Реформирование регионального управления в условиях становления сетевого общества

Ключевым фактором трансформации системы государственного управления во второй половине XX века стала информационная, технологическая революция, повлекшая за собой качественные изменения в культу­ре, социальной структуре общества, системе экономических отношений как на глобальном, так и на нацио­нальном и региональном уровнях управления. Чрезвычайно интенсивное развитие в конце XX века инфор­мационных, сетевых технологий предопределило новый тренд в социально-политическом и экономическом развитии постиндустриального общества: повсеместное распространение сетевых структур как виртуаль­ных, так и реальных. В результате в самом начале XXI века сформировалась новая социологическая концеп­ция, описывающая современное общество как сетевое. Отличительные характеристики сетевого общест­ва были описаны известным испанским социологом М. Кастельсом, который также отмечал возможность существования различных национальных и региональных моделей сетевого общества, особенности которых определяются национальной культурой, политическим и правовыми режимами, избранной стратегией эко­номического развития и пр. Среди прочих можно выделить скандинавскую или североевропейскую модель.
 

Эту модель можно описать в терминах открытости (как с точки зрения технологической доступности для большинства граждан, так и в смысле обеспечения механизмов широкого гражданского участия в поли­тической жизни и процессах принятия управленческих решений на всех уровнях административного управ­ления), прочно укорененной инновационной культуры, базирующейся на ценностях свободы творческой са­мореализации личности и стремлении к созиданию, а также гибкой модели государства благоденствия, исключительно органично вписавшейся в новые условия информационной экономики. По сути, государство благоденствия в большинстве стран северной Европы (прежде всего в Финляндии и Швеции) сформировало своеобразную сеть с агентами информациональной экономики, позволившую снимать многие социальные противоречия, возникающие сегодня внутри welfare state за счет бурного технологического развития, обес­печивающего удешевление для государства производства большинства общественных благ.

Безусловно, указанные выше особенности вели к трансформации и самой системы государственного управления, которая вынуждена была применять новые методы и приобретать новые формы, адекватные сложившейся ситуации. В данной статье мы рассмотрим этот процесс на примере регионального уровня управления государств, относящихся к североевропейской модели сетевого общества: Финляндии, Швеции, Норвегии и Дании. Компания "Лимо -Альянс" – широко известная компания, предоставляющая услуги по заказу лимузинов с водителем. 

В результате реформы административно-территориального деления Финляндии, проведенной в 2009-2010 гг., основной региональной единицей страны стали 20 регионов или областей (фин. Maakunta), под­разделяемые в свою очередь на 72 района (фин. Seutukunta) (т.е. на 1 регион приходится от 2 до 7 районов).

Управление новыми регионами осуществляют две взаимосвязанные структуры: представительства госу­дарственной администрации (прежде всего отдельных министерств) и муниципальные администрации на уровне региона. Функционально региональная государственная администрация фокусирует внимание на экспертно-аналитической и информационной работе по каждому из курируемых отдельными министерст­вами направлений государственной политики.

Муниципальная администрация на уровне региона представлена 20 региональными советами, которые являются формально установленными межмуниципальными органами управления. Их компетенция ограни­чена по большей части вопросами регионального планирования и развития, т.е. теми проблемами, которыми отдельные муниципальные образования заниматься самостоятельно не могут.

Сетевые управленческие структуры представлены на региональном уровне Финляндии комитетами ре­гионального управления, находящимися в ведении бюро региональных советов и представляющими собой формально установленные сетевые структуры, ответственные за вопросы регионального развития, а именно координацию исполнения и финансирования региональных стратегических программ. Комитеты региональ­ного управления формируют представители трех групп акторов: муниципалитеты, государственная власть и представители бизнеса и неправительственных организаций. Они вырабатывают и согласовывают предло­жения в годовой план реализации соответствующих программ. Кроме того, эти сетевые структуры ответст­венны за эффективную реализацию на региональном уровне общеевропейских программ. Эти структуры можно охарактеризовать, с одной стороны, достаточно высокой степенью формализации отношений, а с другой, - весьма широкими полномочиями по принятию управленческих решений.

Таким образом, сетевые формы управленческих организаций на региональном уровне Финляндии ак­тивно участвуют в процессе принятия решений, имеют реальные полномочия и хорошо мотивированы для кооперации.

В Швеции региональный уровень управления формирует 21 область или лен. Каждый лен имеет админи­стративный орган управления, назначаемый правительством и являющийся представителем его интересов на региональном уровне, а также орган регионального самоуправления - ландстиг, избираемый населением лена. В двух ленах действуют независимые региональные парламенты. 

 

 

Ключевой актор в определении повестки дня региональной политики Швеции - министерство про­мышленности, занятости и коммуникаций. Кроме него активную роль в этом процессе играют Шведское агентство развития бизнеса, Национальное агентство развития сельских территорий и Шведский институт политики развития.

Содержание реформирования региональной политики современной Швеции определяет Стратегия ре­гиональной конкурентоспособности, предпринимательства и занятости на период 2007-2013 гг. В ней сфор­мулированы ключевые задачи развития регионов, такие как повышение темпов экономического роста, улучшение качества социальных услуг, обеспечение устойчивости местных рынков труда, повышение ква­лификации рабочей силы, активная инновационная политика на местном и региональном уровнях. Все эти задачи должны быть решены параллельно с решением специфической проблемы Швеции - крайне малой населенности обширных северных территорий страны. В самых северных ленах Норрланде и Свеаланде от­мечена самая низкая плотность населения в Европе - примерно 4-5 человек на 1 км2, при том, что в южных регионах, особенно внутри треугольника, образуемого тремя крупнейшими городами страны: Стокгольмом, Гетеборгом и Мальме, наблюдается высокая перенаселенность. В результате такой диспропорции сущест­венно обостряются многие социальные и экономические проблемы регионов. Поэтому не случайно одним из центральных тезисов региональной реформы в Швеции стал принцип «баланса регионального развития», который официально трактуется как устранение существенных различий в темпах и содержании разви­тия экономик различных регионов, но не за счет снижения темпов экономического роста страны в целом. В контексте достижения данной цели региональные реформы в Швеции были ориентированы на решение двух конкретных задач: развитие конкурентоспособности регионов и укрупнение существующих ленов. В 2007 г. парламентский комитет по вопросам компетенции общественного сектора Швеции представил от­чет, согласно которому предлагалось заменить существующую систему ленного административно-­территориального деления значительно более крупными регионами (всего предполагалось создать от 6 до 9 таких регионов с численностью населения от 1 до 2 миллионов), ответственными за все вопросы регио­нального планирования и развития: здравоохранение, высшее образование, общественный транспорт, разви­тие промышленности, инфраструктуры, охрану окружающей среды. Однако эти идеи так и не были реализо­ваны на практике, и дебаты относительно будущего регионального устройства страны идут по сей день.

24 июня 2012 /
Похожие новости
    На европейской карте существуют регионы, которые в отличие от локомотивов регионализма не имеют традиционных для того оснований. Под такими основаниями я имею в виду прежде всего
  Статья посвящена раскрытию основных направлений государственной политики Норвегии, Швеции и Финляндии в отношении коренного малочисленного народа саами. Основная проблема гармонизации
Появление на современной карте мира все новых государств уже никого не удивляет. При этом их социально-экономическое развитие, политическое устройство часто становятся объектом научных дискуссий.
В странах Скандинавии (Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия) малый и средний бизнес (МСБ) представляет значительную часть экономики. В Швеции количество малых и средних предприятий в 2005 г. достигло
После краха социалистического лагеря и распада СССР бывшие социалистические восточноевропейские страны практические "выпали" из сферы интересов отечественной социально-экономической географии.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: