Этапы развития биосферы в фанерозое

Этапы развития биосферы в фанерозое 

ПалеонтологическиЯ'материал, хранящийся в музеях, дает возможность по отдельным экспонатам остатков животных и растений в некоторой мере восстановить эволюцию органического мира на протяжении всего фанерозоя. Уже в конце протерозоя, в венде, 600 млн. лет назад про­изошла радикальная перестройка жизни на Земле, - возникли многочисленные высшие водоросли и, главное, сформировалось царство многоклеточных животных, метаболизм которых уже был по­строен на потреблении кислорода из внешней среды. В это время и в самом начале кембрия по­явились практически все известные сегодня типы, а в некоторых случаях и классы организмов. Происходили перестройки и в последующие геологические эпохи, но все они носили характер дифференциации и эволюционного развития организмов в рамках уже появившихся крупных так­сонов.

Возникновение в венде (позднем протерозое) и в начале кембрия (фанерозоя) многих типов многоклеточных организмов такие ученые, как О.Г. Сорохтин и С.А. Ушаков (1998) объясняют химико-плотностной дифференциацией земного вещества. Железо вместе с его окислами - основ­ной поглотитель кислорода - переходило постепенно из мантии в земное ядро и почти полностью исчезло из мантии на рубеже протерозоя и фанерозоя. Кислород стал быстро накапливаться в ат­мосфере и гидросфере, и равновесное его содержание в этих геосферах стало регулироваться только биологическими процессами. Следовательно, биологическая эволюция на исчезновение свободного железа из мантии ответила "взрывом" высокоорганизованной жизни на Земле, появле­нием царства животных и возникновением почти всех типов организмов.

Появление с начала кембрия (570 млн. лет назад) у некоторых организмов панциря, раковины и других скелетных образований способствовало сохранению их в ископаемом состоянии, что дало возможность использовать эти остатки для определения относительного возраста вмещаю­щих пород и установления этапов развития жизни в фанерозое. Большая же часть представителей животного мира из-за отсутствия защитных образований (панцирей, раковин) оказалась бесследно утерянной. По сохранившимся остаткам организмов можно судить, что на протяжении фанерозоя состав населявших поверхность Земли живых существ непрерывно менялся. Относительно при­митивные, низкоорганизованные формы сменялись все более и более совершенными группами растений и животных, лучше приспособленными к условиям внешней среды, более стойкими и активными в борьбе за существование. В развитии органического мира фанерозоя четко обособля­ются отдельные этапы, главнейшие из которых послужили основой для расчленения истории это­го зона Земли на палеозойскую, мезозойскую и кайнозойскую эры.

Существенно при этом отметить, что основные этапы развития флоры и фауны не вполне со­впадают друг с другом во времени. В развитии растительного мира можно выделить пять основ­ных этапов.

Первый этап характеризуется развитием водорослей и почти полным отсутствием наземных растительных форм. Начало его уходит, вероятно, в криптозой (докембрий); конец же приурочен к середине силурийского периода палеозойской эры. С начала палеозоя (кембрий, ордовик, первая половина силура) появляются многочисленные высокоорганизованные водоросли (красные, зеле­ные), также относящиеся к первому этапу в развитии растений на Земле.

Второй этап начинается с появления высших древнейших растений "псилофитов" (ринио-фитов). Первые их находки наблюдаются в позднем силуре. В раннем девоне "псилофиты" явля­лись господствующей группой наземных растений, занявшей прибрежные участки водоемов.

Третий этап прослеживается с начала среднедевонской эпохи, когда "псилофиты" уступают место более организованным растениям — плауновидным, хвощевидным, папоротниковидным (ка­ламиты, лепидофиты), древним группам голосеменных, так называемым кордаитам и семенным папоротникам. Наибольшего богатства и разнообразия эти группы растений достигли в середине карбона. Но свое преобладающее значение они сохраняют и позже, вплоть до середины пермского периода. В каменноугольном периоде и на протяжении раннепермской эпохи растительность это­го типа дает начало образованию мощных залежей каменного угля.

Четвертый этап отмечается с середины пермского периода (с позднепермской эпохи). В это время начинают вымирать наиболее характерные представители флоры предыдущего этапа: лепи­дофиты, каламиты, многие древние папоротники, птеридоспермы и кордаиты. Вытесняя эти древ­ние формы, получают наибольшее развитие различные голосеменные растения (хвойные, цикадо­вые, гинкговые, саговниковые, беннеттитовые), которые и заняли постепенно господствующее по­ложение среди наземной флоры. Расцвет голосеменных, начавшийся с середины перми, продол­жался в течение почти всего мезозоя, вплоть до середины мелового периода.

Пятый этап начинается с конца раннемеловой эпохи, когда появляются первые представите­ли покрытосеменных растений, и их количество с течением времени быстро увеличивается. С на­чала позднемеловой эпохи они достигают значительного развития. Следовательно, пятый этап позднемеловой эпохи определяется господством покрытосеменных растений. Этот этап продолжается до настоящего времени. Покрытосеменные цветковые растения постепенно завоевали все континенты.

Нетрудно заметить, что основные этапы развития растительности лишь частично или при­близительно совпадают с принятой геохронологической шкалой - подразделениями эр и перио­дов. Так, в течение палеозойской эры состав растительности успевает измениться три раза: в си­луре, на границе среднего и верхнего девона и в середине перми. Значительно более полно мезо­зойской и кайнозойской эрам отвечают четвертый и пятый этапы в развитии растительности. Но и здесь изменение ее состава происходит не на границах эр, а несколько раньше - в середине пермс­кого и в середине мелового периодов.

Несколько иначе во времени развивался животный мир фанерозоя.

Первый этап охватывает в основном кембрийский период, когда среди морских животных появились первые панцирные, раковинные и другие скелетные формы. Однако, судя по многооб­разию высокоорганизованных бесскелетных форм в предшествующем венде, можно условно от­носить к этому этапу животный мир и этого периода. В кембрии среди морских животных, имею­щих раковины, господствовали брахиоподы. Панцирь приобрели представители членистоногих -трилобиты. Для раннего кембрия особенно характерны археоциаты, морские прикрепленные организмы, имевшие одно- и двустенный пористый скелет.

Второй этап отмечается с начала ордовика и по пермский период включительно. Быстро развиваются наиболее характерные животные палеозоя, к числу которых относятся: граптолиты, четырехлучевые кораллы, табуляты, брахиоподы, почти все стебельчатые иглокожие, древние морские ежи, наутилоидеи, ортоцератиты, гониатиты, трилобиты, гигантские раки, конодонты, панцирные, двоякодышащие, кистеперые и акуловые рыбы, панцирноголовые амфибии (стегоце­фалы) и звероподобные рептилии. Многие из этих классов и отрядов животных достигают своего наибольшего развития в начале рассматриваемого этапа - в ордовикском и силурийском периодах, отличавшихся исключительным богатством и разнообразием форм животного мира. В последующие периоды палеозоя эти древнепалеозойские группы (граптолиты, цистоидеи, ортоцератиты, табуляты, трилобиты), некоторые быстро, другие более постепенно, вымирают, не дожив до нача­ла мезозоя. Оставшаяся часть палеозойской фауны достигает своего наибольшего расцвета в кон­це палеозоя. Подобными позднепалеозойскими формами являются крупные фораминиферы (фузу-линиды), бластоидеи, древние морские ежи, гониатиты, акуловые рыбы, четвероногие позвоноч­ные (земноводные и пресмыкающиеся).

На протяжении палеозойского этапа развития фауны наблюдаются, таким образом, кроме кембрийского, два подэтапа: древнепалеозойский и позднепалеозойский, не разделенные, однако, резкой границей и связанные целым рядом общих элементов. В большей степени специфичность органического мира позднего палеозоя выявляется как по характеру растительности, так по от­дельным группам животных, расцвету фораминифер - фузулинид.

К концу пермского периода большинство как древнепалеозойских, так и позднепалеозойских групп животных вымирает. Лишь некоторые из них - ортоцератиты, древние гониатиты, морские ежи, конодонты, стегоцефалы, звероподобные рептилии - имеют своих немногих представителей в начале триаса.

Третий этап развития животного мира - мезозойский. С начала триасового периода получа­ют быстрое и широкое развитие многие новые группы животных, которые в палеозое отсутствова­ли или были представлены малым числом форм. К ним относятся шестилучевые кораллы, новые морские ежи и неокриноидеи, многие семейства двустворчатых и брюхоногих моллюсков, аммо-ноидеи со сложным строением перегородок (цератиты и аммониты), белемниты, разнообразные высшие рептилии (плезиозавры, ихтиозавры, динозавры и др.). Этот этап характеризуется расцве­том, ДОМИНИРУЮЩИМ Положением таких групп ЖИВОТНЫХ, как головоногие моллюски - аммониты,

белемниты - и пресмыкающиеся. Своего полного развития и типичного выражения мезозойская фауна достигает в юрском периоде, то есть в середине мезозойской эры. В начале же эры (в триа­совом периоде) и в конце (в меловом периоде) мезозойский облик фауны был выражен значитель­но менее резко и определенно. В триасе это обусловлено присутствием многих реликтовых палео­зойских форм, особенно заметных среди позвоночных (стегоцефалы и звероподобные рептилии), в мелу- развитием ряда новых форм, характерных для кайнозойского этапа развития фауны. К числу последних относятся многие семейства и роды двустворчатых и брюхоногих МОЛЛЮСКОВ, некоторые семейства неправильных морских ежей, бентосные фораминиферы, а из позвоночных -костистые рыбы, птицы и млекопитающие (сумчатые и первые плацентарные). К концу мелового периода вымирают наиболее характерные представители мезозойской фауны: аммониты, белем­ниты, иноцерамы, плезиозавры, динозавры и другие животные.

Четвертый этап — господство переходит к двустворчатым и брюхоногим моллюскам, пти­цам, млекопитающим и новым отрядам и семействам фораминифер. Тем самым определяется на­чало нового, последнего, кайнозойского этапа развития животного мира.

Как показали исследования, развитие органического мира является процессом весьма слож­ным и протекающим в различных своих частях не вполне равномерно и однородно. Под влиянием непрерывно изменяющихся внешних условий развитие органического мира шло преимуществен­но от более простых, низкоорганизованных форм к совершенным и сложным. Иными словами, ти­пичным был прогрессивный ход эволюции.

Однако прогрессивное развитие протекало не для всех организмов с одинаковой скоростью; Примером быстрого прогресса могут служить приматы, от которых в четвертичном периоде в сравнительно короткий срок произошел род Homo (человек). Чрезвычайно медленный прогресс может быть отмечен для рода Lingula из плеченогих (брахиопод), который существует с силура по настоящее время в практически неизменном виде. Другой характерной чертой эволюции является ее необратимость. Организмы, которые приобрели в процессе эволюции какие-либо новые при­знаки, не могут вернуться в прежнее, исходное состояние. Иногда, приспосабливаясь к условиям обитания, сходным с теми, в которых жили их далекие предки, организмы имеют внешнее сход­ство с ними, но не возвращаются к первоначальному состоянию. Так, например, дельфины из мле­копитающих и ихтиозавры из пресмыкающихся приспособились к свободно плавающему образу жизни, который вели их отдаленные предки - рыбы. Общий облик этих животных стал рыбооб­разным, но они сохранили основные признаки своих ближайших наземных предков: дельфины остались млекопитающими, ихтиозавры - пресмыкающимися. Это явление называется конверген­цией. Многие организмы настолько приспосабливаются к определенным условиям обитания, что оказываются в очень выгодных условиях по сравнению с другими организмами и в связи с этим достигают необычайного расцвета. Такая высокая степень приспособления получила название специализации организмов. Однако изменение условий обитания, даже небольшое, ведет к массо­вой гибели таких специализированных форм. Примером глубокой специализации могут служить развернутые аммониты позднего мела, многие динозавры юры и мела и другие животные, выми­рание которых произошло сравнительно быстро при изменении условий существования.

Многие ученые основную причину смены фауны и флоры усматривают в тектонических про­цессах и обусловленных ими изменениях физико-географических условий. Возможно, основную роль в смене организмов играют космические явления.

Вымирание видов или групп организмов на всей территории их распространения обусловле­но также возникновением в результате эволюции новых, более приспособленных к данным усло­виям существования организмов. Появление высокоорганизованных и лучше приспособленных К жизни млекопитающих послужило одной из причин вымирания в конце мезозоя широко распрос­траненных в то время пресмыкающихся. Такую же роль сыграли более прогрессивные покрытосе­менные растения, сменившие многие, характерные для мезозоя, споровые и в ОСНОВНОМ ГОЛОСе-менные растения, хотя последние и продолжали свое существование.

Эпохи великих вымираний

Е.Е.Милановский (1999) предполагает, что взаимосвязанные, циклически проявлявшиеся из­менения в развитии тектонических движений, магматизма, условий седиментации, морфогенеза на поверхности суши и ложе морей и океанов, в составе атмосферы и гидросферы, положении уровня Мирового океана могли оказывать значительное влияние на эволюцию органического мира Земли, на массу живого вещества биосферы, на таксономическое разнообразие морской под­водной биоты. Все эти циклические изменения условий существования жизни на Земле, вероятно, в той или иной мере влияли на неоднократно возникавшие биотические кризисы и вызывли мас­совые, в том числе наиболее катастрофические среди них - так называемые великие вымирания значительной части обитателей нашей планеты.

В последнее время были достигнуты большие успехи в изучении изменений таксономическо­го разнообразия биоты в фанерозое и феномена ее вымираний. Установлено, что на рубеже венда и кембрия произошло практически полное вымирание "эдиакарской" фауны многоклеточных мяг­котелых бесскелетных животных. Затем в раннем кембрии появились и вскоре получили весьма широкое развитие многие группы морских организмов со скелетными элементами, но значитель­ная их часть (более 40% родов и 25% семейств) подверглась быстрому вымиранию в середине и конце кембрия. В течение ордовика таксономическое разнообразие морской биоты вновь быстро возрастало, превысив к концу этого периода соответствующие показатели для конца кембрия в 3-4 раза. На рубеже ордовика и силура произошло новое, очень быстрое и значительное вымирание,

когда исчезло около 35% всех семейств, более 50% родов и около 65% видов всех ордовикских морских организмов.

Менее значительное, но все же существенное вымирание части морской фауны (более 10% семейств и до 30% родов) имело место на рубеже силура и девона, однако к середине девона ее таксономическое разнообразие вновь несколько возросло. В начале позднего девона оно опять на­чинает снижаться и особенно резко падает на рубеже франского и фаменского веков, когда выми­рает более 15% семейств, более 40% родов и до 65% видов морских животных. Биотический кри­зис на рубеже девона и карбона унес более 15% семейств и более 30% родов морской фаменской фауны.

В течение каменноугольного и большей части пермского периодов уровень таксономического разнообразия морской биоты существенно не изменился (эпоха "стазиса"), но в конце перми про­изошло величайшее вымирание организмов, унесшее на протяжении нескольких миллионов лет около 40-50% семейств, более 70% родов и 95% видов морской фауны.

В первой половине триаса таксономическое разнообразие биоты вновь несколько возросло, достигнув 2/3 от наивысшего пермского уровня, но в конце триаса разразилось новое великое вы­мирание и исчезло около 20% семейств и около 50% родов морских организмов. Затем на протя­жении юры и мела происходил быстрый и почти неуклонный (если не считать небольшого кризи­са на рубеже юры и мела) рост таксономического разнообразия биоты. В конце мела - в середине маастрихтского века началось и на рубеже мела и палеогена (65 млн. лет назад) завершилось пос­леднее великое вымирание, в результате которого разнообразие животного мира сократилось на уровне семейств на 16-17%, родов - почти на 50% и видов - на 77% и полностью исчезли дино­завры, аммониты, белемниты, иноцерамы, рудисты и пр. После этого вымирания возобновился продолжающийся поныне значительный рост числа таксонов, несколько осложнявшийся относи­тельно малым биотическим кризисом на рубеже эоцена и олигоцена, и к концу кайнозоя количе­ство семейств, родов и видов намного превысило эти показатели для середины Маастрихта.

Обсуждению возможных причин великих вымираний посвящена огромная литература, и было высказано множество различных гипотез. А.С.Алексеев (1998) предлагает различать среди них гипотезы, связывающие феномен вымираний с внешними (по отношению к Земле) и внутрен­ними причинами. К первой группе относятся галактические гипотезы, связывающие массовые вы­мирания с возможными изменениями потока космических лучей, интенсивности магнитного и гравитационного полей, пересечением Солнечной системой в течение галактического года газо­пылевых струй Галактики; гипотезы, предполагающие связь эпох массовых вымираний с влияни­ем колебаний солнечной активности, напряженности магнитного поля Солнца, эффективностью озонового экрана, ультрафиолетового излучения Солнца и пр. Импактные гипотезы объясняют ве­ликие вымирания падениями на Землю одного или нескольких крупных астероидов или комет, вызыварших так называемую "иридиевую аномалию", проявления метаморфизма высокого давле­ния и пр.

Ко второй группе относятся гипотезы, предполагающие связь великих вымираний с фазами диастрофизма, пароксизмами вулканических извержений, фазами резкого повышения радиацион­ного фона, усилением спрединга и рифтинга и вызванного временным усилением спрединга вы­носом из рифтовых зон океанов и континентов больших количеств радиоактивных элементов или токсических веществ, с инверсиями геомагнитного поля Земли и изменениями их частоты, с эв-статическими колебаниями уровня океана, с неблагоприятными временными резкими колебания­ми состава гидросферы и атмосферы, а также с влиянием таких биотических факторов, как эво­люционный дисбаланс сообществ организмов, исчерпание пищевых ресурсов и пр.

В настоящее время проблема причин изменения таксономического разнообразия биот, в том числе великих вымираний, еще далека от разрешения. Так, например, весьма модна в последнее время гипотеза Л.Альвареса о связи мел-палеогенового вымирания с одним или несколькими одновременными катастрофическими импактными событиями, происшедшими на этом рубеже. Эта гипотеза опирается на эмпирически установленные факты (иридиевая аномалия, признаки шоко­вого метаморфизма, обнаружение нескольких взрывных кольцевых структур, трактуемых в каче­стве астроблем) и дает, казалось бы, убедительное подтверждение космической причины этого ве­ликого вымирания. Однако, во-первых, предполагаемое импактное событие совпало во времени лишь с самым концом эпохи вымирания, продолжавшейся несколько миллионов лет; во-вторых, эта гипотеза оказывается неприменимой к ряду других великих вымираний в фанерозое, в том числе - к величайшему среди них вымиранию на границе перми и триаса, так как иридиевой ано­малии и признаков шокового метаморфизма в отложениях, отвечающих этим рубежам, не уста­новлено. Кроме того, следует отметить, что космическая природа всех крупных взрывных кольце­вых структур с признаками шокового метаморфизма оспаривается некоторыми авторитетными ис­следователями (П.Н.Кропоткин, А.А.Маракушев и др.).

Е.Е.Милановский (1999) считает, что многие факторы, предполагаемые разными гипотезами о внутренних (т.е. "земных") причинах вымираний, такие, как фазы диастрофизма (расширения или сжатия земной коры), вулканические пароксизмы, эвстатические колебания уровня Мирового океана, изменения частоты геомагнитных инверсий, глобальные изменения климатической обста­новки на Земле, находятся в тесной взаимосвязи и в конечном счете порождаются общепланетар­ными тектоническими процессами, прежде всего, глобальной геотектонической цикличностью различных порядков и продолжительности.

Е.Е.Милановский сопоставляет крупнейшие циклы геотектонического (и в более широком плане - геологического) развития Земли в фанерозое с крупнейшими глобальными циклами изме­нений таксономического разнообразия биоты, которые, как правило, развиваются по следующему "сценарию" (Алексеев, 1998): 1) Период низкого таксономического разнообразия биоты (от одно­го до нескольких миллионов лет). 2) Период быстрого роста ее таксономического разнообразия (диверсификации). 3) Продолжительный или короткий период "стазиса", во время которого СОХраняется достигнутый высокий уровень таксономического разнообразия. 4) Период биотического кризиса, во время которого происходит либо постепенное, либо многофазное значительное сниже­ние таксономического разнообразия биоты (продолжительностью от первых миллионов лет до 10-15 млн. лет), приводящее в итоге к великому вымиранию.

Среди великих вымираний фанерозоя выделяются два величайших: 1) на рубеже венда и кем­брия (570 млн. лет назад), когда исчезла практически вся бесскелетная фауна венда, а затем в тече­ние не более 20-25 млн. лет происходила быстрая диверсификация морской биоты, достигшей наибольшего разнообразия в ботомском веке; 2) в конце поздней перми - на рубеже перми и триа­са (250 млн. лет назад), когда вымерла почти половина семейств, почти три четверти родов и до 95% видов морской фауны. Оба этих величайших вымирания совпадали с самыми важными рубе­жами в геотектоническом (в целом и геологическом) развитии Земли в фанерозое,- соответствен­но с границами: 1) между позднерифейско-вендским (байкальским) и палеозойским мегациклами; 2) между палеозойским (герцинским) и мезозойским мегациклами. Немного уступают этим глав­ным биотическим катастрофам по своей роли в истории органического мира Земли несколько эпох великих вымираний, во время которых исчезала почти половина (не менее 40%) всех родов и двух третей всех видов ископаемой морской фауны. К ним можно отнести: 1) несколько тесно сближенных во времени великих вымираний в середине и конце кембрия; 2) великое вымирание на рубеже ордовика и силура; 3) тесно сближенные великие вымирания в конце девона (на рубе­жах франского и фаменского, фаменского и турнейского веков); 4) великое вымирание в конце триаса и, наконец, 5) великое вымирание в конце мела. Все эти события совпадают с границами циклов Бертрана: 1) с завершением салаирского цикла и его границей с каледонским; 2) и 3) с ру­бежами между каледонским и герцинским циклами в тех регионах подвижных поясов, где кале­донский цикл завершился сравнительно рано таконской фазой складчатости (например, в Казахеком нагорье и Северном Тянь-Шане), либо, напротив, - наиболее поздно (в позднем девоне, как например, в эпоху акадской орогении в Аппалачах); 4) с рубежом между ранне- и позднекиммерийским циклами (индосинийская орогения в конце триаса, в Индокитае, на Таймыре, Новой Зем­ле, Мангышлаке и пр.) и, наконец, 5) с рубежом между позднекиммерийским и альпийским цик­лами (с эпохой ларамийской складчатости в Кордильерской системе и других регионах Тихооке­анского и Средиземноморского поясов). Как правило, каждая из эпох великих вымираний совпа­дала во времени с эпохами сжатия земной коры (фазой или несколькими сближенными фазами складчатости), завершающими геотектонический цикл Бертрана в том или ином подвижном поясе или его крупном регионе, а также с совпадающим с ним во времени тектоноэвстатическим пони­жением уровня океана. Самый конец эпох великих вымираний отличался сменой падения этого уровня началом его последующего подъема, а в некоторых случаях - началом короткой, но гран­диозной по своему масштабу фазы базальтовых излияний в консолидированных областях конти­нентов (например, в самом начале раннего триаса в Сибири и в самом начале палеоцена в Индостане и пр.). Это указывало на переход от эпохи или фазы преобладающего глобального сжатия земной коры к последующей эпохе или фазе ее преобладающего расширения.

Приведенные данные, на взгляд Е.Е.Милановского, достаточно убедительно свидетельствуюто приуроченности этих эпох к завершающим, контракционным фазам крупных геотектонических циклов. Однако он не исключает возможности связи этапов эволюции биоты, и в частности эпох вымираний, с космическими событиями, происходившими на Солнце, в Солнечной системе и Га­лактике. По-видимому, космические события в значительной мере контролировали ход многих геологических процессов, происходивших на Земле, а также их периодичность.

Палеонтологический музей Томского государственного университета, как и другие по­добные музеи, является лучшим местом для показа последовательных изменений ископаемых и, в целом, развития органического мира в геологическом прошлом. С помощью остатков фауны и

флоры, ДОбыТЫХ ИЗ обнажений И глубин Земли (керновый материал), воссоздается уникальная система координат, дающая возможность сопоставить в пространстве и времени геологические фор­мации, к которым приурочены не только указанные органические остатки, но и различные полез­ные ископаемые. Бесценные свидетельства развития биосферы нашей планеты прекрасно пред­ставлены в экспозициях Палеонтологического музея ТГУ, по праву считающимся одним из фунда­ментальных музеев не только в России, но и во всем мире.

Основателем и первым научным руководителем музея, открытого в 1926 г., был профессор В.А.Хахлов, который возглавил впоследствии созданную им школу палеоботаников. В последнее десятилетие музей значительно обновлен и преобразован. Он выполняет различные взаимосвязан­ные функции: популяризаторскую (демонстрация палеонтологического материала для представле­ния об эволюции биосферы), научную (углубленное изучение ряда групп ископаемой фауны и флоры), а также просветительскую, являясь частью образовательного комплекса Томского госу­дарственного университета.

В витринах и диорамах представлены остатки руководящих ископаемых растений и живот­ных фанерозоя, смоделированные художниками ландшафты прошлых геологических эпох. Весьма информативны и зрелищны четыре диорамы с реконструкциями основных периодов истории Зем­ли, а также витрины, украшенные картинами растительных ландшафтов и отпечатками растений, собранных в разных регионах Сибири. Они отражают четыре этапа развития высших растений в фанерозое (позднесилурийский-раннедевонский - "псилофиты" или риниофиты; позднедевонекий-раннепермский - плауновидные, хвощевидные, папоротниковидные; позднепермский-раннемеловой - голосеменные; позднемеловой-современный - покрытосеменные растения). В музее создана витрина, на которой показана эволюция растений с распределением их по биогеографи­ческим провинциям. Здесь же приведены схемы строения растений, сопровождаемые замечатель­ными по сохранности их отпечатками.

Сибирь богата многочисленными палеонтологическими остатками, основные местонахожде­ния которых представлены в отдельной витрине. Здесь (снизу вверх) на отдельных полках показа­ны различные остатки фауны и флоры: от девона до неогена включительно, обнаруженные пре­имущественно на юге Западной Сибири. Раннедевонская флора в основном состоит из "псилофи-тов" и водорослей лагунных отложений Минусинских впадин. Отпечатки рыб найдены в породах изыкчульского горизонта Хакасии. Брахиоподы, мшанки и криноидеи, выставленные в этой вит­рине, собраны из отложений опорного разреза нижнего карбона Лагерного сада Томска. Большой интерес вызывают находки юрских растений, представленные экспонатами из обнажений Кузбас­са и в керновом материале из разрезов многих скважин Томской области. Хорошо сохранившиеся отпечатки растений неогена, собранные из разных местонахождений преимущественно Томской области, завершают верхнюю часть этой экспозиции. Самыми древними экспонатами музея явля­ются остатки жизнедеятельности древних "сине-зеленых водорослей" - цианобионтов, возраст которых исчисляется более 600 млн. лет ("невландиевая" проблематика, строматолиты).

Коллекции музея интенсивно пополняются. Ежегодные полевые экскурсии сотрудников Си­бирского палеонтологического научного центра (СПНЦ) совместно со студентами добавляют .$ музей новые экспонаты. Особенно важны последние находки на юго-востоке Западной Сибири остатков рептилий и млекопитающих. Летом 1995 г. экспедицией СПНЦ были обнаружены в окре­стностях с. Шестаково по р. Кие (левый приток р. Чулыма) два новых местонахождения ран-немеловых позвоночных. В последующие годы благодаря тщательным и квалифицированным рас­копкам найдены остатки различных животных, большая часть которых принадлежит раннемело-вым динозаврам - пситтакозаврам. Летом 1999 г. сотрудникам СПНЦ удалось найти два целых скелета пситгакозавров, примерно до 2 м в длину, 1,5 М В ВЫСОТу. НаХОДКИ ЭТИХ реПТИЛИЙ

ИЗВеСТНЫ ранее ИЗ НИЖНемеловых отложений на северо-западе Китая и в Монголии. По-видимому, в раннемеловое время существовал единый ареал их обитания от Сибири до Китая.

Помимо находок раннемеловых динозавров, в четвертичных отложениях в ряде местонахож­дений юго-востока Западной Сибири обнаружены остатки мамонтовой фауны, которые дали воз­можность изучить эту группу млекопитающих и сконструировать в музее их скелеты. Наиболее интересны реконструкции скелетов мамонта, бизона и шерстистого носорога - представителей хо­ботных и копытных позднего плейстоцена юго-востока Западной Сибири.

Посещение демонстрационного зала Палеонтологического музея с его красочно оформлен­ными диорамами, витринами, макетами, скелетами древних животных - это увлекательнейшее пу­тешествие в прошлое Земли. Оно способствует осмыслению уже имеющихся знаний, расшире­нию горизонтов миропонимания, повышает интерес к познанию развития органического мира на­шей планеты.

15 августа 2012 /
Похожие новости
Вымирания организмов
Опреснение океанов как причина вымирания морской фауны на рубеже перми и триаса
Галактическая хронометрическая шкала
Мезозойский этап развития
Палеозойский этап развития
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: