Вопрос о перспективах развития австрийской государственности

В то время как другие народы бывшей Австро-Венгрии с восторгом встретили свою независимость, австрийцы восприняли полученную государственную самостоятельность как излишнюю и нежелательную. Фридрих Аустерлиц, один из лидеров социал-демократической партии Австрии и главный редактор партийной газеты «Арбайтер Цайтунг» писал незадолго до официального объявления республики, что все нации радовались приобретенной самостоятельности, но не австрийцы. Аустерлиц подчеркивает, что независимость оказалось для его соотечественников не результатом долгой и упорной борьбы, а явилась стечением обстоятельств. Австрия была «обломком после большого кораблекрушения», - сказал Карл Реннер, оценивая положение своей страны в 1918 г.

Вопрос о перспективах развития австрийской государственности

Психологическое состояние сограждан довольно остроумно и точно показал Роберт Музиль в своем эссе «Буриданов австриец», написанном 14 февраля 1919 г.: «Добропорядочный австриец задумчиво стоит между двумя вязанками сена - между Дунайской Федерацией и объединенной Германией. Поскольку он - искушенный логик, которого с почтением упоминает любая история этой науки, он не довольствуется сравнением калорийной ценности двух сортов сена: ему мало простой констатации, что имперская вязанка питательней, хотя поначалу тяжеловата для слабого желудка. Он умом проверяет возникшую дилемму, пытаясь учуять в ней запах духовности».

Перспективы развития государственности молодой республики определялись экономическими, идеологическими и, пожалуй, в последнюю очередь, этнонациональными соображениями интеллектуальной элиты страны. В момент образования независимой республики Немецкая Австрия политики действительно не видели другого пути существования своего государства, но вскоре стало ясно, что идея аншлюса не имела безоговорочной поддержки ни среди элиты, ни среди простых граждан Австрии.

Вопрос о перспективах развития австрийской государственности

Несмотря на сложившиеся в историографии, в частности, в отечественной (В.М. Турок, М.А. Полтавский) представление, австрийские социал-демократы не являлись безоговорочными сторонниками скорейшего аншлюса с Германией. Например, решение 12 ноября 1918 г. принималось далеко не только социал-демократами. Во Временном национальном собрании большинство принадлежало немецким националистам (102 депутата), второе место по численности занимала партия христианских социалистов (72 депутата), а социал-демократы шли только на третьем (42 депутата). В образованный 30 октября 1918 г. государственный совет, который принимал власть после отказа императора Карла Габсбурга от престола, вошли пять представителей немецких националистов, три - христианских социалистов, два - социал-демократов и трое беспартийных. За решение об аншлюсе единогласно проголосовали все члены государственного совета.

Ориентация австрийской социал-демократии в национальном вопросе на Германию была обусловлена несколькими факторами. Во-первых, некоторые лидеры партии происходили из Германии (В. Адлер, Л. Хартманн, Ф. Юнг и др.).

Во-вторых, для идеологии социал-демократов традиционней акцент на экономические мотивы принятия политических решений. Поэтому их идеи нежизнеспособности молодой республики логично, на взгляд идеологов партии, следовал вывод о необходимости присоединения к более сильной стране. Выбор Германии объяснялся особенностями исторической памяти австрийских немцев, этнической принадлежностью некоторых лидеров и идеологической близостью двух стран. Акцент на идеологические мотивы также можно объяснить. Убеждение, что в крупных государствах гораздо легче бороться за социальные права населения и строить социалистическое общество, традиционно для европейской социал-демократии. Объединение с Германией с этой точки зрения должно ускорить социальную революцию и привести к образованию европейского социалистического центра. Поэтому и в Австрии и в Германии социал-демократы подчеркивали, что идея создания Великонемецкой республики появилась еще в годы революции 1848 - 1849 гг., и была связана с имена основоположников марксизма. Концепция «социалистического аншлюса» просуществовала на протяжении всего межвоенного периода. Даже в 1932 г. в рупоре социал-демократов появилась статья, пропагандирующая австро-германское сближение ради построения социализма: «Мы знаем, что осуществления наших исторических целей и освобождения рабочего класса от ига капитализма мы можем добиться не в этой маленькой жалкой Австрии, расположенной в самой середине между фашистской Германией, фашисткой Италией и фашистской Венгрии. Социализм может возникнуть только в более крупной общности, имеющей больше самостоятельности благодаря численности населения, экономической мощи и территориальной протяженности. На нашей земле социализм может возникнуть только когда наша страна станет частью свободной Германии завтрашнего или послезавтрашнего дня».

Вопрос о перспективах развития австрийской государственности

Один из лидеров и главных идеологов австрийских социал-демократов Отто Бауэр еще в начале XX в. был сторонником преобразования Австро-Венгрии в «демократическое союзное государство национальностей», в котором для каждой нации должны быть созданы автономные общины с правом решения вопросов в области культуры. Бауэр, как и большинство марксистов, считал, что в будущем наций как таковых не будет, поэтому нет необходимости дробления существующих многонациональных государств (например, Австро-Венгрии) по национальному принципу. Однако он одним из первых понял, что империя обречена на гибель. Еще в начале октября 1918 г., то есть перед манифестом Карла о преобразовании Австро-Венгрии в федерацию национальностей, он писал, что реформирование монархии уже не имеет смысла.

После окончания Первой мировой войны и краха Габсбургской империи, Бауэр, наряду с другими видными идеологами социал-демократической партии, исходя, в первую очередь, из тезиса о нежизнеспособности молодой австрийской республики, а потом уже из этнонациональных соображений, рассматривал в качестве вариантов развития две альтернативы: аншлюс к Германии всех немецкоязычных территорий Австро-Венгрии или создание на базе бывшей Габсбургской империи Дунайской федерации. Но после того как Австрия была объявлена частью Германии, Бауэр, согласившись с мнением большинства, которое отражало и его позицию, написал: «Этим решением временного правительства Немецкая Австрия объявила свою волю к объединению с другими немецкими племенами, от которых она была насильственно отделена 52 года назад». Он предлагал немедленно перейти к переговорам об аншлюсе, не дожидаясь подписания мирного договора. Когда в конце декабря 1918 г. аншлюс был принят как официальная партийная программа, Отто Бауэр стал главным пропагандистом реализации идеи объединения с Германией, не оставляя тем не менее идею Дунайской федерации. Как отмечал один из сотрудников министерства иностранных дел Б. Шир: «... в отличие от Виктора Адлера, Отто Бауэр всегда имел ввиду в качестве альтернативы аншлюса образование Дунайской федерации».

Вопрос о перспективах развития австрийской государственности

Однако взгляды патриарха австрийской социал-демократии тоже были и не столь однозначными. В октябре 1919 г. Адлер писал, что будущее австрийских немцев больше не может строиться на подавлении других национальностей: «Немецкий народ в Австрии стоит теперь перед задачей создать свое собственное демократическое государство, которое свободно решит вопрос о характере отношений с соседями и Германской империей. Оно может объединиться с Дунайскими народами в форме лиги свободных наций, если народы этого захотят. Если же другие нации отклонят подобный союз или согласятся на условиях, которые не соответствуют экономическим и национальным интересам немецкого народа, то немецкая Австрия вынуждена будет присоединиться к Германской империи как союзное государство, так как предоставленная сама себе, она не будет экономически жизнеспособной. Мы требуем для немецко-австрийского государства полную свободу в выборе между этими двумя возможными объединениями». То есть, Виктор Адлер рассматривает аншлюс с Германией как альтернативный вариант более желательному образованию Дунайской федерации. Но уже 10 ноября, за день до смерти, Адлер дал согласие на включение пункта об аншлюсе в конституцию австрийской республики. Наверное, это решение было отражением его слов, сказанных еще на первом заседании Временного Национального собрания: «Предстоящее объединение исполнило бы те мечты юности, которые, пожалуй, все когда-то лелеяли»". Адлер, как представитель старого крыла социал-демократов, путем аншлюса хотел исправить историческую несправедливость, которая развела германцев и австрийцев по разным государствам.

Однако отношение Отто Бауэра к планам создания Дунайской федерации также было далеко не однозначным. Некоторые источники позволяют судить, что он использовал эту альтернативу только для того, чтобы отвлечь противников от своей главной цели - аншлюса к Германии. В письме Людо Хартману Бауэр предлагал ему объяснять позицию Австрии следующим образом: «Мы готовы в любой момент вести переговоры о создании Дунайского союза. Только в случае, если они окажутся безрезультатными, мы начнем подготовку аншлюса к Германии, который в этом случае будет неизбежен». На самом деле, создание Дунайской федерации Бауэр считал невозможным, переговоры со странами-наследницами, если таковые состоятся, он предлагал довести до абсурда, чтобы аншлюс остался единственной альтернативой развития австрийской государственности. Реакцию стран-наследниц на перспективу создания союза с Австрией Бауэр предугадал достаточно верно. 11 февраля появилось заявление президента Чехословакии Масарика, в котором он писал: «Предпосылкой образования Дунайской федерации является справедливая ликвидация старой Австрии. Теперь имеет значение только добрая воля отдельных групп». Однако народы бывшей Австро-Венгрии не хотели ничего слышать о создании нового государства на еѐ основе. Попытки наладить хотя бы экономическое сотрудничество со странами Дунайского региона заканчивались неудачей.

 

 

Продолжение...

18 ноября 2011 /
Похожие новости
  Европейская поездка Зейпеля, осуществленная 20 - 26 августа 1922 г., характеризует его как прагматичного политика, который реально оценивал перспективы развития австрийской государственности.
  В сочинениях католических идеологов главное место занимали не трезвые экономические расчеты, доказывающие выгоду восстановления утраченных после гибели Австро-Венгрии связей, а имперская
   Несмотря на то, что именно Карл Реннер провозгласил Немецкую Австрию как часть Германского государства, он подчеркивал, что статья об аншлюсе - всего лишь декларация, которая получит
    На страницах рупора австрийской социал-демократии газеты «Арбайтер Цайтунг» Отто Бауэр изложил основные постулаты германо-австрийского сближения.
Нерешенный национальный вопрос, дезинтеграция многонационального населения привели к осознанию того, что дальнейшее государственное сосуществование австрийцев со славянскими народами стало
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: