Притязания объединенной Германии на место постоянного члена совета безопасности ООН (1990е-2005гг.)

Уникальность постбиполярной системы международных отношений, становление которой пришлось на 1990е начало 2000х гг., состояла в борьбе двух противоречивых тенденций. Одна из них характеризовалась централизацией международной власти в лице единственной сверхдержавы мира США, обладавшей совокупностью эффективных рычагов воздействия на ход мировой политики. Речь шла преимущественно о военной мощи, которая использовалась в двух аспектах: как средство устрашения потенциального противника (или давления на него), а также в качестве ресурса прямого воздействия на ситуацию в регионе и политическое положение в отдельно взятой стране.
Принципы, исповедуемые сверхдержавой, внедрялись в сфере идеологии, где преобладали либерализм и демократия. В связи с ускорением глобализационных процессов значительная часть государств была вынуждена как в добровольном, так и принудительном порядке придерживаться этих принципов в своей внешней и внутренней политике.

Начало 2000х гг. можно назвать апогеем однополярной системы, что нашло отражение в Концепции внешней политики РФ, подписанной президентом В.В. Путиным 28 июня 2000 г. «Тенденция по направлению формирования униполярной мировой структуры усиливается...», подчеркивалось в документе. Одновременно набирала силу другая тенденция, зафиксировавшая процесс относительного падения влияния и веса сверхдержавы на мировой арене. Перевес возможностей, который был у США по сравнению со странами Западной Европой, Китаем и Японией, постепенно сокращался. Сошлемся на мнение специального консультанта администрации президента США Дж. Бушастаршего Р. Блэквилла, в 1995 г. отмечавшего: «Сегодня ведущая роль Соединенных Штатов выглядит слабее, чем в прошлом». Ему вторил профессор международной политики Ш. Бирлинг (университет Регенсбурга, ФРГ), полагавший, что «США как сверхдержава кажется истощенной. С момента окончания конфликта между Востоком и Западом изменилась не только структура международной системы, но и внешнеполитические обязательства Соединенных Штатов. 
Вызовы постбиполярного периода объективно требовали повышения политической роли международных институтов, прежде всего ООН, обладавшей статусом организации самого высокого уровня. По сути, она являлась единственной миротворческой организацией с универсальным членством, выступавшей площадкой для проведения политики по поддержанию международного порядка, основанного на силе права.
Статус ООН детерминировался рядом объективных факторов, одним из которых можно считать потребность в многостороннем регулировании ввиду участившихся конфликтов и нанесения ущербов, что диктовало потребность пресекать конфликты по возможности превентивно, используя широкий инструментарий мирного урегулирования. Кроме того, увеличивалось количество ситуаций, когда предупредительные мероприятия не могли предотвратить эскалацию насилия, и тогда не оставалось иного выхода, как интервенция международного сообщества, которая должна была проводиться на основании мандата Совета Безопасности ООН. Далее, роль этой организации подчеркивалась тем обстоятельством, что она обладала правом вмешиваться в государственный суверенитет. Хотя с международноправовой точки зрения предпосылкой такого вмешательства являлась защита прав и свобод, ООН могла исполнять эту роль на законных основаниях. Наконец, значение ООН росло в связи с нарастанием нестабильности в мировой политике ввиду дестабилизации ситуации в ряде государств, что грозило непредсказуемыми последствиями для международной безопасности. Объединенная Германия рассматривала ООН в качестве инструмента, позволяющего ей укрепить свои позиции на международной арене. Такое видение сложилось не сразу, поскольку первоначально взаимоотношения с ООН во многом определялись ролью Германии во Второй мировой войне. Российский ученый Н.В. Павлов писал: «С точки зрения своего происхождения ООН была союзом, направленным против стран, выступавших в роли агрессоров в войне. Положение последних иллюстрируют пункты о «вражеских государствах» в статьях 53 и 107 Устава ООН, которые, хотя и считается, что они не приложимы более к ФРГ, остаются частью Устава».
ФРГ была принята в ООН 18 сентября 1973 г., и в сжатые исторические сроки сумела занять в организации достойное место. Так, по состоянию на 1997 г. во всех подразделениях ООН в общей сложности работало 18 тыс. специалистов из различных государств, из которых 750 являлись гражданами ФРГ. В процентном соотношении доля Германии в распределении ведущих постов в системе ООН составляла 9 %. На территории ФРГ в этот период располагался ряд специализированных органов ООН, таких как Международная организация труда, бюро Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Союз волонтеров ООН, штаб-квартира Международного морского суда.
Претендуя на глобальную ответственность в мире, а также руководствуясь соображениями престижа, объединенная Германия выразила готовность взять на себя повышенную ответственность за международную безопасность в рамках ООН. Такая готовность подкреплялась стремлением ФРГ решить две взаимосвязанные задачи. Прежде всего, Германия надеялась утвердиться в статусе влиятельного миротворца, в связи с чем 12 июля 1994 г. Федеральный конституционный суд вынес постановление, допускающее использование бундесвера за пределами оперативной зоны НАТО в рамках участия ФРГ в международной системе коллективной безопасности ООН.
Второй задачей Германии являлось приобретение места постоянного члена Совета Безопасности органа ООН, несшего главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Эта задача могла быть решена только после принятия решения о структурной реорганизации ООН, на идеологическую и политическую подготовку которого были направлены усилия германских дипломатов. Требовалось доказать, что сложившийся механизм Организации Объединенных Наций является детищем своего времени, порожденным двумя разрушительными мировыми войнами ХХ столетия. Поэтому ее органы и принципы действия отражают тогдашнее соотношение глобальных сил, не учитывая происшедших с тех пор изменений. К тому же число политических игроков увеличилось многократно, равно как и количество существующих и потенциальных конфликтов.
В 1993 г. состоялись первые научные дискуссии по данной проблеме, инициированные внешнеполитическим журналом Германии «Europa Archiv» . Одновременно с ними был проведен опрос представителей германской элиты, призванный выявить их мнение по поводу приоритетов внешней политики ФРГ.

Однако интерес германской элиты к деятельности ФРГ в рамках ООН вскоре пошел на спад, что наглядно продемонстрировали данные нового опроса, проведенного в марте 1995 г. Согласно ему, только 49 % опрошенных назвали в качестве ключевой цели приобретение Германией места постоянного члена СБ ООН. И это притом, что 24 октября 1995 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла заявление, в котором, в частности, говорилось о необходимости расширения Совета Безопасности.
Коалиционное правительство социал-демократов и партии «зеленых», пришедшее к власти после парламентских выборов 1998 г., в скором времени обозначило свою готовность к более активной борьбе за место постоянного члена СБ ООН. 4 сентября 2000 г. в Берлине состоялось совещание руководителей германских дипломатических представительств за рубежом, в ходе которого федеральный канцлер Г. Шредер заявил: «Государства-члены ООН заинтересованы в том, чтобы Совет Безопасности соответствовал реалиям XXI века, и самые мощные из них не остались бы обделенными. У Федеративной Республики Германия достаточно силы и веса, и не только в Европе, чтобы принять на себя ответственность в Совете Безопасности».
Смена правящей коалиции после парламентских выборов 2005 г. способствовала значительному снижению дипломатической активности Германии. Ее притязания опирались на возросшую политическую и экономическую мощь, консенсус основных политических сил, международный авторитет. Однако официальный Берлин переоценил свои дипломатические возможности, и к тому же совершил ошибку, войдя в конфронтацию с США на почве неприятия войны в Ираке. В результате надежды Германии на обретение места постоянного члена Совета Безопасности ООН не оправдались.

 

17 мая 2012 /
Похожие новости
      В условиях углубляющихся интеграционных процессов государств и расширения международного сотрудничества возрастает необходимость выработки единых подходов к обеспечению
  Для государств — участников Вашингтонского договора НАТО была и остается военно-политическим союзом, в основе которого лежат принцип коллективной обороны (что было особенно важно в
  После окончания конфронтации Восток — Запад объединенная Германия теоретически могла попытаться снова претендовать на роль одной из великих держав Европы. Однако Германия не проявила
      Старший научный сотрудник Отдела Западной Европы и Америки ИНИОН РАН Иракский кризис, продолжающийся с лета 2002 г., стал важным событием международной жизни начала нового века.
  В начале 1990-х гг., после стремительных и отчасти катастрофических событий, сопровождавших распад СССР и крушение мировой системы социализма, абсолютно все европейские страны (и не только
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: