Австрия - честь Германии

 

 

Предыдущая часть 

 

3 октября 1918 г. австрийская социал-демократия приняла решение «объявить право других наций на полное самоопределение и требовать такого же права для немцев». Этот документ заканчивался словами: «Мы готовы вести переговоры с представителями чехов и южных славян о преобразовании Австрии в федерацию свободных национальных союзов». То есть, изначально Дунайская федерация рассматривалась социал-демократами как более желательная альтернатива. В Германии еще не произошла революция, и объединение монархии с республикой могло оказаться проблематичным. К тому же, идея аншлюса среди населения была непопулярна. 26 октября 1918 г. Карл Реннер уже предлагал возможную альтернативу: создание союзного государства с другими нациями бывшей Габсбургской империи или присоединение к Германии «В конце концов, - писал он в заключение, мы не желаем играть роль учителя... Мы нуждаемся в нашем собственном доме - другие могут сами о себе позаботится». Однако уже 12 ноября того же года второй статьей резолюции временного национального собрания Австрия объявлялась составной частью Германии. То есть, изначально идея аншлюса не рассматривалась социал-демократами как основная. Дунайская федерация, план которой в той или иной степени присутствовал у всех главных идеологов партии, представлялось более простым, а потому и более желательным вариантом. 

Несмотря на то, что именно Карл Реннер провозгласил Немецкую Австрию как часть Германского государства, он подчеркивал, что статья об аншлюсе - всего лишь декларация, которая получит воплощение только после принятия конкретных законов. Отметим, что в Веймарской конституции также указывалось, что Австрия - честь Германии. Основную часть своего времени и сил Реннер тратил не на приближение аншлюса, а на защиту прав немецких национальных меньшинств.

Это может говорить о том, что Реннер чувствовал большую близость именно с бывшими соотечественниками, а не с «собратьями по крови». В своих многочисленных трудах, даже рассуждая о перспективах аншлюса, он неоднократно подчеркивает «Мы, австрийцы...». Присоединение Реннер считал «политическим признанием, которое казалось необходимым для выхода из бедственного положения».

Австрия - честь Германии

Приход к власти в Германии социал-демократов оживил надежды австрийских лидеров на «социалистический аншлюс». К. Реннер включился в активную работу по пропаганде объединения немецкоязычных народов. Он участвовал в деятельности Немецко-австрийского народного союза, организовывал взаимные делегации австрийских и немецких социал-демократов в национальных торжествах обоих стран. Однако как главный аргумент в пользу аншлюса Реннер выдвигал не этническую, а идеологическую близость двух стран. Близки были Реннеру и экономически мотивы аншлюса: в воспоминаниях он указал, что присоединение было «политическим признанием, которое оказалось необходимым для выхода из тяжелого экономического положения».

С началом мирового экономического кризиса Реннер опять обращается к идее Дунайской федерации. Он считал, что финансовые трудности будут способствовать сближению не только наследников Габсбургской империи, но и интеграции всего внутриевропейского региона, включая также Германию, Польшу, страны Балтии, Албанию, Грецию". Реннер был идеологом, а не экономистом: планы, вернее, даже мечты о европейской интеграции он ставил выше возможных экономических и политических трудностей. Судя по работам, стремление к объединению у лидера социал-демократов было более развито, чем осознание собственной национальной идентификации: аншлюс к Германии он рассматривал только как один из многочисленных вариантов союза различных стран.

Австрия - честь Германии

Отметим, что после прихода к власти нацистов, социал-демократы, не отказавшись от аншлюса, решили отложить его до тех времен, когда в Германию вернется демократия: «Мы не намерены противопоставлять великой общности судьбы и культуры германского народа отечественную разновидность некого австрийского человека. Мы считаем немецко-австрийское племя такой же частью германской нации, как баварцы и швабы, как саксонцы и франки. Мы чувствуем себя неразрывно связанным с великим немецким рабочим классом. Поэтому и в дни наихудшего унижения немецкого народа нашей целью остается аншлюс к свободной Германии завтрашнего дня», - писала «Арбайтен Цайтунг». Однако в октябре 1933 г. социал-демократы исключили из своей программы пункт, требующий присоединение Австрии к Германии.

В отличие от своего товарища по партии, Карл Реннер одобрил аншлюс Австрии 1938 г.: «Как социал-демократ и сторонник права наций на самоопределение, как первый канцлер Немецко-Австрийской республики и как бывший глава австрийской делегации в Сен-Жермене я говорю аншлюсу «Да». Восторженно приветствовал Реннер и мюнхенские соглашения, которые, как он считал, восстановили историческую справедливость. В статье «Почему я сказал «Да» он писал: «Мне как демократу больно подчиняться диктатуре, как свободному социалисту - военному режиму, но нации существуют на протяжении столетий, а партии приходят и уходят». Объясняя свою позицию, он указывал: «С 1919 г. в бесчисленных письмах и собраниях я вел борьбу за присоединение Австрии к Германии. Я рассматриваю аншлюс в качестве истинного средства от унижений 1918 и 1919 гг., Сен-Жермена и Версаля. Я должен был отречься от своего прошлого передового бойца-теоретика за право на самоопределение, если бы не приветствовал всем сердцем воссоединение».

Сложно однозначно сказать, объяснялась ли подобная позиция соображениями личной безопасности или политическими и идеологическими принципами - Реннер был довольно противоречивым человеком: он склонялся к идее Дунайской федерации и лично объявил Немецкую Австрию частью Германской империи, он восхвалял правовое государство, стремился к нему, и признал аннексию Австрии рейхом. Присоединение судетских немцев и аншлюс, совершенные абсолютно мирным путем, действительно соответствовали взглядам Реннера, однако он не мог не замечать агрессивного, тоталитарного характера нацистского режима. Но Реннер был идеалистом, вполне возможно, что он хотел верить, а поэтому и верил в возможность создания справедливого общества, европейской интеграции на основе торжества закона.

Наиболее последовательным сторонником аншлюса с Германией как воплощение права наций на самоопределения (а не экономической необходимости или идеологической выгодности) является, на наш взгляд, Людо Хартман. Он родился и вырос в Германии, возможно, этим и объясняется его последовательная пропаганда аншлюса. Еще в период Первой мировой войны Хартман отрицал идею Дунайской федерации, считая объединение с Германией безальтернативным. Право на самоопределение наций было ключевым для Хармана, поэтому он называл его «естественным правом». После образования самостоятельной австрийской республики Хартман на посту австрийского представителя в Берлине развернул активную агитацию за присоединение Австрии. Один из участников германской имперской конференции 25 ноября 1918 г. вспоминал о выступлении Харманна: «Каждый из присутствующих, каждый, кто слышал речь посла Австрии, поняли, что наступил исторический момент, и они стали свидетелями, как великая идея единства немецкого народа наконец-то воплотилась».

Осознавая, что после заключения Сен-Жермнского мирного договора, перспектива аншлюса отодвигается на неопределенное время, он, тем не менее, считал, что воссоединение всех немцев в едином государстве неизбежно. И если у политиков Австрии и Германии не хватает мужества сделать решительный шаг, «то народ имеет право вмешаться в этот процесс». Не соглашаясь с решением Сен-Жерменской мирной конференции, Хартман пишет: «Мы апеллируем к высшему трибуналу, решениям которого все должны подчинятся, к закономерности всемирно-исторического процесса».

Несмотря на то,  что  аншлюс  являлся  официальной  программой социал-демократов, некоторые видные представители партии, занимали довольно осторожную позицию в этом вопросе. Например, К. Зайтц считал Дунайскую федерацию более выгодным вариантом для австрийской республики. Против присоединения к Германии выступал и Ф. Адлер.

Таким образом, требование аншлюса было частью официальной программы австрийских социал-демократов с 1918 г. (то есть, с момента образования независимой республики) до 1933 г. (приход к власти в Германии нацистов). Большинство членов партии поддерживало аншлюс по идеологическим и экономическим мотивам. Проект Дунайской федерации рассматривался идеологами партии как альтернативный вариант развития австрийской государственности.

В Австрии, в отличие от большинства европейских государств, католическая церковь представляла собой серьезную политическую силу, воплощением которой была христианско-социальная партия - одно из самых крупных австрийских политических движений периода Первой республики. Крах Габсбургской империи, опорой которой являлись социал-христиане, развал государства стали для них полной неожиданностью. В последние десятилетия существования Австро-Венгрии партия уже включилась в еѐ управление, а при слабости и непопулярности либеральных и консервативных течений, она стала занимать положение системообразующего движения. Основной электорат партии - буржуазия и крестьянство. Идеологи социал-христиан призывали отказаться от классовой борьбы и добиваться улучшения своего положения путем христианской любви к предпринимателям и сотрудничества с ними, утверждая, что классов не существует, а есть только сословия.

 

Продолжение...

25 ноября 2011 /
Похожие новости
  Европейская поездка Зейпеля, осуществленная 20 - 26 августа 1922 г., характеризует его как прагматичного политика, который реально оценивал перспективы развития австрийской государственности.
    На страницах рупора австрийской социал-демократии газеты «Арбайтер Цайтунг» Отто Бауэр изложил основные постулаты германо-австрийского сближения.
Вопрос о перспективах развития австрийской государственности занимал одно из ключевых мест в программах всех политических партий. Его решение зависело не столько от национальной самоидентификации,
  Опасение немцев в Германии, что распад Австро-Венгерской империи создаст вакуум власти, торопило высшее командование и имперское правительство решить вопрос о присоединении. Но в то же время,
Нерешенный национальный вопрос, дезинтеграция многонационального населения привели к осознанию того, что дальнейшее государственное сосуществование австрийцев со славянскими народами стало
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: