Формирование новой архитектуры европейской безопасности как фактор нарождающейся многополярности в мире

В этих предложениях увидели, помимо их основной целеустановки, признак некой «либерализации» российской внешней политики, желание успокоить Запад, встревоженный громким и решительным возвращением России на мировую политическую арену, о чем с озабоченностью заговорили после известного выступления В. В. Путина на конференции по безопасности в Мюнхене в феврале 2007 года. Обсуждение этой темы приобрело тогда обостренный характер, в том числе и в Германии, вызвало немало острых и недружественных комментариев в адрес России. Официальная реакция в Германии на инициативу российского президента была благожелательной, но осторожной и сдержанной. Руководство ФРГ, как и других государств, не торопилось втягиваться в конкретное обсуждение, предложив Москве подробно развернуть и аргументировать свои предложения в дополнительных разъяснениях по политическим и дипломатическим каналам.

 

 Такие разъяснения последовали, в том числе в ходе министерской конференции ОБСЕ в Хельсинки, конференции ОБСЕ в Вене по обзору проблем в области безопасности 23 июня 2009 г., на неформальной встрече министров иностранных дел стран ОБСЕ на Корфу 27—28 июня 2009 г., а также в ходе многочисленных двусторонних встреч российских руководителей со своими зарубежными партнерами. Терехов Владислав Петрович - Чрезвычайный и Полномочный Посол, заслуженный работник дипломатической службы, профессор Кафедры дипломатии МГИМО-Университета, Однако практическая переговорная работа все еще тормозится представителями Запада. В принципе подобная реакция не выходит за пределы устоявшейся международной практики. Подготовительная работа, предшествующая переговорам, процесс длительный, требующий от всех сторон внимательного изучения обсуждаемой проблемы, связанных с ней интересов, возможных последствий, выгод и потерь. 

Такая работа только начинается. В нынешних условиях выработка потенциальными участниками своих позиций осложняется рядом факторов: Во-первых, в Евросоюзе и НАТО нет единого, общего для всех подхода к отношениям с Россией. Западное сообщество разделено на три лагеря. Один из них включает государства, имеющие обширные экономические интересы в России, устойчивые политические связи, сохраняющие благожелательную в целом атмосферу двусторонних отношений и не обремененные грузом конфликтных проблем или иррациональными предубеждениями своих политических элит. Они открыты для поиска новых возможностей развития международного сотрудничества и укрепления общеевропейской и общемировой безопасности. В числе этих государств Германия, а также Франция, Италия, Испания, Греция и ряд других. Во вторую группу государств входят Польша и республики Балтии, проводящие недружественную в отношении России политику, обусловленную историческим наследием и спецификой правящих политических классов, не желающих сбрасывать негативный балласт и искать новые возможности для стабилизации отношений с Россией. Враждебность к России они, кроме того, используют как разменный материал на переговорах в рамках ЕС и НАТО, выторговывая за деблокирование в этих организациях отдельных позитивных шагов в отношении нашей страны определенные экономические и финансовые уступки. В ряде случаев к этим странам примыкают другие бывшие члены ОВД, сменившие в конце 1980-х годов политическую ориентацию и лишь постепенно возвращающиеся к формированию нормальных, взаимовыгодных и эффективных отношений с Россией. Действия второй группы государств контролируют и направляют США и, в известной мере, Великобритания, образующие ядро третьей группы и в значительной степени влияющие на общую политику блока НАТО и ЕС. Правда, в связи с решением США не размещать в Польше и Чехии элементы третьего позиционного района ПРО в отношениях США с этими странами возник определенный диссонанс, что, однако, в долгосрочном плане едва ли ослабит их ориентацию на Вашингтон. Различия в отношении этих групп государств к России определяют и характер реакции на предложение Д. А. Медведева, которая варьируется от благожелательной до негативной. Во-вторых, за рубежом все еще не составили окончательного четкого представления о возможностях и последствиях реализации российских предложений. На евроатлантическом пространстве давно сложилась и функционирует система международных союзов и объединений, регулирующая отношения государств региона друг с другом и их совместные действия на международной арене. Регламент их деятельности тщательно выверен и согласован с учетом взаимных интересов и рассматривается ими как оптимальный, несмотря на возникающие временами противоречия и трения. Отработанная система согласований и взаимодействия существует в рамках НАТО в сфере безопасности. Защищенность этой системой считается эффективной и высоко оценивается членами НАТО. Имеющиеся недостатки и сбои не служат поводом для серьезных сомнений на этот счет среди членов альянса, и, тем более, для выхода из этой организации. Именно поэтому альянс не испытывает недостатка в желающих вступить в него, а процесс его расширения был результатом не только втягивания в него новых членов, но и их собственным настойчивым стремлением получить такой статус. В этих условиях в странах ЕС и НАТО пока не сложилось ясное представление относительно того, какие дополнительные преимущества даст им участие в новом договоре о европейской безопасности и даст ли вообще.

 
Скорее можно ожидать сомнений на этот счет и опасений относительно ослабления гарантий безопасности в новой структуре. При проработке на Западе российских предложений рассмотрение возможных последствий в этой сфере, вероятно, займет центральное место. В-третьих, дискуссия на Западе вокруг российских предложений, успев лишь начаться, была заторможена событиями на Кавказе, вызванными нападением Грузии на Южную Осетию. На отпор агрессору западная пропаганда, в том числе и немецкая, автоматически отреагировала антироссийски. Даже после некоторой корректировки позиция СМИ осталась остро критической и даже враждебной нашей стране. Официальная реакция и оценки последующих событий также носила антироссийский характер, с нюансами, обусловленными принадлежностью страны к той или иной из упомянутых групп. Международные отношения ФРГ, немецкие аналитики, прежде всего, обращают внимание на энергетику как на центральный вопрос российско-германских отношений. Признается, что благополучие Германии в силу объективных условий на долгие годы будет зависеть от бесперебойных поставок российских энергоресурсов. Этот непреложный факт диктует необходимость упорядоченного и надежного сотрудничества, как для ФРГ, так и для России, заинтересованной в устойчивом рынке энергоресурсов. Из этого делается вывод, что любые новые урегулирования в сфере безопасности не могут и не должны обходить энергетическую область, а включать ее в качестве одного из главных составляющих возможной договоренности. При этом подчеркивается, что доступ российских поставщиков к немецким газораспределительным сетям должен компенсироваться участием немецких (и других зарубежных) энергетических концернов в разработке газовых ресурсов России. Впрочем, эти условия должны обеспечиваться не только в случае выработке предлагаемого Россией договора, но и в переговорах о новом договоре России с ЕС. Поэтому особо указывается на необходимость формирование единой позиции ЕС на переговорах с Россией по газовым вопросам. Повышенное внимание уделяется ситуации на постсоветском пространстве и политике России в этом регионе. Дискуссия вокруг идеи формирования новой архитектуры европейской безопасности может продолжаться и продвигаться в направлении согласования Парижской Хартии - 2, если удастся договориться о достаточном политическом и правовом наполнении такого документа. Состоявшиеся в ФРГ парламентские выборы, приведшие к формированию новой правящей коалиции, в которой СДПГ сменила либерально-демократическая партия, не предвещают существенного изменения политики правительства в вопросах европейской безопасности. В Берлине предпочитают говорить о преемственности внешней политики, о стремлении последовательно продвигать идею широкого сотрудничества на всем евроатлантическом пространстве. Будущее покажет, какое для этого потребуется время.

 

24 мая 2012 /
Похожие новости
      Старший научный сотрудник Отдела Западной Европы и Америки ИНИОН РАН Иракский кризис, продолжающийся с лета 2002 г., стал важным событием международной жизни начала нового века.
Уходит в прошлое одно из слагаемых внешнеполитической идентичности Франции неучастие в военной организации НАТО и стремление к автономной (от США) европейской обороне и безопасности. Франции так и
В конце 1995 г. в Варшаве состоялась международная научная конференция, в которой участвовали польские, немецкие и российские специалисты. По материалам конференции Центр восточных исследований
  В начале 1990-х гг., после стремительных и отчасти катастрофических событий, сопровождавших распад СССР и крушение мировой системы социализма, абсолютно все европейские страны (и не только
    Развитие собственной политики безопасности и обороны в рамках ЕС рассматривалась в Испании в 2000-е годы в качестве ключевого направления интеграции, формирования политического союза и
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: