Российско-Итальянские отношения: история и современность

Автор рассматривает основные аспекты отношений между Россией и Италией. Это позволяет объяснить сегодняшнее состояние этих отношений, которые характеризуются как «отличные и привилегированные». Статья начинается с описания первых контактов между средневековой Русью и итальянскими государствами, затем вкратце освещается двусторонняя дипломатия имперского и советского периодов. Основное внимание в исследовании двусторонних политических, экономических и культурных связей уделено последнему двадцатилетию и 2011 г. как перекрестному Году России и русского языка в Италии и Италии и итальянского языка в России.

 Это подтверждает и итальянская сторона, отмечая, что в последние годы города россии достигли исключительно высокого уровня, они по праву могут быть названы «привилегированными отношениями».

 

Российско-Итальянские отношения: история и современность

 

История наших отношений началась задолго до того, как в двух странах сложились централизованные государства. В царствование Ивана III Успенский собор в Московском Кремле строился мастерами из Италии во главе с Аристотелем Фьораванти, который стал знаменит благодаря своим исправлениям ряда дворцов в Мантуе и Болонье, а также переносу величественного обелиска, до сих пор возвышающегося в центре площади Св. Петра в Риме. Итальянская архитектура, хранившая традиции римской античности, была близка России. Грановитую палату  светское здание для царских дипломатических приемов, где находится большой единостолпный итальянский зал  тоже создали итальянские архитекторы Марко Руффо и Пьетро Солари. Вслед за возведением основных построек в центре Кремля итальянские зодчие создали новые башни и стены, завершенные зубцами, столь характерными для архитектуры Флоренции, Феррары, Болоньи и Милана.

В XVIII в. контакты с Италией перестали быть эпизодическими. Они стали постоянными и целенаправленными. Заметное оживление связей с итальянскими государствами связано с политикой Петра Великого. Петра весьма интересовал торговый потенциал морской Генуэзской республики. Но прежде всего его привлекали отношения с Светлейшей Республикой Венецией, располагавшей заморскими территориями и крупнейшим по тем временам торговым и военным флотом. В частности, царь был крайне заинтересован в изучении венецианского кораблестроительного дела и пытался через своих послов Дмитрия Боциса и Матвея Карретту побудить Венецианскую республику установить с Россией дипломатические отношения и заключить союз против Османской империи.

Подробности подготовки визита Петра в Венецию дошли до нас по «статейным спискам» (отчетам), которые посол Прокопий Возницын, сопровождавший Петра в его Великом посольстве, направлял в Москву. Не меньший интерес представляют и донесения венецианского посла в Вене Рудзини, из которых мы узнаем, что первоначально Петр собирался ехать в Венецию инкогнито и поселиться там в частном доме при Арсенале. Венеция деятельно готовилась к торжественной встрече русского монарха. Заботы о приеме были возложены на специально созданную по этому случаю сенатскую комиссию. В Арсенале шли приготовления к литью шести пушек с латинской надписью «Московскому Кесарю от Венеции». В пределах Арсенала для Петра был обустроен палаццо «Парадиз», у выхода которого на канал царя должны были дожидаться богато украшенные гондолы. Из Далмации венецианцы пригнали наилучшую галеру, чтобы показать ее Петру. Протокол планировал также посещение знаменитого стекольного завода на острове Мурано, проведение регаты, кулачный бой, карнавал и праздничный фейерверк. Сметы, сохранившиеся в архивах, удостоверяют значительные суммы, отпущенные Светлейшей республикой на весьма изысканную сервировку стола и приобретение экзотических продуктов, в том числе гигантского осетра. Вынужденный буквально в день отъезда в Венецию круто изменить свои планы и поспешить в Москву в связи со стрелецким бунтом, Петр писал: «Зело нам жаль нынешнего полезного дела». Уезжая, царь распорядился передать послу Рудзини, что не оставляет своего твердого намерения в скором времени посетить Италию и Венецию.

Культурное «взаимопритяжение» оставалось основной составляющей отношений между двумя народами. Почти половина выдающихся архитекторов Петербурга — итальянцы: Трезини, Растрелли, Кваренги, Росси, Ринальди, Лукини. Русские архитекторы, Баженов, Старов, Стасов, учились в Италии. Итальянский стиль стал «великим стилем русской империи». В Италии русские видели страну, где следовало совершенствоваться художествам, откуда можно было приглашать архитекторов, живописцев, скульпторов, декораторов для оформления обеих столиц: новой  Петербурга и старой  Москвы, для украшения дворянских усадьб. Обращение к Италии во многом было направлено на приобретение культурного опыта.

Объективно и итальянцы были заинтересованы в развитии связей с Россией. Еще в середине XVIII в. побывавший в Петербурге венецианский посол Фоскарини пытался убедить Совет дожей, что Россия  единственная северная держава, которая может открыть венецианскому флоту наиболее удобный путь к берегам Черного и Азовского морей. В июне 1864 г. Россия официально признала провозглашенное в 1861 г. объединенное Королевство Италия. Однако довольно популярные в период итальянского Рисорджименто идеи сотрудничества России и Италии в Средиземноморье так и не получили желанного развития. Россия была державой с огромной армией, мощной администрацией, исторической имперской традицией. Королевство Италия появилось на карте Европы в 1861 году как молодая держава, не обладающая весомыми военными и династическими традициями.

В мировой истории известны «пары» великих друзей  врагов, обреченных то на жестокие столкновения, то на громкие сближения друг с другом. «Не было, да и не будет никогда,  писал на исходе XIX в. Костантино Нигра, итальянский посол в Петербурге,  такой пары, как Италия  Россия». В данном случае, полагал он, нет условий, какие обычно в силу тех или иных обстоятельств подталкивают государства либо на путь дружбы, либо вражды. Иными словами, эти две страны слишком удалены друг от друга и несхожи, чтобы поддерживать интенсивно сердечные или, напротив, чрезвычайно враждебные отношения. Тем не менее, Италия и Россия, как впоследствии утверждал посол Серджо Романо, всегда могли «пригодиться друг другу», иначе говоря  поочередно извлекать пользу из положения друг друга в качестве «опоры» и инструмента своей внешней политики с тем, чтобы наращивать свой вес в ходе переговоров с другими державами.

Важным этапом на пути сближения позиций Италии и России стало «свидание в Раккониджи», куда в 1909 г. в ответ на посещение России итальянским королем Виктором Эмануилом III прибыл Николай II. Вилла Раккониджи (под Турином, первой столицей Итальянского Королевства) была загородной резиденцией королей Савойской династии. Вилла поражала великолепием своих залов и картинной галереей, содержащей более трех тысяч портретов членов королевской семьи. Изысканно декорированные апартаменты виллы Раккониджи были специально подготовлены к визиту высоких гостей  Николая II и его семьи. Правда, парадным апартаментам последний русский царь предпочел уединенный охотничий домик в тиши замкового парка на берегу озера. С тех пор этот домик называется Русской дачей, а озеро Лебединым  в честь музыки великого русского композитора Петра Ильича Чайковского.

Италия установила дипломатические отношения с Советским Союзом в 1924 г. В период между двумя войнами Италия поставляла Советской России корабли, броненосцы, продукцию машиностроения, оборудование для химических предприятий и даже целый завод для производства шарикоподшипников. С 1924 г. итальянское посольство располагалось в особняке, построенном в Денежном переулке на Арбате российским промышленником Бергом в стиле флорентийского дворца. В Москве этот особняк стал первым, где появилось электрическое освещение. В 1918 г. здание было передано германскому посольству, а после разрыва дипломатических отношений с Германией  Коминтерну. Посольство Италии с самого начала уделяло особое внимание развитию культурных связей с Россией. В столовой особняка знакомил дипломатов с главами своей книги о Моцарте нарком иностранных дел Чичерин, а жена наркома Литвинова Айви устраивала там публичные чтения «Улисса» Джеймса Джойса. В залах посольства выступали Дмитрий Шостакович, Владимир Софроницкий, Эмиль Гилельс, Леонид Коган и Святослав Рихтер. Здесь звучали голоса Шаляпина и Неждановой. Выступала великая Эле онра Дузе. Частым гостем итальянского посла был Всеволод Мейерхольд, а труппа мейерхольдовцев привыкла отмечать в стенах посольства свои театральные премьеры.

08 июля 2012 /
Похожие новости
Живописная репрезентация городов Италии в отечественном искусстве XVIII — начала XX века. Часть 6
Живописная репрезентация городов Италии в отечественном искусстве XVIII — начала XX века. Часть 3
    Живописная репрезентация городов Италии в отечественном искусстве XVIII — начала XX века. Часть 1
      Книга Лилианы Сайу, профессора факультета политических наук университета в Кальяри, является еще одной попыткой интерпретации внешней политики объединенной Италии на протяжении
    Для понимания внутренней и внешней политики Венгрии 20-30-х годов ключевым моментом является установка правящего класса на пересмотр статей Трианонского договора (1920 г.) и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: