Глобализация: Франция в поисках нового пути развития

Глобализация мировой экономики начинает определять эволюцию систем хозяйствования в составных структурных частях мировой эконо­мики - национальных экономиках отдельных стран, поворот в их эко­номических стратегиях. В этом основная мысль представленной статьи. В хозяйственной практике Франции указанный поворот проявился в ре­зультате новой финансовой и промышленной политики, направленной на приспособление к новым международным требованиям междуна­родной конкуренции. Структурирующей осью новой хозяйственной стратегии является создание так называемых полюсов конкурентоспо­собности, в качестве которых выступают научно-производственные центры новых технологий или научно-производственные кластеры, об­разующие различные платформы технико-экономической ассоциации промышленности, исследовательской базы, науки и высшей школы.
Международная конкурен­ция становится гораздо более сильным фактором эволюции системы хозяйствования. И в начале 1980-х годов управление экономикой было подчинено необходимости адаптироваться к международной конкуренции и, соответственно, рынкам - евро­пейскому и мировому. В попытках найти оптимальную модель хозяйствования проводится национализация (1981-1982 гг.), а затем приватизация (1986 г. и с небольшими перерывами по на­стоящее время), которая вписывается в общемировую тенденцию экономического развития.
Кардинальный поворот в экономической стратегии страны свя­зан с деятельностью премьер-министра Ж. Ширака, начавшего приватизацию. Пожалуй, будет справедливым утверждение, что для Франции вопрос о характере собственности является опреде­ляющим на протяжении длительного периода ее развития. Именно он обусловил своего рода водораздел между правыми и левыми силами, определил характер экономической модели развития и промышленной политики государства.

К началу 2001 г. во Франции были приватизированы предпри­ятия госсектора стоимостью свыше 240 млрд фр., а в 2005 г. число занятых на предприятиях госсектора составило 914 тыс., или 4,2%, общего числа занятых (до приватизации - 9,5% занятых).
Приватизация была настолько значительной, что Европейская комиссия, подводя итог, отмечала: «Монополии находятся под кон­тролем независимых властных структур, а частные предприятия интегрированы в рынок. У государства больше нет слов». Иначе говоря, государство сделало все, от него зависящее, для либерали­зации экономики. Приватизация была важным, но не единствен­ным условием для становления рыночной экономики. Необходимо было также изменить структуру денежно-кредитной и финансовой систем Франции.
Составной частью неолиберальной модели во Франции в 1990-е годы стало развитие биржи - в частности, с точки зрения участия французских предпринимателей и ее открытости иност­ранным инвесторам. По этому показателю Франция заняла четвертое место в мире после Великобритании, по оценкам специ­алистов (доля инвестиций нерезидентов в общем объеме инвести­ций составляла порядка 30%).
Первая модернизация французского финансового сектора, который длительное время являлся ключевой составляющей фран­цузского государственного капитализма, проводилась еще в конце 1980 - начале 1990-х годов премьер-министром Л. Фабиусом и тогдашним министром финансов П. Береговуа. Государство разре­шило доступ к финансовому рынку инвесторам всех типов - от мелких и средних до крупных.
Эти реформы фундаментально трансформировали структуру французских финансов и подготовили либерализацию кредитной сферы, которая в свою очередь способствовала повышению конку­рентоспособности французской промышленности.
Одновременно быстрыми темпами развивался фондовый рынок. Так, большую популярность получила система опционов, являющихся символом капитализма англосаксонского типа. В про­мышленности 40 самых важных и прибыльных предприятий имели 34,5 тыс. держателей опционов - 1% общего числа занятых. Сего­дня Франция имеет самый высокий уровень распределения прибы­ли по опционам среди европейских стран и второе место в мире после США. Использование опционов на фондовом рынке Фран­ции становится главным тестом для ответа на вопрос, насколько страна адаптировалась к глобализации.
Глобализация совершенно очевидно меняет культуру организа­ции и управления на предприятии. Для французских предприятий это выразилось не только в экспансии на внешние рынки, росте экспорта и товарных излишках начиная с 1992 г., но также в увели­чении инвестиций французских предприятий за границей, которые возросли до 170 млрд долл. к 2000 году.
В новых условиях глобальной экономики продолжаются струк­турные изменения, с той лишь разницей, что раньше этот процесс планировался, стимулировался или замедлялся государством, теперь воздействие государства ограничено. Меняется палитра французской промышленности: появляются новые хозяйственные структуры за счет большого количества слияний, поглощений, купли-продажи компаний, причем этот процесс идет с большим ус­корением. Эти совсем не новые методы используются французски­ми компаниями либо для проникновения и установления контроля за иностранными предприятиями и компаниями, либо для созда­ния благоприятных конкурентных условий для себя в целях роста конкурентоспособности французской продукции.
В итоге политики, проводившейся государством еще с конца 1960-х годов и в особенности с середины 1990-х, французские ком­пании, возглавляемые талантливыми менеджерами, на сегодня в ряду самых высоко котирующихся компаний в мире. Многие французские предприятия основную долю своего делового оборо­та получают от реализации продукции за рубежом, например, «Мишлен» (85%), «Алькатель» (83%), «Дассо» (82%), «Хеннесси» (81%) (автомобильная, самолетостроительная промышленность и т. д.). Количество слияний, поглощений и приобретений ком­паний или предприятий, отдельных производств постоянно воз­растало и продолжает расти: оборот по таким сделкам в среднем составлял 15 млрд долл. в начале 1990-х годов и превысил 70 млрд долл. в начале 2000-х.
В середине 1990-х годов Франция вновь столкнулась с требова­ниями глобализации, но уже в социальной сфере. Дело в том, что многие политики и государственные деятели страны стали настаи­вать на очевидности связи между глобализацией и безработицей, которая особенно усиливается с вовлечением национальной эконо­мики в мировую экономическую систему (специально сенатской комиссией был подготовлен доклад по данной проблеме - так называемый Доклад Артуи, по имени председателя сенатской ко­миссии). Главным выводом его являлся следующий: безработица во Франции есть следствие более низкого уровня заработной пла­ты в других странах. Имеется в виду тенденция к делокализации и, в частности, размещение филиалов французских предприятий в странах с более низким уровнем заработной платы.
Необходимым условием жизнедеятельности в условиях глоба­лизации общества становится качество и скорость развития новых технологий и в особенности новых систем связи и информации. Развитие информационных технологий позволило французским компаниям не только получать необходимую информацию, но и сократить издержки на связь и транспортные расходы, что способ­ствовало экономическому развитию.
Однако прошло как минимум несколько лет, пока Франция стала активной участницей информационного сообщества. Об этом свидетельствуют и статистические данные использования персо­нальных компьютеров и Интернета. В 1998 г. только 16% предпри­ятий (для сравнения - в Великобритании и Германии 20-25%) имели компьютеры, 500 тыс. предприятий были подключены к Интернету (4 млн - в Великобритании, 40 млн - в США).
Глобализация поставила французских государственных деяте­лей перед необходимостью принять новую модель, где государству отводится, мы не скажем, что незначительная, но принципиально иная, роль: отныне государство - координатор и арбитр. Смириться с утратой полувекового существования сильных рычагов государст­венной власти непросто для Франции, так как в большой степени это связано с тем значением, которое в течение длительного време­ни играло государство в социально-экономической и политической жизни страны. Как отнеслось общество к глобализации и какие кор­рективы внесло государство в свою политику? Просто ли это было и как это происходило?

29 февраля 2012 /
Похожие новости
  Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) стали ведущей формой международных экономических отношений, в которой процесс глобализации достиг наибольшего уровня развития. Особый интерес вызывает
В странах Скандинавии (Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия) малый и средний бизнес (МСБ) представляет значительную часть экономики. В Швеции количество малых и средних предприятий в 2005 г. достигло
Сегодняшняя глобализация в мире определяется не только ка­чественно, но и количественно: ежеквартально осуществляется международный финансовый оборот в размере 1,5 млрд. долл.; прямые зарубежные
Глобализированный мир по сути стал новым миром, без привыч­ных и дорогих миллионам граждан понятий и норм, и в нем следова­ло научиться жить. Глобализация рассматривалась французами как некое зло,
Падение коммунистических режимов в Центральной и Восточной Европе, указывает автор, само по себе не означало возрождения либерализма и замену централизованного планирования рыночной экономикой, а
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: