Имя и образ герба в Датской геральдике XII-XVIII вв.

 

Начатки гербовой терминологии обнаружились в XII-XIII вв., когда происходило рождение и становление самого явления герба. Специальный термин «герб» у людей западноевропейского культурно-исторического мира вырабатывался по мере того, как в их сознании утверждалось общее понятие герба, которое объективировалось в типических образах. Стало быть, слово-знак «герб» должен был являться в качестве термина, посредством которого изустно или на письме обозначалось понятие о внутренних (смысловых) и внешних (художественных) качествах герба, делавших его отличным от других знаковых явлений.

В памятниках западноевропейской письменности XII-XIV вв. обычно содержатся указания на предметы, которые являлись носителями «гербовых» знаков . Среди таких предметов особенно часто упоминается щит («clipeus»), и в XIII в. именно это слово указывалось в легендах печатей датчан, когда на них изображался гербовый щит.

В то же время на печатях датчан мог представать только шлем с эмблемой, и тогда в легенде говорилось о «шлеме» («galea») владельца печати. На сегодняшний день существует множество различных методик по очищению организма от шлаков и вредных токсинов. Такие методики вы сможете встретить на сайте центра восстановления здоровья Устиновой.

Но если изображавшиеся на печатях по отдельности щит и шлем обозначались словами соответственно «щит» и «шлем», то какое имя должна была получить композиция из щита и шлема, которая распространилась в иконографии печатей датской знати в XIV в.? Этим именем, надо полагать, являлось слово «оружие» (arma), поскольку именно оно служило собирательным термином, которым обозначались различные предметы вооружения, в том числе щит и шлем.

В самом деле, на печати одного датчанина, употреблявшейся в 1339 и 1341 гг. , видим приведенные в связь щит и шлем с их знаками и читаем такой текст: «s’et arma Mathei Ta», то есть «печать и arma Матея Та». Этим текстом, несомненно, представлялось содержание иконографии печати. Поэтому в данном случае слово «arma» выступало в роли собирательного имени, которым обозначены два предмета «оружия», несущие отличительные знаки владельца этого «оружия».

Саксон Грамматик (ок. 1200 г.) рассказывает, что датский епископ Абсалон во время сражения с поморскими славянами был узнан по «знакам» («notis») его щита . В «Младшей Зеландской хронике» под 1328 г. сообщается, что люди графа Гольштейна Иоганна III, захватив «замок в Копенгагене», «водрузили» над ним «знамя   графа, обозначенное крапивным листом» , то есть знамя с гербом голштинских графов из рода Шауэнбург. Стало быть, ещё около середины XIV в. изображение «герба» на знамени датчанами воспринималось в качестве «знака» («знаков»).

В XIII-XV вв. слово «знак» («signum», «insigne») для наименования изображения на щите и знамени использовалось и в других западноевропейских странах, в частности - в Англии и Германии . Следовательно, эти слова, имевшие широкое значение «знаков» вообще, употреблялись в качестве первых имен «герба», а стало быть, поначалу в Дании, как в Англии и Германии, не было особого термина для обозначения эмблем, представавших на рыцарском оружии. Впрочем, уже в памятниках немецкой поэзии XIII-XIV вв. в качестве имени эмблемы щита использовалось слово, которое может быть охарактеризовано как специальное имя «герба»: «wapen» или «wappen». Этот термин, по первому своему значению служивший именем «оружия», имел латинское соответствие, представленное, правда, уже в германских документальных источниках XIV в., в слове «arma». Это же имя «герба» обнаруживаем в латинской словесности Англии. В позднее средневековье здесь словом «arma» принято было обозначать гербовую эмблему, изображенную главным образом на щите.

Таким образом, в XIII-XTV вв. слово «arma» («wapen») в сознании людей Западной Европы постепенно стало обозначать не только предметы вооружения, но также, вначале, возможно, в устной речи, ту эмблему, которая по-русски называется «гербом». Отсюда, в свою очередь, следовало, что имя «герба» как оригинального общественно-культурного явления утверждалось на основе осознанного представления о неразрывной связи этого явления с оружием. Этому, несомненно, способствовало само миросозерцание средневекового человека, которое, в силу своего предметно-символического характера, по обыкновению, представляло явление художественного творчества, ещё только-только осознававшееся как понятие, через имя физического носителя этого художественного явления. В ряду других предметов, обозначавшихся словом «оружие», в роли носителя «герба», по свидетельству письменных и изобразительных средневековых источников, чаще всего выступал щит. Поэтому в XIII-XIV вв. утвердилось обыкновение называть словом «оружие» в основном именно щитовую эмблему.

Возвращаясь на датскую почву, находим здесь памятники художества и словесности, в которых слова «clipeus» и «arma» использованы для обозначения «герба».

Выше мы видели, что на печатях датчан обычно изображался «гербовый» щит, который в легенде обозначался словом «clipevs». Это слово присутствует также на печати короля Олафа III (1376 г.),но теперь оно обозначает трёх коронованных львов датского государя, изображенных без щита. Стало быть, слово «clipeus» на печати короля Олафа употреблено в качестве имени самой гербовой эмблемы датского государя. Очевидно, что в данном случае перед нами пример, который показывает, как привычка находить на королевской печати щит с эмблемой с течением времени создала духовную основу для того, чтобы имя щита стало восприниматься как имя находившегося на нём эмблематического изображения.

Но слово «clipeus» в значении эмблемы-герба не утвердилось в латинской словесности Дании. Оно было вытеснено термином «arma», и произошло это, несомненно, по той причине, что в позднее средневековье данный термин в пределах культурно-исторического мира Западной Европы получил признание в качестве универсального имени «герба».

Действительно, уже в конце XIV в. слово arma как имя «герба» было употреблено в одном акте, изданном в Дании. Речь идет о документе, датированном 5 октября 1387 г. , в котором свидетельствуется достоверность грамоты короля Олафа III от 7 мая 1376 г. и находившейся при этой грамоте королевской печати посредством её описания.

Имя и образ герба в Датской геральдике XII-XVIII вв.

То была вышеупомянутая печать короля Олафа с изображением трёх коронованных львов без щита, которое в её легенде, однако, поименовано как «clipeus». Теперь же данное изображение описывалось как «arma короля Дании три коронованные льва», притом что, приводился и текст легенды печати со словом «clipeus». Это письменное свидетельство о подлинности грамоты и печати короля Дании было составлено и заверено клириками Якобом Йенсеном и Якобом Кнудсеном, каждый из которых представлялся «публичным по императорскому постановлению нотариусом». Оба датских клирика, следовательно, имели звание императорского нотариуса, которое, по западноевропейским средневековым понятиям, обыкновенно давало право заверять акты в любом королевстве или княжестве римско-католического мира. Но получение этого звания предполагало, конечно, знания о делопроизводстве имперской канцелярии с её формулами и терминами. Поэтому употребление слова «arma» в качестве имени «герба» в дипломатике императоров Священной Римской империи с сер. XIV в. создавало также почву для того, чтобы и датчане, получившие звание императорского нотариуса, использовали универсальные термины имперского же нотариата.

Таким образом, средневековое делопроизводство Западной Европы, как и любое другое явление западноевропейского средневековья тяготевшее к типической выразительности, являлось одним из источников распространения универсальной «геральдической» терминологии и словесного обозначения «герба» в частности.

Одновременно вместе с использованием в документах в качестве имени «герба» латинского термина «arma», постепенно вошло в обыкновение употреблять в том же смысле и датское слово «оружие» («vapn», «vaaben», «vaben»). Об этом свидетельствуют грамоты королей Дании на пожалование гербов XV-XVII вв.

В XIV в. в Германии ««геральдические» слова «щит» и «шлем» вошло в обыкновение употреблять в виде устойчивого выражения «щит и шлем» («schildt und helm»; «clipeus et galea») или «герб, щит и шлем» («wappen, schild und helm»). Эти выражения, однако, обнаруживаются не в легендах печатей, а в документальных источниках .

И в Дании выражения «щит и шлем» и «герб, щит и шлем» («Wapen, Schiold oc Hielm»), по обыкновению, представлены в грамотах XV-XVIII вв.

 

26 июня 2012 /
Похожие новости
Природные достопримечательности и памятники наследия как объекты страноведения. Часть 3
Словарь терминов 
    Все поистине великое и возвышенное создается тем, кто может свободно творить. Ограничения правомерны настолько, насколько они необходимы для обеспечения существования. Есть еще нечто
    В реферируемых работах известного датского историка античности М.Г.Хансена - автора ряда исследований по афинской демократии - рассматривается феномен греческого полиса, определявший,
  В ходе последнего этапа Второй мировой войны в Юго-Восточной Европе власти Советского Союза признали Народно Освободительную армию Югославии со стоящим во главе Иосипом Броз Тито
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: