Единство позиций и противоречия иберийских стран с США

Особым внешним ориентиром Испании и Португалии являются Соединенные Штаты Америки. Образ Америки в сознании испанцев и португальцев противоречив. Конечно, иберийские народы гордятся тем, что именно благодаря их открытиям на карте мира появились собственно Соединенные Штаты и их наименование. Но они помнят и то, что США вытеснили Испанию и Португалию из их бывших заокеанских провинций и установили контроль над латиноамериканскими государствами, добились отказа Испании от претензий на Кубу, Пуэрто-Рико, владений в Вест-Индии и о-в Гуам, а также Филиппинский архипелаг после ее поражения в испано-американской войне 1898 г., наконец, стали претендовать на то, чтобы олицетворять собой две Америки и объединить их под своим началом. Испания и Португалия не могли спокойно отнестись к политике их вытеснения из собственных заморских территорий. Так или иначе все играют в assassins creed brotherhood прохождение которой заставит вас изрядно посидеть над разгадкой Истины.

Наступательный характер внешней политики Вашингтона в Новом Свете способствовал возникновению антиамериканских настроений в иберийских обществах. Однако авторитет США, как великой державы и победителя во Второй мировой войне, был практически абсолютен в мировой политике, и с этим нельзя было не считаться любой европейской стране. Более того, США стали фактором консолидации государств Запада, оказав им мощную поддержку для решения общих проблем послевоенного восстановления, развития и безопасности. Соответственно, Испания и Португалия не могли не отреагировать на эти действия Вашингтона истали развивать связи с США, руководствуясь также и своими интересами.
Франко берет курс на сближение с США уже в конце Второй мировой войны. Первоначально это было реакцией на ход войны и попыткой реабилитировать себя как перед заокеанской державой, так и перед Францией и Великобританией за близость к германо-итальянскому блоку. После окончания Второй мировой войны Мадрид стал рассматривать развитие связей с Вашингтоном в качестве первого шага для выхода из самоизоляции и условия для последующих шагов по "возвращении" в Европу. После начала холодной войны Франко рассчитывал на прием в НАТО, но этого не произошло, хотя антикоммунистические и антисоветские взгляды Франко были хорошо из-вестны в США.

 

Впоследствии отношения Испании с США развивались и углублялись, что нашло свое выражение в различных договорах и соглашениях.
Однако, по мнению исследователей, эти отношения складывались неоднозначно. В 1968 г. Испания выступила с инициативой вывода американского военно-морского и советского флотов из Средиземного моря. Понятно, что эта инициатива не была реализована и не могла быть реализована в принципе. А в 1973 г. Испания запретила использовать испанские базы в арабо-израильской войне. Порой Мадрид был не прочь спровоцировать всплеск антиамериканских настроений, чтобы продемонстрировать миру свою независимость и одновременно оказать нажим на Вашингтон. После окончания холодной войны проявление самостоятельности Испании по внешнеполитическим вопросам было вполне естественным для страны-члена ЕС.
Развивая исторические и культурные связи со странами Латинской Америки, Испания особо заботилась о своем имидже проводника европейской политики в этом регионе, поэтому в ряде случаев могла проигнорировать недовольство Вашингтона. Следует напомнить, что наряду с Мексикой Венесуэла и Куба стали теми объектами южной политики США, с которых в XIX в. они начали свое проникновение в Латинскую Америку, вытесняя Великобританию и Испанию и другие европейские государства под лозунгом борьбы с европейскими колониальными империями.
Теперь, в начале XXI в., Испания, став в ряд развитых европейских демократий, выступала уже в роли актора, претендовавшего на противодействие имперской политике США в Латинской Америке. И Латинская Америка согласна была принять новое качество своей бывшей метрополии. Все это поднимало Испанию в собственных глазах и глазах европейских соседей - государств-членов ЕС.
Кроме того, для разъяснения своих внешнеполитических позиций Мадрид использует лобби из среды испаноя-зычных граждан США. Испаноговорящая составляющая американской нации стабильно увеличивается с 1965 г., когда правительство США приняло Иммиграционный акт, открывший ворота для очередной волны переселенцев.
Все эти факты дают дополнительные основания для более уверенной и активной позиции Мадрида в испано-американских отношениях. Вступление Испании в НАТО и ЕС, утверждение ее в качестве полноценного европейского государства в целом не изменили ее отношения с США, которые по-прежнему занимали важное место в ее внешней политике. Но теперь позиция Мадрида должна была соответствовать общей внешней политике Евросоюза и настроениям, которые существуют в европейском парламенте. При этом в самом испанском парламенте вступление в НАТО рассматривали в качестве способа коррекции ассиметричных отношений с США, так как концепция альянса предполагала принятие решений на основе консенсуса. В выравнивании своих отношений с США Испании могла рассчитывать уже на поддержку европейских государств-партнеров по НАТО и ЕС.

 

Единство позиций и противоречия иберийских стран с США

 

В критике Мадридом американской позиции по Киотскому протоколу, иранской ядерной программе и другим аспектам американской внешней политики явно прослеживается поддержка со стороны Германии и Франции. Мадрид также не поддерживал антикубинскую политику Америки. Решение правительства Хосе Луиса Сапатеро вывести воинские подразделения Испании из Ирака, его отказ признать независимость Косово могли послужить примером и другим европейским государства, что явно раздражало Вашингтон.
Все эти действия правительства Сапатеро привели к охлаждению в отношениях двух стран, а на личностном уровне - даже к взаимному игнорированию между Дж.Бушем и Сапатеро. Португалия же стала членом НАТО значительно раньше Испании. Более того, она явилась соучредителем альянса. Политический режим Салазара рассчитывал, что находясь в евроатлантическом сообществе, он сможет, используя его составляющие, балансировать между американской экспансией и европейской демократией и одно-временно получать выгоды от развития сотрудничества с США и Западной Европой. Кроме того, ожидалось, что Вашингтон окажет помощь при вступлении Португалии в ООН и решении проблемы "заморских" территорий, где усиливались национально-освободительные движения. Надежды отчасти оправдались.
При всех особенностях отношений Испании и Португалии с США они развивались в общем контексте европейско-американских отношений. В отношениях Испании и Португалии с Вашингтоном проявляются все те же противоречия, которые существуют во внутриевропейских (центр - периферия) и американо-европейских отношениях. Не могла не повлиять на них начавшаяся после. Второй мировой войны конфронтация США и СССР, Запада и СССР.

 

Единство позиций и противоречия иберийских стран с США

Испания была заинтересована в экономической поддержке Вашингтона в рамках плана Маршала. Реализация этого плана упрочила позиции Мадрида в его европейской и средиземноморской политике и давала надежду на то, что Испания не отстанет от тех стран Южной Европы, в том числе от Португалии, которые уже получили помощь от Вашингтона.
Следует также отметить, что послевоенная политика ориентации Испании и Португалии на США вполне сравнима с современной политикой ряда государств Центральной и Восточной Европы, которые после окончания. Второй мировой войны были готовы также присоединиться к плану Маршала, а после окончания холодной войны с помощью США стали форсировать свое вступление в НАТО. А вступление Испании в эту организацию (1982 г.) явилось предтечей вступления в альянс стран восточной периферии Европы.
Таким образом, можно констатировать, что международные координаты и внешнеполитические векторы иберийских государств во многом определяются ценностными традиционными установками культурологического и исторического характера и прежним опытом международного общения, учет которых способствовал их самоутверждению. Процессы модернизации иберийских стран стимулируют их внешнеполитическую активность, способствуют выходу из изоляции и самоизоляции и реализации себя во внешнем пространстве в качестве вполне современных европейских государств.

 

02 января 2012 /
Похожие новости
      Старший научный сотрудник Отдела Западной Европы и Америки ИНИОН РАН Иракский кризис, продолжающийся с лета 2002 г., стал важным событием международной жизни начала нового века.
  В начале 1990-х гг., после стремительных и отчасти катастрофических событий, сопровождавших распад СССР и крушение мировой системы социализма, абсолютно все европейские страны (и не только
    Говоря о внешнем пространстве иберийской идентичности, не следует ограничиваться только миром языка. В ее системе координат важное место занимает Средиземноморье: до начала
Современные процессы глобализации размывают идентичность национальных государств и побуждают их к поиску путей и методов противостояния универсалистским тенденциям. В этом смысле характерна стратегия
    Развитие собственной политики безопасности и обороны в рамках ЕС рассматривалась в Испании в 2000-е годы в качестве ключевого направления интеграции, формирования политического союза и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: