Путешествие в Дхарамсалу. Освоение Дхарамсалы россиянами. Часть 3

Путешествие в Дхарамсалу. Освоение Дхарамсалы россиянами. Часть 3

Россияне, первоначально движимые ин­тересом к буддизму, постепенно приобщи­лись и к тибетской медицине, которая явля­ется неотъемлемой частью буддийского уче­ния. Для более глубокого ознакомления с ней в Дхарамсале имеются хорошие условия. Здесь в 1961 г. был открыт небольшой диспансер традиционной тибетской медицины с целью обеспечения медицинской помощью хлынув­ший поток тибетских беженцев. Со временем он был преобразован в Институт тибетской медицины и астрологии (тиб. Мен-Цзи-Кан), в крупный научно-исследовательский, ме­дицинский и образовательный центр. В нем действуют хирургическое, поликлиническое и стационарное отделения, а также произво­дится более 200 видов различных препаратов, распространяемых среди 36 тибетских кли­ник Индии и Непала. Эти препараты также направляются в западные страны, где замет­но растет интерес к медицинским традициям Востока. Cвоевременная подготовка к школе с самыми лучшими преподавателями, вы сможете найти на сайте kazan.high-ball.ru

Путешествие в Дхарамсалу. Освоение Дхарамсалы россиянами. Часть 3

Если в начале существования Мен-Цзи- Кан пользовался широким спросом только у местного населения, то начиная с 1980-х гг. его стали активно посещать иностранцы, приезжающие в Дхарамсалу. Так первые ту­ристические группы из России, преимуще­ственно состоящие из буддийских палом­ников, стали первыми открывателями и по­требителями тибетской медицины среди россиян. С тех пор многие из них стали по­стоянными клиентами тибетских докторов. В основном сюда приезжают люди, которым европейская медицина с ее химическими препаратами не могла помочь.

Личный опыт знакомства с тибетской медициной  

Тибетской медицине в свое время я по­святила отдельный параграф в своей дис­сертации, посвященной истории буддизма в Центральной Азии. Мои познания в этой области носили чисто теоретический ха­рактер, я плохо представляла себе, как все это выглядит на практике. Возможность попробовать ее на себе представилась сра­зу по приезде в Дхарамсалу в 1999 г., когда из-за резкой смены климатических поясов я почувствовала першение в горле, сильный озноб, высокую температуру. К счастью, не­далеко от моего дома находилась тибетская клиника, куда я поспешила обратиться. Приема врача, к моему удивлению, ожидало много индусов, была также парочка евро­пейцев и несколько тибетцев.

На каждого пациента у врача в среднем уходило минут 20, некоторые задержива­лись до 40 минут, другие выходили через 10. Наконец, очередь дошла до меня. Моим врачом оказалась симпатичная тибетянка средних лет по имени Дачое. Она пощупа­ла мой пульс на левой руке, затем на правой и перечислила все незначительные болячки, дремлющие в моем теле, с которыми можно жить, не лишаясь радости жизни и соблюдая несложные предписания врача.

Дачое прописала недельный курс интен­сивного лечения, который на редкость ока­зался эффективным. Столь привычные для нас анализы сдавать не пришлось, однако это не означает, что тибетские врачи ими прене­брегают. В моем случае без них можно было обойтись, что очень сэкономило мне время.

Однажды от иностранцев я как-то услыша­ла восторженные отзывы о личном враче Далай- ламы, который якобы при постановке диагноза прибегает к ясновидению. Рассказали об одном американце, который, попав к нему на при­ем, вдруг сильно расплакался. Как потом вы­яснилось, врач таким образом «отсканировал» его, чтобы лучше «видеть» его болезни. Все это жутко заинтересовало меня, но к конкретным действиям не подвигло. Мой скептический ум сомневался в подобном врачевании.

Как-то раз случайно в одной сувенирной лавке я познакомилась с Галиной Мельни­ковой из Москвы, которая сопровождала молодого мужчину, хромавшего на одну ногу. От Галины узнала, что Саша — из чис­ла новых русских, которому большие деньги принесли большие проблемы. Он страдал от неизлечимой язвы на ноге. В Москве ее несколько раз пытались лечить, но каждый раз безуспешно. Тогда кто-то из знакомых посоветовал молодому человеку ехать в Ин­дию, искать там восточных лекарей, которые слывут врачевателями не столько физиче­ских, сколько душевных недугов. Так Гали­на оказалась его гидом. Она через знакомого тибетца записалась на прием к врачу. А по­скольку с тибетской медициной я уже имела дело, она предложила мне составить им ком­панию на всякий случай.

В назначенное время мы оказались в не­большом частном доме. Нас принял муж­чина на вид 60—63 лет. От него исходила какая-то таинственная сила, спокойствие, сердечная теплота и безграничная доброже­лательность. Когда он протянул свою визит­ку, надпись на ней гласила: «Личный врач Его Святейшества Далай-ламы XIV Кунга Гьюрмей Нгаронгша». Он потомственный врач, его отец — Лхундуп Пэльжор — был личным врачом Далай-ламы XIII.

Доктор исследовал пульс Саши, прописал ему шестимесячный курс лечения, настой­чиво предупредив, что его нежелательно пре­рывать. Его заболевание он нашел довольно сложным: на вид безобидная язва грозила перерасти в злокачественную опухоль.

Видя, как внимательно и скрупулезно доктор Кунга работает с Сашей, мы поняли, что нельзя упускать шанс и решились на об­щую диагностику. Исследовав мой пульс, доктор Кунга помимо того, что правильно определил мои слабые места (здесь разно­гласий с доктором Дачое не было), также определил, в каких условиях я росла и вос­питывалась, какие взаимоотношения царят у меня в семье, насколько мой хронологи­ческий возраст совпадает с биологическим и даже каковы мои вкусовые пристрастия. Все совпало до мелочей.

Не удержавшись от любопытства, я спро­сила его, какими еще способами он может ставить диагноз. «Если принесете мне чью- нибудь одежду, по ней я могу определить со­стояние здоровья того, кто ее носит», — ска­зал доктор Кунга. «А как?», — не унималась я. «Это большой секрет, я никому его не откры­ваю. Мой отец научил меня этому», — скупо ответил доктор.

Нам стало интересно, принимал ли док­тор пациентов из России, кроме нас. Если да, то какое впечатление у него осталось. Ока­залось, что за последние годы к нему обра­тилось очень много россиян. У большинства из них он обнаружил серьезные проблемы с печенью; причиной тому, как считает док­тор, с одной стороны, холодный климат на­шей страны, с другой — чрезмерное употре­бление мяса, жирных продуктов и алкоголя. Климат, данный нам природой, мы вряд ли сможем изменить, но пересмотреть рацион питания может практически каждый.

04 сентября 2013 /
Похожие новости
    Путешествие в Дхарамсалу. Освоение Дхарамсалы россиянами. Часть 2
Путешествие в Дхарамсалу. Часть 1
    Известный ученый К. Поклевски-Козьел анализирует важнейшие аспекты волеизъявления дееспособного пациента, который в неизвестном будущем может оказаться в состоянии, исключающем
Опрос среди экспатов, проживающих в столице не меньше года, показал, чего они боятся в Москве больше всего, ниже список из 9 самых распространенных иностранных москвофобий.
Калачакра – древний ритуал, включающий в себя молитвы, медитации, танцы, напевы и создания большой песчаной мандалы – все это с целью мира во всем мире. В 2012 году Калачакра началась 1
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: