Становление английских городов-курортов в XVII — нач. XVIII века. Часть 3

В конце XVII и начале XVIII века наплыв отдыхающих резко сократил­ся, хотя очевидных причин для этого не было, по крайней мере во время пребывания В. Шеллинкса, т. е. в 1662—1663 годах. Вероятно, Бат еще не вполне был готов принять и обслужить состоятельных представителей свет­ского общества. Одна из возможных причин — недостаточное развитие внут­ренней инфраструктуры и транспортных путей. Другая предполагаемая при­чина может быть в том, что Бат довольно часто страдал от наводнений, кото­рые происходили весной почти ежегодно. По заявлению краеведов города, в самом начале XVIII века Бат имел вид типичного «разлагающегося про­винциального городка». Однако, знакомясь с историей другого города, читаем, что в «1730 году центр светской жизни переместился из Эпсома в Бат».

 

Следовательно, за более чем 30-летний период в экономике города произошли положительные изменения, причина которых кроется в масштаб­ном строительстве дорог к Бату, начавшемся с середины 30-х гг. XVIII столе­тия. Инициатива постройки принадлежала Ральфу Аллену, уроженцу Бата, сыну почтового служащего. Р. Аллен начинал свою деятельность как город­ской почтальон. За короткий срок он сделал хорошую карьеру, вошел в со­став городского муниципалитета, обзавелся влиятельными друзьями, среди которых был Вильям Питт Младший, и столь же влиятельными врагами. Р. Аллен приступил к осуществлению своих грандиозных и благих планов. Он фактически восстановил старые римские пути, замостив их булыжника­ми. Помимо этого, ему принадлежала идея строительства канала Кеннет — Эйвон, соединяющего реки с горячими ваннами. Решение родилось в тот момент, когда Р. Аллену понадобилось доставить камни по водному пути. Длина канала составляла 100 км, а ширина 12 м; канал Кеннет — Эйвон мог служить только в качестве грузового транспортного пути, по которому могли передвигаться «плоскодонки», груженные лесом и другими строительными материалами. Фотоэпиляция – это быстрый способ избавления от нежелательных волос. В отличие от других видов эпиляции, фотоэпиляция обеспечивает самый долговременный эффект. 

Говоря о Бате, нельзя не упомянуть еще об одном виде развлечений, который был очень популярен на стыке XVII и XVIII веков. «После Рестав­рации в Танбридж Уэлзе и Бате широкое распространение получили танцы под открытым небом». На самом деле речь идет об ассамблеях. Ни Танбридж Уэлз, ни Бат не были пионерами в развитии новой формы развле­чений. Дефо отмечал, что первые ассамблеи, всколыхнувшие впоследствии всю Англию и Европу, были организованы молодыми джентри в Йорке за­долго до начала Гражданской войны.

Все ассамблеи, проходившие в Бате, Йорке и где бы то ни было, можно разделить на два типа:

—  постоянные ассамблеи, проходившие регулярно (примерно один раз в неделю по пятницам или субботам);

—   ассамблеи по случаю, т. е. приуроченные к какому-либо событию.

Самыми популярными местами для проведения ассамблей были обще­ственные здания: торговые дома, гостиницы и даже школы.

Идея молодых джентри из Йорка в дальнейшем превратилась в непло­хое коммерческое предприятие. Ряд дельцов целенаправленно искали поме­щения для проведения ассамблей, впоследствии выкупали их или брали в сезонную аренду, затем сдавали в краткосрочную субаренду, сроком на три месяца. Сезонные расходы на организацию ассамблей обходились примерно в 300 фунтов. Следует предположить, что для посетителей ассамблей вход был платным, иначе организаторы несли бы только убытки.

Основным конкурентом Бата в сфере досуга всегда считался Эпсом. История этого города началась в период саксонского завоевания, поэтому его название имеет саксонские корни и переводится как «бедро Эбби» (Эбби — имя саксонской девушки, о которой историкам, увы, ничего не известно). В VII веке Эпсом представлял из себя вереницу отдельных поселений. В 933 году в нем насчитывалось 38 дворов. Начало массовой застройки Эпсома пришлось на первое десятилетие XVI века.

В середине XVII века Эпсом уже имел репутацию светского курорта. В. Шеллинкс в своем «Журнале» пишет: «5 июня в 9 часов утра я вместе с мистером Пелтом вышел из Кингстона в Эпсом, расположенный в пяти ми­лях <...> Эпсом очень известное и приятное место, большей частью посещае­мое благодаря целебной воде, текущей в долине неподалеку. Вода обладает очищающей силой. Она поступает на поверхность из-под земли и заполняет керамические кувшины. Источник окружен каменной стеной, к нему ведет вымощенная кирпичом дорожка. В центре имеется открытое пространство для стока воды...».

В отличие от ванн Бата, которые, судя по описанию голландца, были бесплатными, вода Эпсома не доставалась отдыхающим даром, т. к. «смотри­тели» платили годовую ренту. «Позади источника находился маленький домик, состоящий из небольших комнат, довольно много людей приходило туда, чтобы выпить воды, но сначала арендатор домика должен был запла­тить 12 фунтов стерлингов в год, которые шли на помощь бедным. Все, кто приходил к источнику, платили кто сколько мог человеку, разливавшему воду по кувшинам. Сейчас, в 1662 году это были пожилой мужчина и жен­щина». На самом деле отдыхающие платили не за саму воду, а за емкости, в которые ее наливали, и за возможность посидеть в комфортных условиях.

Что касается методики принятия целебной воды, то к середине XVII века она уже существовала. Судя по характеру процедур, все они имели ме­дицинское обоснование, хотя бы потому, что В. Шеллинкс употребляет слово «практика». Итак, «практика употребления воды начинается ранним утром до 8, 9 или 10 часов, обязательно на пустой желудок, из керамических кувши­нов, равных одной пинте. Некоторые пьют по десять, двенадцать и даже по пятнадцать, шестнадцать пинт воды за один подход — каждый пил столько, сколько мог. Затем отдыхающий обязательно должен был пойти на прогулку <...> Господа и дамы собирались в разных местах, выставляя "часовых" на всех направлениях <...> Некоторые оставались в Эпсоме на несколько недель, вплоть до середины лета, по предписанию врачей, ежедневно употребляя воду, прихватив с собой горячую мясную похлебку и эль». Любо­пытно то, что мужчины и женщины должны были употреблять воду в разных местах. Возможно из-за того, что вода обладала слабительным действием.

Как следует из дальнейшего описания В. Шеллинкса, Эпсом совершен­но не был подготовлен к приему большого количества отдыхающих. «Иногда случалось так, что в особенно жаркие дни лета целебные источники пересы­хали, и тогда толпы людей расходились по соседним деревням в поисках ночлега. Сам Эпсом располагал только тремястами "койками"».

Помимо лечебных процедур, связанных с водой, отдыхающие могли поиграть в теннис или просто наблюдать за игрой. Во второй свой приезд в Эпсом В. Шеллинкс, кроме источников, побывал в так называемом «Лорд Берклийз Хаус». Дом лорда Беркли был очень популярным местом для встреч английской аристократии и просто богатой светской публики. Известность к Дому пришла после того, как 1 сентября 1662 года в его стенах отобедал Карл II со своей семьей и свитой. «Это место имело прекрасную дорожку, по краям которой росло большое количество деревьев. В самом здании было много картин и других богато украшенных вещей, выполненных в итальян­ском стиле».

С 1780 года Эпсом превратился в центр конно-спортивной жизни Анг­лии. когда вступили в силу новые правила ежегодных скачек, получивших название «дерби», но главное, увеличился призовой фонд мероприятия.

Помимо Бата и Эпсома у англичан особым успехом пользовались такие города, как Бакстон, Скарборо и Танбридж Уэлз.

Бакстон примечателен тем, что температура воды в его источниках ни­когда не меняется, находясь вне зависимости от погодных условий и времени года. На протяжении многих лет температура воды в Бакстоне составляет 28 °С. Так же, как вода Эпсома, вода Бакстона оказывает слабительное дейст­вие, однако, по заверению многих, она имеет более приятный вкус. Развитие Бакстона как курорта началось с XVII столетия. Неизвестно, кому принадле­жала идея продажи воды в маленьких емкостях (бутылках), пригодных для транспортировки, но достоверно известно, что уже с середины XVIII века целебную воду Бакстона можно было купить в любой лавке как самого горо­да. так и Лондона.

В. Шеллинкс проявлял большое любопытство к местам, людям, собы­тиям и фактам английской истории и повседневности. Особая активность посещала голландца в весенне-летний период его пребывания на острове. Скажем, за 5 дней июня 1662 года В. Шеллинкс успел побывать в Лондоне, Довере, Роверхиве, Тауэр Хилле и Смитфилде.

22 июля 1662 года В. Шеллинкс посещает городок Танбридж Уэлз в графстве Сомерсет. «Свое название Уэлз получил благодаря воде горных источников, текущей в его окрестностях». В Уэлзе в церкви Фоун- тен находилась резиденция архиепископа. Само название церкви говорит о ее близости к источнику. Главной достопримечательностью Уэлза В. Шеллинкс назвал церковь Св. Андрея, которая была разрушена в период войны (голлан­дец не уточняет, какой именно) и позднее восстановлена. Эта церковь была известна еще и тем, что в ее стенах находился один из самых больших и старейших органов Англии. В отличие от других городов, источники Уэлза находились в гротах, поэтому до них не так легко можно было добраться. Место, в котором текла целебная вода, называлось Вуки хоул. Свое путеше­ствие по окрестностям Уэлза В. Шеллинкс начинает именно с него. «Мы спускались в грот, каждый из нас держал в руках свечу. Все-таки, — удивля­ется В. Шеллинкс, — как необычно тихо вода льется из углублений и трещин по деревянным стокам тоненькими струйками. Вода в источнике была очень холодной. Рядом с гротом находилась пивоварня, которая варила для гостей В>ки великолепное пиво, в основе которого была вода из источника. Там же мы увидели огромный холл, который был очень похож на церковь, дансинг- холл, комнату для обедов, погреб и печь. В большой пещере женщина, кото­рая нас сопровождала, обратила наше внимание на звуки пушечных выстре­лов, доносившиеся сквозь толстые каменные стены. Эга пещера находится в трех милях от Уэлза, у подножия холма. Грот имел неудобный узкий вход. Обычно люди брали с собой свечи или факелы, прихватив и бутылочку вина, чтобы распить ее в недрах пещеры».

Как стало ясно из рассказа путешественника, воды Танбридж Уэлза не несли в себе целебных свойств, поэтому, по большому счету, этот город нельзя назвать курортом. Тем не менее мы уже можем видеть некоторые атрибуты, характерные для центров отдыха. К примеру, В. Шеллинкс пишет

 

Становление английских городов-курортов в XVII — нач. XVIII века. Часть 3

о сопровождавшей их женщине, фактически выполнявшей роль экскурсово­да. Наличие дансинг-холла и обеденной комнаты свидетельствует о том, что группы отдыхающих регулярно посещали источник. Следовательно, мы можем говорить об уже сложившейся инфраструктуре этого места.

 

Скарборо — один из самых молодых курортов Англии. До 1620 года это место славилось грандиозной по средневековым меркам ярмаркой, осно­ванной по указу короля Генриха III в 1235 году. Краеведы города утвержда­ют, что Скарборо был основан в 966 году братьями-викингами Кормаком и Торгиллсом, которые и дали название этому месту. Дословно Скарборо пере­водится как «заячья губа» — это прозвище одного из братьев, Торгиллса. Скарборо — единственный в Англии частный курорт, который долгое время имел одного хозяина, его имя — Элизабет Ферроу. Дело в том, что в 1620 го­ду в местечке Хэррогейт сю был открыт первый целебный источник. Особых усилий при обустройстве города не надо было прикладывать, т. к. Скарборо уже имел в своем распоряжении гостиницы разного уровня — от респекта­бельных до мало пригодных для жилья. Причиной столь развитой инфра­структуры являлась ярмарка. Примечательно, что Скарборо был одним из первых курортов, к которому проложили железную дорогу. Это произошло в 1850 году.

Таким образом, курортный отдых второй половины XVII — первой по­ловины XVIII века становится массовым социальным явлением. Курорты были одним из инструментов, с помощью которого провинциальные города старой Англии смогли в достаточно быстрые сроки оправиться после разру­шительной Гражданской войны. Уникальные природные ресурсы и лондон­ский капитал превратили курорты в центры яркой светской жизни. Развитие данной сферы досуга оказало позитивное влияние на становление городской инфраструктуры (строительство дорог, гостиниц, парков и т. д.). Положи­тельный социальный эффект заключался в увеличении числа занятых в этой области людей, следовательно, мы можем говорить о снижении числа безра­ботных.

13 апреля 2013 /
Похожие новости
Живописная репрезентация городов Италии в отечественном искусстве XVIII — начала XX века. Часть 6
Курорты Архангельской области. Начало
    Становление английских городов-курортов в XVII — нач. XVIII века. Часть 2
Становление английских городов-курортов в  XVII — нач. XVIII века. Часть1
Первые геологические карты в Западной Европе
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: