожающим интересам Италии нарушением равновесия в Средиземноморье после усиления там присутствия французских и британских военно-морских сил и изменения в соотношении сил в результате двух балканских войн.

Нападение Австрии на Сербию 28 июля 1914 г. не создавало для Италии непосредственный казус федерис согласно обязательствам в союзе, который являлся, как еще раз подчеркивает Сайу, оборонительным. Италия не была связана никаким обязательством о поддержке Австро-Венгрии, если бы на нее напала Россия и война сделалась бы европейской, как это и произошло на самом деле спустя несколько дней. Италия дистанцировалась от союзников, а Сан Джулиано даже заявил о нарушении Австрией принципов национальности и принципов либерализма как таковых.

Вместе с тем, после неудачных попыток сдержать Австрию, правительство Саландры заняло выжидательную позицию, оставив за собой свободу действий в отношении участия в войне на стороне союзников, подчеркивает Сайу. В подтверждение этого автор напоминает слова Сан Джулиано, сказанные им тут же после получения известия о начале войны австрийскому послу в Риме: «Мы примем решение «за» или «против» нашего участия в войне в нужное время согласно нашим интересам, которые мы намереваемся привести в соответствие с интересами наших союзников».

 

10 июля 2012 /
Похожие новости
 Политика "Невеликих держав" европейского союза в Центральной Азии. Часть 1
    Процесс демаркации границы между Хор­ватией и Италией после Второй мировой войны можно рассматривать как процесс, происходивший между бывшей ФНР (СФР) Югославией и Италией.
    Внешнеполитическая обстановка, сложившаяся в рамках Версальской системы международных отношений, а также попытки Лиги Наций сохранить установленный мирными договорами статус-кво, не
    Автор анализирует политику европейских великих держав на Балканах в 80-е годы XIX в., раскрывает причины образования новых группировок государств, в результате чего существенным
    Для понимания внутренней и внешней политики Венгрии 20-30-х годов ключевым моментом является установка правящего класса на пересмотр статей Трианонского договора (1920 г.) и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: