Игнац Зейпель в развитии австрийской государственности

 

Предыдущая часть 

 

Европейская поездка Зейпеля, осуществленная 20 - 26 августа 1922 г., характеризует его как прагматичного политика, который реально оценивал перспективы развития австрийской государственности. Признавая общность австрийского и германского народа, он, тем не менее, понимал, что ни аншлюс к Германии, и даже ни Дунайская федерация, а только самостоятельное существование с опорой на финансовую помощь держав-победительниц может спасти страну. Поэтому визит Зейпеля в Берлин стоит трактовать не как очередную попытку возобновить переговоры с Германией насчет аншлюса, а как своеобразную угрозу Лиги наций, демонстрацию того, что, в случае отказа в получении кредитов на предстоящем Совете Лиги, снова может стать актуальным вопрос об аншлюсе. Никакого реального значения встреча в Берлине иметь не могла. Состояние экономики и народного хозяйства Германии, её положение на внешнеполитической арене было в начале 1920-х гг. намного более плачевным, чем Австрии. О содержании этих переговоров упоминал в своих мемуарах германский политик Курциус. Он считает, что просьба Зейпеля была только лишь формальностью «если не чем либо худшим, так как он точно знал, что ввиду репарационного кризиса тех дней и лицом к лицу с французской и бельгийской оккупацией, оказание Германией помощи Немецкой Австрии было исключено». Свидетельство Курциуса подтверждает и то, что переговоры не имели никакого результата. В австрийской прессе, не относящейся к лагерю социал-христиан, было распространено убеждение, что поездка Зейпеля в Берлин «являлась демонстрацией, лишенной реального значения». Критику демократов вызвали и результаты визита лидера социал-христиан в Верону.

Когда через две недели после поездки на заседании парламента он упомянул о проекте австро-итальянского таможенного союза, Отто Бауэр заявил, что речь идет не о таможенном союзе, а о создании итальянской империи на Дунае. Сложно сказать, что сам Зейпель имел ввиду - вполне возможно, что он просто искал пути экономического выживания Австрии, а не планировал очередной проект создания Дунайской федерации. Этим проектам Бауэр и Реннер противопоставили требование аншлюса к Германии, упрекая социал-христиан в том, что они продали интересы своего народа. На одном из заседаний парламента депутаты социал-демократической партии встретили Зейпеля возгласами «Да здравствует присоединение к Германии!». Однако некоторые источники позволяют судить, что аншлюс как перспектива развития австрийской государственности не отметался полностью лидерами социал-христиан. Например, в марте 1926 г. австрийский канцлер Рамек в сопровождении генерального секретаря министерства иностранных дел Петера и других австрийских чиновников посетил Берлин. В ответ на пожелание министра иностранных дел Штреземана «рассматривать движение за аншлюс как нечто само собой разумеющее, но не следует слишком шумно за него агитировать», он заявил: «Это полностью и наша точка зрения. Все демонстративное имеет неприятные последствия. У некоторых государств еще имеется страх перед аншлюсом, и излишние провокации принесут только вред». Эта же позиция выражается и в письме Петера австрийскому посланнику в США, написанном в мае того же года: «Мы желаем, чтобы существование тенденций к аншлюсу воспринималось повсюду в Австрии и вне Австрии как само собой разумеющее и естественное. Однако мы желаем также, чтобы вопрос политического присоединения совершенно не затрагивался до тех пор, пока время не принесет решений о том, может ли этот вопрос быть разрешен в рамках статей Версаля и Сен-Жермена. Поэтому, в настоящее время правительство или правительственные органы не занимаются вопросом об аншлюсе».

 

В программе христианско-социальной партии 1926 г. в качестве задач обозначалось достижение достойного места австрийских немцев в среде европейских наций и построение отношений с Германии на основе права на самоопределение наций.
Эта довольно формулировка была еще детищем И. Зейпеля. После его смерти в 1932 г. политика партии несколько изменилась. Осторожность и ум священники и политический опыт позволяли ему и, следовательно, его партии, избегая категоричных заявлений, тем не менее, получать выгоды для своей страны.
Канцлер Э. Дольфус, член христианско-социальной партии в своих речах неоднократно подчеркивал, что австрийцы остаются частью великогерманской общности. Однако, в отличие от жителей соседней Германии, они смогли избавиться от поверхностного национализма, поэтому являются «хорошими» немцами. Акцентирую «немецкость» жителей Австрии, Дольфус тем не менее резко возражал против аншлюса с тоталитарной нацистской Германией.
Еще одного из руководителей Австрии из социал-христиан, Шушнига, австрийские исследователи неоднократно называли большим немцем, чем немцы Германии, однако он также пытался препятствовать - правда безуспешно - аншлюсу.
Таким образом, однозначно определить отношение социал-христиан к альтернативам развития австрийской государственности довольно тяжело. Идея Дунайской федерации лучше отражала представление идеологов партии об особой роли Австрии в регионе, однако Зейпель понимал невозможность реализации этого проекта. Не отрицая аншлюса в принципе, лидер социал-христиан больше стремился решать первоочередные проблемы, которые стояли перед республикой. Несмотря на «имперскую мистику», иногда присутствующую в речах и работах Зейпеля, он оказался большим прагматиком, чем социал-демократы. Его отношение к положению родины отражает выступление 31 июля 1928 г., в котором он назвал нынешнее положение своей страны следствием слабости и ошибок немцев в старой Австрии: «То, что мы осуждены в течение некоторого времени на жестокое существование маленького государства, заслуженная судьба и хороший урок». Последовавшие за Зейпелем лидеры христианско-социальной партией не отличались ни яркостью предшественника, ни политической дальнозоркостью. И Дольфус и Шушниг подчеркивали принадлежность австрийцев к великогерманской общности, однако категорически возражали против аншлюса к Германии.

Не будем подробно останавливаться на отношении к перспективам развития австрийской государственности великогерманской партии, которая, хотя и не обладала крупных электоратам, имела насколько голосов в парламенте. Как понятно из названия, партия была сторонником аншлюса к Германии. В программе 1919 г. было записано: «Главное направление нашей внешней политики заключается в соединение Австрии и Германского государства». Сторонниками аншлюса выступал и австрийский ландбунд - партия сельских аграриев. Количество голосов, полученных великогерманцами и ландбундом колебалось от 25 в 1919 г. до 19 в 1930, что составляло 18 % и 12 % соответственно от участвующих в выборах.
Наиболее последовательными противниками любых вариантов объединения были австрийские коммунисты. Уже на конференции венского рабочего совета в 1919 г. коммунисты выступили против идеи аншлюса и за создание Советской республики в Австрии. Идеологами австрийской коммунистической партии распространялась идея, что концепции и аншлюса к Германии, и Дунайской федерации призваны отвлечь рабочий класс от борьбы за социалистическою революцию. Рупор коммунистов газета «Капмф» писала: «Возможен только один лозунг: объединится с пролетариатом всех пограничных стран, заручиться в случае надобности экономической и военной помощью освобожденной России и, прежде всего, осуществить революцию». Коммунисты не верили в лозунг экономический нежизнеспособности молодого австрийского государства: «Роковая теория о нежизнеспособности Австрии и её зависимости от заграницы один раз уже превратила нашу страну в игрушку иностранных великих держав и ввергла её в катастрофу».
Попытки социал-демократов осуществить аншлюс к Германии, таможенные союзы и «Женевские протоколы» социал-христиан коммунисты оценивали как реакционные и империалистические. В докладе Центрального Комитета Коммунистической партии Австрии в июне 1925 г. говорилось: «Нашим лозунгом должен быть не аншлюс к гиндербурговской Германии, а теснейший союз с германским пролетариатом и пролетариатом других стран против международной реакции. Предпосылкой этого является борьба против собственной буржуазии в каждой отдельной стране».

Окончательно тезис о том, что австрийская нация является самостоятельной был разработан к середине 1930-х гг. Эта идея, выдвинутая австрийским коммунистом А. Кларом, подтверждала необходимость антифашистской борьбы не за воссоединение в будущем свободной Германией, а за независимое австрийское государство.

Таким образом, вопрос о перспективах развития австрийской государственности занимал одно из ключевых мест в программах всех политических партий. Его решение зависело не столько от национальной самоидентификации, сколько от экономических, политических и идеологических взглядов лидеров.
Большинство социал-демократов считали, что присоединение к Германии решит экономические проблемы, с которыми столкнулась молодая республика, и будет способствовать построению социализма. Пункт об аншлюсе являлся составной частью программы партии с 1918 по 1933 гг. Безоговорочную поддержку социал-демократам в этом вопросе оказывала великогерманская партия.
Идеологи социал-христиан подчеркивали, что у Австрии в регионе особая миссия, способствовать исполнению которой может создание Дунайской федерации, а не присоединение к Германии. Однако «имперская риторика» Р. фон Кралика, Э. Винтера и др. оставалась на бумаге и не оказывала реального влияния на политический курс Игнаца Зейпеля.
Сторонниками самостоятельного существования Австрийской республики можно назвать только коммунистическую партию, но численность её была довольно малочисленна и серьезной роли в политической жизни Первой республики они не имели.

30 ноября 2011 /
Похожие новости
  В сочинениях католических идеологов главное место занимали не трезвые экономические расчеты, доказывающие выгоду восстановления утраченных после гибели Австро-Венгрии связей, а имперская
   Несмотря на то, что именно Карл Реннер провозгласил Немецкую Австрию как часть Германского государства, он подчеркивал, что статья об аншлюсе - всего лишь декларация, которая получит
    На страницах рупора австрийской социал-демократии газеты «Арбайтер Цайтунг» Отто Бауэр изложил основные постулаты германо-австрийского сближения.
Вопрос о перспективах развития австрийской государственности занимал одно из ключевых мест в программах всех политических партий. Его решение зависело не столько от национальной самоидентификации,
Нерешенный национальный вопрос, дезинтеграция многонационального населения привели к осознанию того, что дальнейшее государственное сосуществование австрийцев со славянскими народами стало
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: