Инженер, ставший дипломатом: деятельность Герберта Гувера во главе комиссии помощи Бельгии в 1914-1917 гг.

Статья посвящена изучению деятельности Герберта Гувера во главе Комиссии помощи Бельгии, когда известному горному инженеру пришлось на время стать дипломатом. Сделан вывод о том, что во многом благодаря именно его организаторским и дипломатическим талантам удалось предотвратить грозившую этой европейской стране «гуманитарную катастрофу». 
Герберт К. Гувер (1874-1964) вошел в историю, главным образом, в качестве 31го Президента США. Но успеха и поистине всемирного признания он добился гораздо раньше став поначалу одним из самых известных горных инженеров своего времени, а затем заслуженно обретя славу выдающегося гуманитария. С ноября 1901 г. Гувер жил и работал в Лондоне поначалу в качестве партнера в корпорации «Bewick, Moreing and Company», а с июля 1908 г. главы собственной фирмы («Herbert C. Hoover»), которая специализировалась на оказании консалтинговых услуг и инженерного обеспечения в горнодобывающей промышленности. Уже через несколько лет им была создана настоящая «бизнесимперия», в различных промышленных, инженерных и финансовых структурах которой под началом Гувера стали работать около 175 тыс. человек по всему миру.

 

В самом начале Первой мировой войны, в августе 1914 г., Гувер по просьбе посла США в Англии Уолтера Пэйджа возглавил Американский комитет помощи, занимавшийся отправкой на родину американцев, находившихся в Европе на момент начала военных действий. В течение первых шести недель своей деятельности Комитет помог вернуться на родину примерно 120 тыс. (в различных источниках называются цифры от 100 до 200 тыс.) американцев, которые по разным причинам туризм, родственные визиты, служебные командировки и т.п. находились в это время на территории Европы.
3 октября 1914 г. Герберт Гувер проводил на родину, за океан, членов своей семьи жену Лу Генри Гувер и двоих сыновей, Аллана и Гербертамладшего. Кстати, именно этот день он впоследствии назвал датой окончательного завершения своей инженерной карьеры. Гувер собирался присоединиться к ним примерно через три недели, но этим планам так и не суждено было сбыться. Гувер, вероятно, интуитивно почувствовал, что его присутствие, осенью 1914 г., позволит ему находиться в гуще событий и, возможно, предоставит ему долгожданную возможность быть полезным обществу (он давно уже подумывал о завершении своей инженерной карьеры и о возможности заняться общественной деятельностью). Интуиция его не подвела.
Первой страной, которая стала объектом внимания и помощи Герберта Гувера в ходе все разраставшейся «гуманитарной катастрофы» первых месяцев начавшейся в Европе большой войны, была маленькая Бельгия. Эту страну маленькое королевство с 8 миллионами населения известный американский историк Дж. Нэш называет «одной из европейских историй успеха». По мнению исследователя, ей не повезло только в том, что в 1914 г. она находилась между Германией и Францией. Уже в первые дни войны, 4 августа 1914 г., на ее территорию вступили германские войска, стремившиеся кратчайшим путем достичь Парижа. По «плану Шлиффена» на то, чтобы пройти через территорию Бельгии, им отводилось не более пары недель, но армия этой маленькой страны во главе с королем Альбертом оказала значительно превосходившим ее численностью германским войскам яростное сопротивление. Тем не менее Бельгия была полностью оккупирована германскими войсками и практически одновременно блокирована с моря англичанами, что привело к продовольственному кризису, грозившему вскоре перерасти в голод. Сотни бельгийских деревень были разрушены, что привело к появлению примерно миллиона беженцев, полностью лишенных крова. Заводы по всей стране были остановлены, торговля и коммуникации парализованы (из-за повреждения или разрушения железнодорожных путей и каналов); временно бездействовали даже почта и телеграф.
Американский посол в Бельгии Брэнд Уитлок отмечал в своем рапорте Президенту Вудро Вильсону: «В течение двух недель гражданское население Бельгии, и так терпящее бедствие, окажется перед лицом голода». В отдельном докладе в госдепартамент он подробно разъяснил, почему это может произойти: «В обычное время Бельгия производит лишь примерно одну шестую потребляемого продовольствия. В стране сейчас тысячи людей остались без жилья и без какой либо надежды перед лицом наступающей зимы. Необходимо срочно распространить усилия по оказанию помощи на всю территорию Бельгии». Для предотвращения грядущей катастрофы было необходимо срочно действовать, и инициаторами здесь выступили представители имевшегося в Бельгии «американского сообщества». Вскоре бельгийский двор был вынужден оставить страну, перебравшись сначала в Антверпен, а затем в Гавр. Большая часть дипломатического корпуса подалась вслед за «правительством в изгнании», но незначительная часть (включая Уитлока) решила остаться и выполнять свои обязанности в условиях оккупации страны германскими войсками. Этот выбор американский исследователь Вернон Келлог называет «счастливым (или даже судьбоносным) для бельгийцев».
Первой задачей Б. Уитлока было помочь тем из соотечественников, кто находился на территории Бельгии и хотел бы поскорее вернуться на родину. Для ее решения он обратился за помощью к инженерам и бизнесменам Д. Хейнеману, М. Шалеру, У. Хулсе, а также своему сотруднику, первому секретарю дипломатической миссии Хью Гибсону. Совместно с бургомистром Брюсселя Максом, а также бельгийскими бизнесменами они образовали «Central Committee of Assistance and Provisioning» (обычно именуемый в исторических источниках Американским комитетом помощи Беженцам) во главе с Д. Хейнеманом. Пытаясь решить вопросы снабжения оккупированных территорий продовольствием, они вступили в переговоры с военным губернатором Брюсселя, генерал-майором Лютвицем с ним удалось договориться о том, что германские оккупационные войска не будут чинить препятствий доставке продовольствия в Брюссель, а также направили одного из своих членов, Милларда Шалера, со специальной миссией в Европу в частности, в Голландию и Англию.

 
В ходе ее выполнения Шалер побывал в Нидерландах, где договорился с Правительством этой страны о возможности обеспечения транзита через ее территорию продовольствия в Бельгию. Правда, помочь соседям собственно продовольствием голландцы не могли и посоветовали Шалеру обратиться за помощью к Великобритании. 25 сентября он прибыл в Лондон, где, пытаясь заинтересовать «бельгийским вопросом» знакомых ему американцев, встретился с Эдгаром Рикардом, а уже последний привел его в гости к Гуверу. Шалер рассказал о том, что он прибыл «из-за линии фронта», из Бельгии, чтобы доставить деньги, необходимые для покупки 2 500 т продовольствия для жителей голодающего Брюсселя. В Лондоне «миссия Шалера» столкнулась с серьезными трудностями. Представители британских властей запрещали торговцам отпускать ему необходимое продовольствие, считая, что оно «будет изъято немцами» и что «это является функцией самих германских властей кормить жителей оккупированных ими стран». Гувер, узнав об этом, устроил встречу Шалера с американским послом, а также с авторитетным британским политиком, сэром Э. Грэем, которому и удалось договориться о решении данной проблемы. В результате 2500 т продовольствия были наконец-то благополучно закуплены и отправлены в Брюссель, но британское Министерство иностранных дел известило Шалера о том, что этот случай должен стать первым и последним. Вот так, казалось бы, незначительный эпизод стал поводом, «подтолкнувшим» Гувера к продолжению благородной деятельности по оказанию помощи уже не соотечественникам, а целой (пусть и небольшой, но, пожалуй, наиболее нуждавшейся в этом на тот момент) европейской стране.

 

30 марта 2012 /
Похожие новости
  О проблеме межэтнических отношений в Бельгии написано сравнительно много социологических, исторических и политологических исследований. Вместе с тем, географический аспект практически не нашел
    Глобализация и сопровождающие её интеграционные и коммуникативные процессы привели к созданию мирового экономического, политического, научного, образовательного и культурного
Новые развитые федерации, такие как Россия и Бельгия, осуществляя международные отношения, выработали особые механизмы международного сотрудничества регионов. Международные связи регионов России и
  Международные связи сообществ и регионов Бельгии можно представить как уникальную модель, имеющую свою специфику по ряду параметров. Субъекты бельгийской федерации обладают вторичной
      Международные связи сообществ и регионов Бельгии можно представить как уникальную модель, имеющую свою специфику по ряду параметров. Субъекты бельгийской федерации обладают
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: