Политика децентрализации и идеология "нового федерализма" в условиях глобализации

Глобализационные процессы с политологической точки зрения могут рассматриваться как процессы перераспределения ("редистрибуции") власти. В этом сложном процессе участвуют и новые "действующие лица" как, например, негосударственные организации, так и известные субъекты - органы местной власти, крупные компании, федеральное правительство. Собственно говоря, новизна глобализационного подхода состоит в том, что он, во-первых, вводит некие новые "действующие лица" в прежнюю пирамиду власти, и, во-вторых, дает начало крайне неопределенному процессу ее перераспределения.
В территориальном измерении динамика формирующейся мировой системы размещается в континууме "местные сообщества - микрорегионы - национальное государство - макрорегионы - мир в целом". В политическом аспекте все указанные элементы имеют непосредственное отношение к перераспределению власти, основным "донором" которой является национальное государство в его традиционном понимании. Наиболее характерным в плане активного участия национального государства является процесс децентрализации, т.е. передачи части властных полномочий государства субнациональным (региональным и местным) органам власти и/или другим "действующим лицам" (как, например, в случае приватизации).

 

Политика децентрализации и идеология "нового федерализма" в условиях глобализации


Политика децентрализации весьма последовательно осуществлялась и во Франции, и в Испании. "Возрождение" местных и региональных органов власти стало заметным явлением в общественно-политической жизни Западной Германии еще в конце 60-х годов. Возрастающая легитимность местных органов власти сопровождалась здесь беспрецедентной активностью граждан и общественных организаций. Фактически в Западной Германии произошла своего рода "регионализация" идеологии, деятельности и стратегий традиционных партий, уделяющих все большее внимание местным уровням управления. Вместе с тем, в последние десять - пятнадцать лет в Западной Европе происходит частичное возвращение к прежним более тесным отношениям между центром и периферией. Такого рода процессы в Германии, Франции, Италии и Испании указывают на развивающуюся интеграцию центра и периферии, но уже на новом витке - децентрализации. В целом, можно утверждать, что местные и региональные органы власти, которые когда-то были наиболее зависимыми, становятся более автономными, а ранее наиболее самостоятельные структуры развивают отношения взаимозависимости с центромВ контексте децентрализация одной из важнейших проблем для Франции является выравнивание уровней экономического развития регионов.
Во Франции, как известно, большое внимание уделяется проблемам сотрудничества между местными общинами, межрегиональному и международному сотрудничеству - особенно в аспектах структурного планирования и экономического развития. Одним из приоритетов в этой связи является деконцентрация промышленности при одновременном укреплении роли государства на региональном уровне. Последнее находит свое выражение, в частности, в деятельности префектов, рассматриваемых в качестве "проводников" государственной политики, призванных координировать "в полевых условиях" работу различных общенациональных министерств и ведомств.
Как показывают данные многочисленных исследований, децентрализация во Франции не привела в целом к передаче основных функций государства местным органам власти. Скорее, в этой стране мы наблюдаем все большую взаимозависимость местных и центральных органов власти. При этом рабочие контакты осуществляются не в рамках функциональной иерархии, а в форме взаимодействий, сотрудничества и "сетевых действий".

 

 

Политика децентрализации и идеология "нового федерализма" в условиях глобализации


Для Германии характерны взаимоналожения компетенции, ресурсов и инициатив территориальных и центральных органов власти. Это происходит как по вертикали, так и по горизонтали в результате развития межрегионального и межобщинного сотрудничества. Об Италии можно сказать, что здесь периферия важнее центра. Идеология регионализма в Италии необыкновенно сильна. Страна по существу является искусственным объединением, сохраняющимся лишь в силу своей культурной общности.
В Испании процесс регионализации в течение нескольких лет фундаментально преобразовал взаимоотношения центра и периферии. Модель государственного устройства, характеризовавшаяся высокой степенью централизации, простотой, стабильностью и однородностью территориальных образований, была замещена крайне децентрализованной моделью, представляющей значительные законодательные права автономным образованием. Эта модель характеризуется глубокой дифференциацией (в отношении функционирования статуса, территории и даже календаря). По своей сложности и динамике развития испанская модель децентрализации не имеет аналогов в Западной Европе. В частности, в период с 1979 по 1983 годы было создано 17 автономий, десять из которых включают в свой состав несколько провинций. Компетенции автономий получили весьма широкое определение, что приводит к постоянным конфликтам в области правоприменения между центром и автономиями, для характеристики которых весьма подходящим является понятие "организованной анархии". Испания, являясь "почти федеративным" или "потенциально федеративным" государством, представляет собой в политико-правовом отношении "гибридного монстра", который является "наполовину унитарным" и "наполовину федеративным".
Многие из специалистов, занимающихся проблемами регионализации в Европе, убеждены в том, что в современных условиях европейские институты, государства - члены и территориальные образования должны отказаться от планируемой радикальной ломки действительно эффективно существующих структур и приступить к постепенному их обновлению.
В данном случае речь идет об одной крайне важной методологической проблеме, которую европейские исследователи предпочитают не обсуждать. А именно - в связи с переходом к единой европейской валюте, европейскому правительству и парламенту объем властных полномочий, находящихся в введении конкретных национальных государств, резко сокращается. Но данные государственные полномочия были в определенном балансе с властными полномочиями местных органов власти, каналы взаимодействия с которыми, как мы ранее видели, складывались десятилетиями. В предстоящий период этот баланс властных полномочий будет нарушен и более того -разорван. В этой связи и возникает основной методологический вопрос - как и когда будет восстановлен баланс властных полномочий между общеевропейскими структурами и местными органами власти. В настоящий период Западная Европа не имеет того "временного запаса" на десятилетия, который был ей отпущен на "строительство" прежних национальных систем власти? 
Другой аспект этой же проблемы связан с учетом национально-культурных моделей распределения власти. Как уже ранее отмечалось, формирование конкретно-национальных моделей распределения государственной власти происходило в течении относительно длительных промежутков времени. При этом часто практиковалось не только поступательное движение, но и возврат к прошлому. С переходом к общеевропейским структурам возникает соблазн унифицировать все каналы движения властных полномочий независимо от их национальных и культурных различий. И этот соблазн вполне объясним - чтобы сложная система начала функционировать довольно быстро и эффективно, необходимо ее максимально унифицировать. Применительно к сложившейся европейской практике это означает ее как минимум реорганизацию в духе "советской перестройки", а, во-вторых, и это гораздо существеннее, игнорирование прежней естественно сложившейся системы распределения и делегирования власти.
Каким образом можно совместить во времени два совершенно различных процесса -реорганизацию системы власти в рамках развитых стран Европейского Союза с одновременным значительным расширением границ самого Союза. Включение новых центрально-европейских стран в состав членов Европейского Союза предполагает не только унификацию их экономических законодательств, но и структуру их государственной власти.

 

 

Политика децентрализации и идеология "нового федерализма" в условиях глобализации


Наконец, есть еще одно методологическое возражение. Оно заключается в том, что в условиях глобализации доминирующими являются процессы децентрализации, но не централизации. Вполне вероятно, что в некоторой степени централизация — и особенно в политической ее части — все же возможна. Но возможна ли она в столь значительной степени, в которой предполагается ее осуществить в рамках обновленного Европейского Союза. В ближайшие годы мы увидим, в какой степени процессы децентрализации, вызываемые прежде всего глобализацией, оказались совместимы с европейскими интеграционными процессами.

 

29 декабря 2011 /
Похожие новости
Государство
Политические режимы
  Международные связи сообществ и регионов Бельгии можно представить как уникальную модель, имеющую свою специфику по ряду параметров. Субъекты бельгийской федерации обладают вторичной
В статье представлено обоснование четырех моделей разделения властей, имевших место в процессе эволюции политической системы Франции, приведена подробная характеристика основных органов
      Проблема взаимодействия местного самоуправления с органами государственной власти имела и имеет место как в России, так и в Европе. Но можно ли вообще говорить об автономии,
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: