Новая система государственного устройства Австро-Венгрии

Предыдущая часть

Конституированный заново Рейхстаг мадьярской «политической нации» принимает 20 марта 1867 г. 69 параграфов XII Статьи Венгерских законов – конституционную основу всей нормативно-правовой базы двуединой империи. 22 мая кайзер открывает заседание венского Рейхсрата, объявляя новоизбранным депутатам, эрцгерцогам и Палате господ о преобразовании политического и территориального устройства монархии. 8 июня он коронуется конституционным королем Венгрии согласно всем правилам «Диплома коронации» и приносит присягу в соответствии с требованиями парламентского правления в землях Св. Стефана. 21 декабря Рейхсрат Императорской Австрии принял аналогичные смыслу всех параграфов XII Статьи Венгерских законов от 20 марта 1867 г. «параллельные» конституционные акты в количестве пяти основных законов. Отход от реально воплощенного принципа параллелизма представляла судьба 25 параграфа Статьи XII. Гласивший о возможности распространения политического строя Венгерского королевства на территориях Австрийской империи, параграф никогда не вступал в силу в цислейтанской – западной – части Австро-Венгрии. Манифесты 14 ноября 1868 г. от имени императора Австрии и короля Венгрии окончательно определили название государственных половин дуалистической империи (Reichshälften der Doppelmonarchie): «Kaisertum Österreich» и «Länder der Ungarische Krone». Общее государство приобрело и неофициальное «наднациональное» имя – «Монархия».

Новая система государственного устройства Австро-Венгрии

Даже на первый взгляд новая система государственного устройства императорских и королевских земельных органов (das Staatsystem der k. & k. Landesbehörden), созданная в 1867–1868 гг., была похожа на федерацию: Австрия состояла из «королевств и земель, представленных в Имперском совете» (die im Reichsrathe vertretenen Königreiche und Länder), причем четырем из них (Штирии, Тиролю, Богемии и Галиции) даровались права самоуправления в низших формах административного деления – общинах (die Gemeinden). Остальные земли, имевшие свои Ландтаги, управлялись на общем основании штатгальтерами, ландеспрезидентами, окружными начальниками районов и старостами сельских управ (Vorstände) в общинах. Венгрия, напротив, объединяла исключительно самоуправляющиеся общины.

Уникальность правового оформления Соглашения 1867 г. проявилась уже в том, что компромисс не имел ни одного «общего» договора или декларации, никакого формального патента о межгосударственном союзе. Пройдет ровно сорок лет со времени образования Австро-Венгрии, и только тогда, в 1907 г., появится первый Договор, подготовленный и подписанный на уровне двух главных гражданских правительств Монархии.

Новая система государственного устройства Австро-Венгрии

Гораздо отчетливее мы видим попытку уравнивания союзно-государственных правовых статусов субъектов Соглашения – австрийская (цислейтанская) и венгерская (транс-лейтанская) части получили максимально возможную систему «внутреннего суверенитета» в гражданском управлении и законодательстве. Союзные отношения не касались вопросов административно-территориального своеобразия субъектов. Федералистская база конституционного параллелизма обеспечила полное отсутствие единого внутреннего управления, логически завершив развитие австрийского имперского федерализма в этом направлении. Именно такое децентрализованное управление стало чертой, свойственной для всей хронологии государства Габсбургов (за исключением периода «конституционного спора» при Иосифе II и времени «потери конституции» Венгрией в десятилетие унитарного абсолютизма 1849–1859 гг.). Оно явилось испытанным традиционным средством для создания и сохранения многонациональной империи. Но, тем не менее, оба ее субъекта получили далеко не равные права. Это привело к существованию асимметричной и неунифицированной системы: на западе от реки Лейты – Австрия, с равенством и борьбой национальностей, где государственная элита не ставила цели германизировать славянство; субъект-донор, несущий тяжесть по выплате основного процента союзной финансовой квоты (Theilbetrag), которая составляла 68,05 % от общих долевых взносов. На востоке – Венгрия, с автономистской структурой «Нагодбы» и мадьяризацией остального славянского населения при формальном господстве принципа неизменности государственного строя; субъект, восстановивший исторические привилегии в составе имперского союза и обеспечивший себе финансовые льготы.

Строительные компании из Австрии всегда славились кирпичом выского качества, поэтому продажа кирпича была поистине занятием прибыльным. Процветают небольшие заводы по производству кирпича и сегодня.

«Параллельные законы», составив сущность государственного дуализма, привели, как было показано, к отсутствию единой конституции и общего гражданства. Эти два пункта можно считать единственными реальными аргументами, с точки зрения Т.М. Исламова, позволявшими ему говорить о конфедеративном типе Монархии. Для нас же необходимо раскрыть и показать основания других явных принципов параллельных законов Австро-Венгрии, которые трудно не отнести к федеративным:

  1. Согласно ст. 1 Государственного Основного закона об общих вопросах для всех земель Австрийской монархии от 21 декабря 1867 г., включенного в «Имперский вестник законов» № 146, «общие вопросы» конгруэнтной основы Соглашения следующие: «все иностранные вопросы, включая дипломатическое и торговое представительство относительно зарубежья; общевоенное дело, включая военный флот…; финансовое дело, в той степени, какой требуют того общеспорные вопросы дипломатической и консульской службы, как и потребности армии».
  2. Согласно Манифестам от 14 ноября 1868 г. общий правитель – кайзер и король.
  3. Согласно ст. 11 Государственного Основного закона о правительственной и исполнительной власти от 21 декабря 1867 г., правовой статус общих имперских министерств четко определяет их как органы, конституционно дополняющие состояние государственной унии. По конституции, имперские министры являются «необходимыми, обязательными, непосредственно подчиненными Монарху членами общего Австро-Венгерского союзно-государственного Правительства, которые должны быть советниками Кайзера и Короля, производить визирование всех государственных актов Его общего Правительства…». Важную роль играло и то, что правительственные законопроекты поступали, от имени государя союза, через общее имперское министерство в Делегации парламентов обеих стран империи. Такая конституционная трактовка прямо разъясняет реализованное законодателем понятие общего правительства, обладавшего, по мнению австрийского профессора П. Пернталера, «объемом широких полномочий центральных министерств». Этого же взгляда придерживается И.И. Черников.
  4. Согласно официальной оценке Соглашения 1867 г. «Австрийский гражданский вестник» называет кадровую императорскую и королевскую армию и военное законодательство Монархии «зерном общности», подчеркивая, что «само значение Соглашения подчинено доминирующим мнениям Самодержавия Австро-Венгрии…»; законодатель разъясняет и смысл параграфов 11, 12, 14 из XII Cтатьи Венгерских законов от 20 марта 1867 г. – Гонвед, как «венгерское войско» («als ungarischen Kriegsheer»), напрямую подчинен императору. Все это называется «дополняющим компонентом единой армии в тех же пунктах Закона». Дополняющий компонент частично обеспечивал старое венгерское право контроля за формированием и дислокацией национальных войск, о чем уже говорилось выше. По смыслу новых законов 1867–1868 гг., данное право распространялось не на кадровые вооруженные силы, стоящие «под знаменами» императора, но лишь на силы земской обороны (Reserve): австрийский Ландвер и венгерский Гонвед. Они подчинялись министрам земской обороны (Landes-Verteidigungs-Minister) в гражданских кабинетах субъектов Монархии и только в мирное время. По именному указу кайзера в случае военной необходимости все эти внутренние войска переходили в распоряжение (и на баланс) имперского военного министерства во главе с назначаемым Главнокомандующим. Тот же порядок применялся к обеим земским половинам подразделений Ландштурма (Ersatzreserve).
  5. Понятие «так называемых общих вопросов», имеющих несовместное внутригосударственное регулирование и единые принципы обсуждения в парламентских органах Австро-Венгрии, касается, как известно, определения квот и принятия торгово-таможенных договоров. Необходимо обратиться к официальным оценкам австрийского гражданского правительства и истории исполнительных законов, данных в развитие этой части конституционной общности. По оценке госстатистики Австрии, «вопрос квоты не является специфичным австро-венгерским государственным вопросом, а почти во всех государственностях, созданных на федеральной основе, это доморощенная финансовая проблема… Такая котировка выполнялась, кроме Австро-Венгрии, еще в Германии… и Соединенных Штатах Северной Америки». Не достигнутые парламентскими Делегациями договоренности по квотам и несостоявшиеся договоры о продлении союза на каждые следующие десять лет пролонгировались кайзером на годичные сроки, что опять-таки давало большой политический кредит австрийскому самодержавию и доказывало силу федеративного монархического единства. Все это, в свою очередь, гарантировало сохранение общего бюджета, общего государственного займа и т. д.
  6. Понятие общей валюты гарантировала привилегия Австро-Венгерского Банка, главной задачей которого было соблюдение «формулы Бенедикта» – сдерживание влияния возможного различия стоимости денег. Главным валютным договором в ранге исполнительного закона о конституционном регулировании являлся австрийский Закон от 2 августа 1892 г. № 126, параллельный XVII Статье Венгерских законов в королевстве Св. Стефана. Взятая за основу золотая крона равнялась, при любых взаимных государственно-финансовых платежах, 0,304878 граммам. Это обязательство Банка вносилось в законопроекты обоих субъектов империи и в 1903, и в 1909 годах
  7. Согласно трактовке международного права второй половины XIX в., реформа не оставила дуалистический союз на уровне личной унии: «Подобная связь между двумя полноправными политическими организмами обозначается… названием реальное соединение (Real-Union), в противоположность личному соединению (Personal-Union), при котором связь основывается исключительно на общности царствующей в двух государствах династии (пример: Голландия и Люксембург)».
08 ноября 2011 /
Похожие новости
Уже в конце XVIII в. австрийцы начали сомневаться в разумности совместных с Россией военных выступлений против Порты. В XIX в. они убедились, что главная угроза правлению Габсбургов на юго-востоке
Конституционные основы дуалистической системы 1867 г. в полной мере позволяют говорить об Австро-Венгрии как о монархической федерации. Несмотря на «параллелизм» издания основных законов,
  Период «конституционного спора» с императорской властью завершился. Дуалистическая политика продолжала опираться на положения Прагматической Санкции о государственном единстве
      На основе нового, подробного анализа конституционного Соглашения 1867 г. и изучения официальных оценок правительства Императорской Австрии сделан вывод о характере
Одним из итогов Первой мировой войны стало крушение двух империй – Османской и Австро-Венгерской. Попытки спасти лоскутную монархию, предпринятые австрийской реакцией при самом активном участии
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: