Идея провиденциализма у Геродота

Геродот, автор сочинения «История», еще древними по праву был назван «отцом истории» (Cic. De leg., I, 1, 5), ведь именно с него начинается развитие историописания как науки. Его «История», несомненно, является более зрелым произведением, чем сочинения логографов. О более серьезном и сознательном подходе историка к описанию событий прошлого говорит уже авторское вступление, в котором раскрывается тема, основная цель и задачи исследования. Еще одним подтверждением тезиса о том, что «История» Геродота являет собой первый научный исторический труд, служит наличие у автора исторической и политической концепции.
Историческая основа его концепции, по справедливому определению Э. Д. Фролова, это идея противостояния эллинов и варваров, Запада и Востока. Также следует отметить наличие в труде Геродота политических идей. Во-первых, это идея превосходства демократии над другими формами правления, и с связи с этим прославление афинской демократии. Во-вторых, идея о решающем вкладе Афин в победу над персами. Наличие таких суждений в «Истории» Геродота вполне закономерно. Он немало времени провел в Афинах, был знаком с представителями кружка Перикла, проникся идеями демократии. Поэтому отрицать проафинскую тенденцию труда Геродота не приходится, однако мы считаем, что принимать крайнюю точку зрения ряда исследователей (Эд. Мейера, Ф. Якоби, С.Я. Лурье) о выполнении историком афинского «пропагандистского заказа» не стоит.

Еще более важной чертой, отличающей «Историю» Геродота от произведений логографов, является система философских взглядов автора, которые тесно связаны с религией, с темой божества. Они строятся на таких понятиях, как судьба, счастье, подвижность всего сущего. Центральная идея философской концепции Геродота идея провиденциализма, которую Геродот первым сформулировал и ввел в историографию. Провиденциализм (от латинского providentia провидение) истолкование исторического процесса как осуществления замысла бога. В данной статье мы попытаемся проанализировать основную идею философской концепции Геродота идею провиденциализма, а также рассмотреть роль оракула Аполлона в Дельфах в философско-исторической концепции автора «Истории».
В труде Геродота мы не раз встречаем рассуждения на тему, что составляет суть человеческого счастья. Прежде всего, «отец истории» пытается показать, насколько зыбко и изменчиво, непредсказуемо и неуловимо человеческое счастье, подчеркнуть, что оно находится за гранью понимания человека. Один из самых характерных примеров новелла
о Солоне и Крезе (Hdt., I, 3032), в которой афинский мудрец, беседуя с лидийским царем, отвечает на вопрос Креза о самом счастливом человеке. По мнению Солона, таковым можно считать афинянина Телла, который храбро сражался и пал доблестной смертью (Hdt., I, 30). Также мудрец называет аргосских юношей Клеобиса и Битона, которые сами вместо быков впряглись в повозку и доставили свою мать жрицу богини Геры на праздник (Hdt., I, 31). Следовательно, никто не может быть уверен в своем счастье, оно уходит так же внезапно, как и приходит, оно не зависит от положения человека в обществе, как бы высоко он ни вознесся. По мнению Геродота, узнать, был ли счастливым человек, можно только после его смерти.
Другой важной философской темой в «Истории» Геродота является проблема чрезмерности успеха и завистливости божества. «Отец истории» говорит о божестве, которое завистливо и мстит за чрезмерный успех и счастье. В упомянутом разговоре Креза и Солона, афинский политический деятель заявляет следующее: «всякое божество завистливо и вызывает у людей тревоги» (Hdt., I, 32). В «Истории» Геродота божество всегда пресекает чрезмерную удачу, карает за кичливость, суровость и, конечно, за преступления. Ярким примером служит рассказ о Поликрате в третьей книге «Истории». Самосский тиран Поликрат, по признанию многих, был «великим счастливцем» (Hdt., III, 125), но его друг египетский царь Амасис предостерегал его, так как считал, что божество «ревниво к человеческому счастью» и попросил избавиться от самого дорогого (Hdt., III, 40). Поликрат выбросил в море любимый перстень, но через несколько дней кольцо
вернулось к владельцу. Тиран решил, что это божественное знамение, и написал об этом Амасису, который после прочтения послания разорвал все дружеские отношения с правителем Самоса, так как был уверен, что того постигнет страшное бедствие (Hdt., III, 4041). Однако кара богов это не просто зависть, а соблюдение меры, справедливости, так как чрезмерность человеческого счастья нарушает гармонию справедливого порядка вещей, который был установлен богами.
Итак, течение жизни и общий ход событий трактуется Геродотом как процесс, напрямую зависящий от бога.
Возникает закономерный вопрос: если все предопределено, то можно ли что-то изменить, и если да, то кому это под силу человеку или только божеству? Существует ли возможность выбора, свободы воли? Ответить на него не так легко, как кажется на первый взгляд. Во-первых, сами боги должны считаться с этой силой: «предопределенного Роком не может избежать даже бог» говорит Геродот в первой книге (Hdt., I, 91). Все это может говорить о том, что боги могут отстрочить то, что предопределено, но избежать судьбы нельзя.
Конечно, теория провиденциализма Геродота еще не обрела стройности, она несколько запутана, но общие положения ее, вслед за Э.Д. Фроловым, мы можем изложить следующим образом. Прежде всего, мир управляется божественным промыслом, соблюдающим справедливую меру всех вещей. Далее, человек не в силе изменить то, что предопределенно богом или судьбой. Наконец, когда человека ждут испытания, божество посылает знамения, которые мудрый человек не будет игнорировать. Остановимся на этом аспекте представлений Геродота подробнее.

Со своей стороны добавим, что несмотря на часто скептическое отношение к традиционным народным верованиям, Г). У Геродота мы находим примеры обращения к оракулу по вопросам установления новых культов, законодательства, основания колоний, ведения военных действий, которые сопровождаются неоднократными указаниями на значимость обращения к оракулу и важность исполнения полученных советов божества. Один из таких примеров описание Геродотом колонизационной экспедиции Дориэя (V, 4345). Дориэй отправляется основывать колонию, не вопросив оракул, и терпит неудачу, только после этого он обращается в Дельфы и получает предсказание о правильном месте вывода колонии. Этот пример говорит о том, какое важное значение отводит Геродот консультации с богом.
Полученные предсказания человек может толковать по своему усмотрению, может сам решить для себя, принимать их или нет, трактовать их по-разному. Ярким примером такого толкования служит история о начале военных действий между Крезом и персами. Лидийский царь получает в Дельфах оракул, советующий начать войну с персами и призвать в союзники «самый могущественный греческий город» (Hdt., I, 53). Потерпев поражение в войне с персами, Крез с возмущением спрашивает, почему бог обманул его надежды. Геродот же считает, что Крез неправильно истолковал предсказание Аполлона (Hdt., I, 71). Здесь мы видим пример использования толкования оракула в политических целях, Дельфы, давая положительный оракул Крезу, были уверены в победе лидийцев, это подтверждает и совет о заключении союза с греками. Однако, по-видимому, уже после пораженевековой историографии и христианской концепции, она сохраняет свое значение и в новое время.

 

02 мая 2012 /
Похожие новости
  В работе рассматриваются истоки зарождения раннегреческой исто­рической мысли. Автор усматривает корни историографии в социальном устройстве архаического греческого общества (VIII-VI вв.
    Размышляя о сущности христианского вероучения, Арсеньев обращается к различным культурно-историческим эпохам. Особое место в его исследованиях занимают труды, где Н. С. Арсеньев
    Одна из ключевых тем греческой истории, к которой исследователи обращаются постоянно это становление и развитие афинской демократии. Именно о ней мы, благодаря хорошему освещению в
    Изучению оракулов посвящено немалое количество работ, как в российской, так и в зарубежной историографии. Но, несмотря на это, хотелось бы обратиться к данному вопросу еще раз.
    Диалогом князя Мышкина с Колей (8; 78) мне, как благодарному и восхищенному гостю Швейцарии, которому посчастливилось в последние годы дважды посетить эту страну, хотелось бы начать
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: