Из истории античного общества

В.Г.Борухович рассматривает взаимоотношения Афин и Македонии Филиппа II в период от Филократова мира до битвы при Херонее, а также ход политической борьбы внутри самих Афин между промакедонской группировкой и "патриотической партией" во главе с Демосфеном, отстаивавшей курс на активное противодействие македонской агрессии.
Н.Н.Болгов публикует материалы к просопографии позднеантичного Боспора (конец III-VI вв.). Это свод более сотни имен участников исторических событий данного периода, встречающихся как в литературных источниках, так и, главным образом, в надписях. Имена классифицированы по этническому происхождению и по конфессиональному признаку. В ряде случаев известен и род занятий их носителей. Более полная обработка и анализ этих материалов еще предстоят, отмечает автор, но уже сейчас они дают основания полагать, "что общий характер позднебоспорской культуры оставался традиционно греческим и грекоиранским, что подтверждает концепцию континуитета истории Боспора на протяжении IV-VI вв.". 

Из истории античного общества

Изменение представлений о времени на этапе перехода от античности к средневековью рассматривает И.Ю.Ващеева. Отражением этих изменений, происходивших в контексте глобальных перемен в системе ценностей, является, как отмечает автор, определенная трансформация содержания базовых понятий и терминов историкофилософских сочинений. В этом отношении характерно произведение Евсевия Кесарийского "Церковная история", созданная на рубеже двух эпох, текстологическому анализу которой (в том, что касается понятий, связанных с категорией времени и формированием христианских представлений о нем) посвящена настоящая работа. Как показывает автор, в "Церковной истории" уже намечается отход от античной циклической концепции времени, что проявляется в стремлении избегать терминов, вызывающих ассоциации с циклизмом. Вместе с тем, в ней закладываются основы новых, по сути средневековых, представлений о времени, о линейности и неповторимости важнейших событий истории; формируется оппозиция "временное вечное", столь характерная именно для средневекового восприятия.
Изучению феномена стремительной гибели друидизма в кельтских провинциях Римской империи посвящена статья С.А.Доманиной. В середине I в. до н.э., пишет автор, корпорация друидов представляла собой мощную структуру, в значительной степени контролировавшую всю общественную жизнь Галлии. Но уже в годы принципата Тиберия (1437 гг. н. э.) она окончательно ликвидируется. В Британии период сосуществования друидизма и имперской власти был еще короче. С конца I в. н. э. друиды исчезают с исторической арены и из поля зрения античных историков. Причиной этого являлась не только враждебная друидизму политика римской военной администрации, но прежде всего кризис самой друидской системы, начавшийся еще накануне галльской войны, полагает С.А.Доманина. В основе кризиса, по ее мнению, лежал глубокий разрыв между друидским жречеством и основной массой населения как в социально-экономическом, так и в ментально-психологическом плане. Рассматривая материальный мир как зло, друидизм, по существу, представлял собой антисистему, которая в логически завершенной форме неизбежно объявляла злом все, что составляет саму сущность жизни, тем самым противопоставляя себя народной традиции. Столкновение с Римом и римская оккупация Галлии привели к отчуждению от друидского жречества и кельтской племенной знати. Для последней власть римлян, обеспечившая межплеменной мир, законность и порядок, оказалась более приемлемой, чем господство организации, действовавшей исключительно в узкокорпоративных интересах и сознательно препятствовавшей любым попыткам объединения Галлии даже во время римского нашествия.
Проблеме трансформации образа Ахилла в греческой мифологии и особенностей его культа в Греции и в Северном Причерноморье посвящена статья Е.А.Захаровой и Н.В.Молевой. Анализ античной литературной традиции позволяет сделать вывод об очень древнем, доолимпийском, происхождении культа Ахилла, который получил широкое распространение в Греции еще в микенскую эпоху. Первоначально он был типично хтоническим божеством, связанным с миром мертвых и стихией воды, и лишь позднее эволюционировал (по мере формирования новой олимпийской религии и мифологии) в земного героя-воина, воплотившего в себе доблести военного вождя. Завершающая стадия этого процесса фиксируется в гомеровском эпосе. Но и у Гомера Ахилл не утрачивает полностью свой божественной и хтонической сущности. Более того, с началом колонизации Северного Причерноморья, ассоциировавшегося у греков с краем ойкумены, наблюдается возрождение этих более древних черт его природы. Здесь Ахилл превращается во владыку Белого острова (острова Левка) последнего пристанища павших героев и властелином вод Понта Эвксинского Понтархом.

 
Н.А.Касаткина и В.В.Антонов рассматривают внутриполитическую борьбу в Афинах в середине 40х годов V в. до н.э. в связи с основанием Фурий колонии в Южной Италии, призванной, по замыслу Перикла, утвердить афинское влияние на Западе. Однако эта цель не была достигнута благодаря действиям олигархической "партии" во главе с Фукидидом, сыном Мелесия, которая, как полагают авторы, временно на короткий срок пришла к власти в 444/3 г. до н.э. Именно тогда в состав третьей волны колонистов стараниями олигархов было включено множество противников демократии как из числа афинян, так и граждан городов проспартанской ориентации, что, в конечном итоге, привело к выходу Фурий из сферы афинского влияния.
А.В.Махлаюк анализирует исторические и ментальные истоки специфики воинского этоса римлян, которая, как отмечает автор, в значительной степени определялась исключительно развитым духом соперничества и состязательности, т.е. тем самым агональным духом, который во многом придавал своеобразие всей античной цивилизации в целом, пронизывая самые разные ее структуры. Агональная психология, свойственная профессиональной регулярной армии императорского Рима, генетически связана, полагает А.В.Махлаюк, с ключевым компонентом римской системы ценностей, определявшимся понятием virtus ("доблесть") и представлявшим собой сложный нормативный комплекс, в котором, однако, всегда преобладал именно военный аспект. Первоначально virtus являлась всеобъемлющим выражением нравственного идеала правящей аристократии, а в дальнейшем, после определенной трансформации стала своего рода "национальным" идеалом Рима, но никогда не мыслилась вне агонального контекста. С появлением профессиональной армии состязательность, сознательно культивируемая, распространяется на все уровни армейской иерархии и становится неотъемлемым атрибутом того корпоративного духа, который отличал римские легионы эпохи принципата. Е.А.Молев обращается к вопросу об обстоятельствах прихода к власти на Боспоре Археанактидов. Анализируя политическую обстановку в Северном Причерноморье накануне этого события, автор приходит к выводу о неправомерности существующего в научной литературе представления о скифской угрозе как о катализаторе объединительных процессов среди греческих полисов в районе Керченского пролива.
В статье В.Н.Парфенова "Юлии или Клавдии: Август и проблема наследования принципата" исследуется династическая политика основателя империи, последовательно и целеустремленно создававшего условия, призванные обеспечить преемственность выстраиваемого им режима личной власти. Автор показывает, как заботливо сооружавшаяся Августом и, казалось бы, обладавшая многократным запасом прочности династическая конструкция постоянно разрушалась в силу тех или иных случайных (или не случайных?) обстоятельств, в результате чего первый римский император вынужден был передать принципат человеку, лично ему несимпатичному, но необходимому в качестве надежной опоры системы Тиберию Клавдию Нерону. Изучению политической роли и функций секретарей в федерациях эллинистической Греции (Ахейском, Этолийском, Акарнанском и Беотийском союзах) посвящена статья С.К.Сизова. В памятниках греческой эпиграфики эти должности часто выглядят второстепенными, чисто канцелярскими. Однако, как показывает автор, такое представление не всегда соответствует действительности.

 

30 апреля 2012 /
Похожие новости
    Книга Марио Роза, известного специалиста в области истории католицизма, - это сборник авторских работ 1981-1994 гг. Стержневая идея сборника (и об этом пишет автор во введении) -
    В статье Ю.В.Откупщикова предлагается новая этимология теонима Apollon, которая позволяет по-иному взглянуть на целый ряд вопросов, связанных с происхождением и древнейшей историей
    Во введении кратко характеризуется этносоциальная ситуация в Эгеиде в эпоху ранней бронзы. Материалы раскопок ряда протогородских центров этого времени юга и юго-востока Балкан,
    В реферируемых работах известного датского историка античности М.Г.Хансена - автора ряда исследований по афинской демократии - рассматривается феномен греческого полиса, определявший,
      В монографии на основе данных мифологической традиции, литературных источников, археологических и эпиграфических материалов реконструируется история Мегариды X-VI вв. до н.э. и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: