Источники пополнения городской и федеральной казны в полисах эллинистической Беотии

Известно, что финансовая система древнегреческих полисов отличалась большим своеобразием, прежде всего потому, что граждане (основная часть населения полиса), сосредоточив в своих руках всю земельную собственность, тем не менее, были освобождены от уплаты регулярных прямых налогов, и подушных, и подоходных, и поземельных. Отдельные полисы компенсировали это тем, что превращали другие города в зависимых союзников и брали с них дань (как Афины в V в. до н.э.), либо тем, что использовали выгоды своего географического положения и богатели, облагая пошлинами транзитную торговлю (как Родос в эллинистическую эпоху). Гораздо менее очевидным является ответ на вопрос, каким образом удавалось сбалансировать свой бюджет периферийным аграрным полисам, которые были недостаточно сильны, чтобы облагать данью других, и не могли рассчитывать на большие доходы от торговых пошлин. Как кажется, весьма показательным примером в этом отношении могут служить полисы Беотии, греческой области, которая отличалась плодородием земель и была населена в основном более или менее зажиточными земледельцами и скотоводами. Почти все сведения о финансовом положении беотийских полисов относятся к эллинистическому времени, т.е. к III-II вв. до н.э.

Главным источником служат надписи на камне с текстами хозяйственных документов из различных беотийских городов. Как и следовало ожидать, наиболее часто в эпиграфических документах встречаются упоминания об извлечении полисами доходов из земельной собственности. Самые подробные сведения на этот счет происходят из Феспий, где аккуратно, год за годом публиковались данные об аренде общественных, главным образом храмовых земельных участков. Сохранились отрывки этих отчетов примерно за 50 лет (около 250-200 гг. до н.э.). Принадлежавшие городу «сад Муз», «поле Геракла», «земли Гермеса» и другие посвященные богам земельные участки сдавались в аренду частным лицам. Ведали арендой должностные лица полиса, а арендная плата поступала в городскую казну Феспий. Общественная земля могла также послужить залогом, если полис занимал деньги у частного лица. Например, в Акрефии «священное поле Аполлона» стало объектом ипотеки, которая заключалась в том, что в случае неуплаты долга в срок кредитор получал право взимать в свою пользу арендные платежи с данного участка. Данный источник дохода давал полисам существенные средства, был надежным и стабильным. К тому же эти доходы постепенно возрастали, поскольку площадь священных земель увеличивалась за счет пожертвований и завещаний. В арендаторах не было недостатка: сохранилась надпись из Фив (правда, уже римской эпохи), где упомянуты 36 претендентов на аренду одного-единственного участка (3, № 2446). В аренду сдавались и другие виды городской недвижимости. Так, в Лебадее периодически проводились празднества и состязания в честь Зевса Царя, а в промежутках между «Царскими играми» общественный ипподром, стадион, конюшни и т.д. предоставлялись внаем всем желающим. Наконец, расположенные на территории полиса пастбища, которые обычно использовались гражданами безвозмездно, также могли приносить прибыль. Города Акрефия, Копы и Орхомен, расположенные на побережье Ко-паидского озера, в местности, которая славилась просторными лугами, нередко расплачивались со своими долгами, предоставляя иногородним кредиторам вместо денег право, т.е. пастьбы определенного количества голов скота на общественном пастбище. Иногда это право напоминало римский сервитут, т.к. предоставлялось без ограничения срока и с правом наследования, иногда же давалось на несколько лет, но с большим размахом; так, одному гражданину Элатеи было разрешено в течение четырех лет пасти 220 быков и тысячу баранов и овец на территории Орхомена. Для контроля за исполнением подобных сделок в Орхомене избирался особый «заведующий пастбищами».
Видимо, немаловажным источником дохода для беотийских полисов служили поземельные подати, которые, помимо ренты, взимались с арендаторов городских земель. В нескольких надписях из Феспий упоминается «десятина», причем из феспийских документов явствует, что ее платили «по закону» именно арендаторы принадлежащих городу участков. «Десятина» упоминается также в надписи из Фисбы, относящейся уже к римской эпохе. М. Фейель посчитал эту десятину своеобразным «налогом на аренду» в размере десятой доли арендной платы, а П. Рэш и Л. Мижотт предполагают, что десятина исчислялась от стоимости урожая и уплачивалась всеми, кто возделывал землю на территории полиса, включая граждан. Это последнее предположение, казалось бы, противоречит традиционному представлению о налоговой системе греческого полиса, однако в последнее время было собрано и обобщено достаточно свидетельств, доказывающих, что прямые и поземельные налоги с граждан были не такой уж редкостью в греческом мире. Нам неизвестно, являлась ли беотийская десятина урожая исконным местным налогом, унаследованным от классических времен, или нововведением эллинистического периода, вызванным к жизни, может быть, примером аналогичной подати в Сиракузах, Пергамском царстве и других государствах эллинистического мира. В любом случае аграрные по преимуществу полисы Беотии должны были собирать в виде десятины весьма немалые средства.

С другой стороны, беотийские полисы с их аграрным хозяйством не являлись столь же оживленными торговыми центрами, как Афины, Коринф или Родос. Очевидно, и торговые пошлины были для них не главным, а второстепенным источником пополнения бюджета. Те города, которые имели морские гавани - Ороп, Фисба, Феспии, разумеется, брали с купцов пошлины за право торговли и провоза товаров ; составляли ли они те же 2%, что и в Афинах, неизвестно. Возможно, не менее прибыльным было обложение налогом тех туристов и паломников, которые во множестве стекались на священные празднества, проводимые в Беотии. Известно, например, что власти Лебадеи взимали определенную сумму с каждого, кто приезжал вопросить оракула Зевса Трофония в окрестностях города. Отрывочные сведения также подсказывают, что в Беотии, как и повсюду в греческом мире, подушным налогом облагались метеки (резиденты-неграждане), взимались некие суммы в пользу города при издании актов об освобождении рабов, существовали сборы за право торговли на городских рынках. Источником дохода для полисов были, помимо прочего, штрафы и средства, вырученные от продажи конфискованных имуществ.
Известно, что в эллинистическую эпоху не только сохранилась, но и приобрела всеобщее распространение старинная греческая традиция возлагать литургии на самых зажиточных граждан. Многочисленные свидетельства наглядно показывают, что пожертвования богатых «благодетелей» в III-II вв. до н.э. стали едва ли не главным источником пополнения полисных бюджетов. Не была исключением и Беотия. Отдельные состоятельные граждане добровольно возлагали на себя почетные обязанности хорегов, которые должны были оплачивать театральные постановки (пример из Орхомена -, и должностных лиц, ответственных за проведение празднеств.

 

25 апреля 2012 /
Похожие новости
Налогообложение. Виды и способы взимания налогов. Налоговая ставка
Правовой режим земель городов
Правовое регулирование основных сделок с землей 
    Рассматривая проблему полиса, исследователи традиционно выделяют три пути его возникновения. Синойкизм, ярчайшим примером которого являются Афины, самостоятельный рост поселков, что
    Связь между торговцами и распространением информации в греческих полисах и между ними является вполне очевидной. Но именно из-за этого обращение современных историков к свидетельствам
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: