Подпериод Б. Первые геологические обощения и "теории Земли" (1650-1740 гг.)

Эпоха Возрождения закончилась в начале XVII в. Феодальные государства превращались в консолидированные монархии — централизованная власть отвечала интересам капитала. Естествознание XVII в. все больше становилось эмпирическим. Это нашло выражение в возникновении новой, буржуазной философии. Ее основоположники — Ф. Бэкон и Р. Декарт оказали значительное влияние на естествознание. О Бэконе Маркс пишет: «...родоначальник ...всей современной экспериментирующей науки — это Бэкон. Естествознание является в его глазах истинной наукой, а физика, опирающаяся на чувственный опыт, — важнейшей частью естествознания... Индукция, анализ, сравнение, наблюдение, эксперимент суть главные условия рационального метода». Бэкон не был геологом, хотя он, например, первым обратил внимание на глобальную закономерность — заострение южных окончаний материков. Большее значение для геологии имел Декарт, основатель философского направления — картезианства. Он был дуалистом, признавал существование материальной и духовной субстанций. В области естествознания он материалист, у него материально единая природа повинуется естественным законам. Неудивительно, что его преследовала католическая церковь. На сегодняшний день многие люди стали задумываться о своей безопасности как находясь дома, так и за городом. 

В духовной субстанции, по Декарту, над всем властвует бог, являющийся вообще «первотолчком», и действуют другие законы. В связи с таким пониманием познание, по Декарту, лежит существенно в сфере сознания, главную роль играют не ощущения, а разум. Критерий истинности знания — не практика, а само сознание. Поэтому учение Декарта получило название рационализма. Декарт в познании решающее место отводил дедукции и исходным положениям — аксиомам или «интуициям».

В области естествознания односторонность метода Декарта ощущалась меньше, его метод был прогрессивным для эпохи. У него наблюдаются зародыши диалектики. Он писал, что природу «материальных вещей» гораздо легче познать, видя их постепенное возникновение, чем рассматривая их как готовые. К методу Декарт предъявлял такие требования: 1) допускать как истинные лишь положения, отчетливо представляющиеся уму, не вызывающие сомнений; 2) расчленять сложную проблему на частные задачи; 3) переходить от известного и доказанного к неизвестному; 4) не допускать пропусков в логической цепи исследования. Влияние Декарта в геологии ясно видно, например, у Стенона и многих ученых XVIIXVIII вв.

Большое значение имели работы И. Ньютона, доказавшего единство и всеобщность основных законов природы. Ньютон высказал мысль о первоначальном огненно-жидком состоянии Земли. Она была основана на исследовании современной формы Земли, соотношения ее диаметров. Он писал: «Я не строю гипотез».

В конце XVII—начале XVIII вв. протекала деятельность Г. В. Лейбница, философа, математика, естествоиспытателя и техника. Он объективный идеалист и рационалист. Для него в познании существуют «истины факта» и «метафизические истины» («вечные»). Первые открываются только посредством опыта. Лейбниц ввел понятие о законе «достаточного основания»: для каждого факта должно существовать достаточное причинное основание, всегда лежащее лишь в другом факте. Лейбниц не был детерминистом вполне, но, различая причины, «действующие» и «конечные» [т. е. цель. — Б. В.], он писал, что действующие причины и конечные причины идут параллельно друг с другом.

Лейбниц сформулировал «принцип непрерывности» — унаследованности в развитии. Он, по существу, является философским аспектом, обоснованием метода актуализма. Лейбниц в письме к Вариньону, опубликованному лишь в 1758 г., писал: «Все во Вселенной находится в такой связи, что настоящее всегда скрывает в своих недрах будущее, и всякое данное состояние объяснимо естественно лишь из ему предшествовавшего». Лейбницу принадлежит афоризм «природа не делает скачков» (ср. с Линнеем, Бюффоном, Палласом). Как и Декарт, Лейбниц внес конкретный вклад в геологию.

Эпоху 1650—1740 гг. есть основания выделить для геологии в подпериод. В это время увеличивается число ученых, занимающихся геологическими проблемами, и количество публикаций; сами работы приобретают передка более законченный характер. Ф. Адамс считает, что с XVII в. обычно «предположительные» идеи, касающиеся образования гор, сменились попытками индуктивного объяснения. В известной мере это касается ряда проблем геологии.

Общеизвестно широкое развитие в рассматриваемое время горного промысла в Западной Европе и особенно в России. В соответствии с его запросами развивалась и минералогия. Но здесь прогресс ограничивался больше накоплением эмпирических знаний, для прогресса теории еще была недостаточна химическая база. Проблемами рудообразования занимались алхимики. В этой области все еще жили взгляды Аристотеля, идеи о «семенах металлов», например, у Р. Бойля (1661 г.), Иордана (1669 г.), Вебстера (1671 г.), Т. Шерли (1672 г.) и др. Продолжает существовать мысль о «дереве металлов» — Глаубера (1652 г.), Кенига (1703 г.). И. И. Бехер в 1653 г. едко высмеивал взгляды «планетистов», ставивших образование руд в зависимость от влияния планет. Он полагал, что в полом центральном пространстве Земли господствует жар от горения серы и битумов. От проникновения соленой воды испарения образуют здесь огненный «хаос». Из него могут отлагаться в трещинах руды. К последнему направлению следует отнести наиболее научное мнение Декарта, высказанное уже в 1685 г., о связи рудных жил с вулканизмом, как бы возгонку глубинной материи, откладывающейся затем в трещинах.

Многие из упоминавшихся идей, даже самых фантастичных, как ясно видно, корнями уходят в опыт или наблюдения над современными явлениями ив прошлое науки. Но описание и особенно интерпретация фактов зависят от эпохи. Р. Бойль, один из основателей химии, был сторонником опыта. В 1661 г. он описывает опыт с выращиванием дерева. Привес по отношению к просушенной земле объясняется им превращением воды в твердые вещества. Эта идея, существующая с древности (твердое из жидкого), через химию и кристаллографию (теория растворов), оказала влияние на геологию (химический нептунизм). Бойль для подтверждения такого превращения приводит наблюдения: рост сталактитов, образование железной руды и серы в копях, включения жидкости в кристаллах. Он же четко указал на кристаллизацию из расплавов.

Минералогия рассматриваемого времени охватывала и горные породы, и окаменелости. Палеонтология стала зарождаться только к середине XVIII в. К «игре природы» до конца XVII в. относились обычно и каменные орудия неолита — «техноморфы» (а палеолитические орудия и позже). Уже в XVII в. ряд минералогов пользуется паяльной трубкой. В минералогии следует отметить зарождение кристаллографического метода и кристаллографии. Закон постоянства гранных углов кристаллов носит имя Стенона (1669 г.). В том же году Э. Бартолин издал сочинение об исландском шпате, открыв двойное лучепреломление и измерив в шпате гранные углы. Его работу продолжил в 1691 г. X. Гюйгенс; А. Левенгук в 1695 г. подробно описал гипс и постоянство углов в его осколках. Д. Гульельмини предложил классификацию кристаллических форм, указав на разницу между простыми и сложными формами.

Одной из ключевых проблем геологии был вопрос о происхождении окаменелостей. Верные мысли, основанные на актуализме, высказывались давно. Тем не менее, недостаточное эмпирическое обоснование, консерватизм и опасения подрыва догм церкви способствовали и сохранению взглядов о самопроизвольном зарождении окаменелостей под влиянием пластической силы, светил и т. п. По этой проблеме в литературе приведено много фамилий и фактов. Побеждали правильные взгляды. Белемниты, которые принимали за зубы морских животных, игру природы или «громовые стрелы», были в 1724 г. признаны Б. Эрхардтом за остатки организмов, родственных аммонитам и современным наутилусам. Однако и позднее их считали (Ф. Брюкман, 1728 г.; Л. Бурже, 1729 г.) иглами морских ежей или зубами крокодилов. В 1747 г. в «Минералогии» Валлериуса белемниты еще считались окаменевшими червями. Сцилла (живописец) в 1670 г. опубликовал сочинение об ископаемых морских раковинах. В 1696 г. Э. Тенцель признал найденные крупные кости костями жившего прежде слона, а не костями «великанов» и «драконов». Э. Эльвидом в 1668 г. были впервые (?) описаны трилобиты, а в 1702 г. И. Петифер издал первое описание ископаемых остатков растений.

Среди ученых, считавших «окаменелости» остатками организмов, было немало итальянцев. Гуммель объясняет это тем, что в Италии биология моря была доступнее и известнее, а страна богата молодыми отложениями с хорошо сохранившимися остатками. Здесь мы снова встречаемся с «географическим аспектом» актуализма. Среди геологов с XV в. до середины XVIII в. было относительно много итальянцев, что, вероятно, объясняется и тем, что капиталистические отношения возникли раньше всего в Италии. До середины XVIII в. в Западной Европе было издано немало книг, описывающих окаменелости. Следует упомянуть М. Листера. Он считал окаменелости «игрой природы», но подметил большое сходство между раковинами ископаемых и современных моллюсков и в 1684 г. указал на связь первых с пластами, наталкивая тем самым на идею биостратиграфии. Взгляд на окаменелости, как на «игру природы», существовал еще и в середине XVIII в. Однако это были уже лишь пережитки.

Еще в 1685 г. была высказана мысль об изменчивости органических форм. Попутно, как разумеющуюся, ее высказал М. Хейл: «...Не следует думать, что все типы животных созданы такими, какими мы их наблюдаем сегодня. Это верно лишь для родов и видов, которые мы можем назвать коренными или первоначальными и от которых произошли все остальные...».

В этом плане методологическое значение имели известные высказывания Р. Гука (1705): «...Многие виды совсем распались и угасли, в то время как другие изменились... благодаря изменению почвы, на которой они обитали ...смена климата, почвы и питания часто вызывает большие изменения в зависящих от этих факторов живых организмах... и если... трудно читать письмена природы, создать на их основе хронологию и установить промежутки времени, в течение которых произошли те или иные катастрофы или изменения, то это все же возможно». Допустимо предположить, что Гук втайне не думал, что история Земли исчерпывалась библейским временем. К мысли о том, что многие прежние организмы вымерли, присоединился в 1692 г. Д. Рей. К. Гуммель считает, что зарождение и развитие идей биостратиграфии в Англии (Листер, Гук, Эльвид, Рей, Вудворд, Смит) связано с геологическими особенностями ее разрезов — относительной легкостью выделения формаций по организмам.

Заметим, что мнение Лейбница и других ученых о том, что в глубинах океана еще могут сохраняться неизвестные формы, было эмпирической осторожностью, а не только метафизическим представлением о неизменности живой природы 1. Находка в 1938 и 1952 гг. Д. Смитом двух видов панцирных рыб, огромное количество новых видов, описанных за последние 250 лет, доказывают уместность такой осторожности.

С середины XVII в. появляются «Теории Земли» и геогении; они еще при­митивны, но уже первая из них (Декарта) содержит глубокие предвидения. В 1644 г. в «Началах натурфилософии» Декарт изложил геогеническую гипотезу как часть своей космогонии. Декарт — своеобразный «униформист», его идеи близки к идеям Ньютона. Развитие мира, по его мнению, подчинялось тем же законам, которые действуют и в современности. Он атомист, и все существующее состоит, по Декарту, иа мельчайших телец, отличающихся размерами и скоростью движения. Их три основных вида: элемент 1 — солнечный, им сложена Солнце; элемент 2 — прозрачный, из него состоит, в частности, небо; элемент 3 — плотный, непрозрачный, из него построены поверхностные оболочки Земли, горные породы и т. п. Элементы могут, меняя скорость, превращаться друг в друга и комбинироваться. Солнце и планеты образовались из вихреподобных сгущений движущейся материи, представленной первоэлементами.

По Декарту, Земля вначале была подобна Солнцу. Потом от охлаждения на ее поверхности образовались пятна, как на Солнце, слившиеся затем в сплошную оболочку. Земля имеет концентрическое строение, сформировавшееся постепенно (рис. 1); конкретна о масштабе времени Декарт не пишет. Земля получила строение, показанное на рис. 1, а. Здесь J — ядро — реликт от прежнего солнечного состояния, ядро, состоящее преимущественно из элемента 1. М — оболочка из материи, соответствующей материи солнеч­ных пятен, ранее принадлежавшей элементу 1; С — внутренняя оболочкаг в которой образуются металлы, состоит из разнообразных частиц; D — водная оболочка; в оболочках D и С основной элемент 2; F и В—воздушная оболочка; Е — твердая наружная оболочка, состоящая из камней, глины, ила и масел. Оболочки Е, F и В относятся к элементу 3.

 

Подпериод Б. Первые геологические обощения и "теории Земли" (1650-1740 гг.)
 

Рис. 1. Развитие Земли, по Р. Декарту: а — законченная (предварительно) структура Земли с наметившимися разломами; б — формирование рельефа; 1—8 —.разломы; расшифровку букв см. в тексте

 

Оболочки неравномерны по толщине и плотности, обладая разной проницаемостью для лучей Солнца и эманации из внутренних частей земного шара.

Декарт пишет, что в оболочке М остались сейчас лишь маленькие «ходы». Это «...подтверждает пример солнечных пятен, которые той же природы... только тоньше и менее плотны, но все же тормозят прохождение света».

Свет (т. е. лучистая энергия) возбуждает земные частицы. Сила света — эта некоторое давление в направлении от Солнца к Земле [!—Б. В.]. Тепло заключается в убыстрении движения частиц, которое передается, распространяясь от одной частицы к другой.

Огонь для Декарта — разновидность вещества, хотя и не «первоэлемент», как у греков. Он пишет «об огне без пламени». Поэтому «центральный огонь» Земли последующих естествоиспытателей (Декарт оказал большое влияние на геологию) — это особое «пламенное» состояние вещества, а не «процесс горения». Воздух, вода и «камни» у Декарта — результат развития и дифференциации элементов 1—3 и, как можно понять, они индивидуализируются на последнем этапе (см. рис. 1, а).

«Оболочка Е, хотя она была тяжелее и плотнее чем F, и, быть может, также D, из-за ее жесткости затем остается некоторое время висящей как свод над D и F»,— пишет Декарт. При возникновении оболочка имела много «ходов» и от высыхания растрескалась. Наконец, по разломам произошло обрушение, образовались горы, долины и моря (см. рис. 1, б). Декарт полагает (влияние Аристотеля), что солнечные лучи проходят в оболочку С, причем неравномерно. С другой стороны, когда в оболочке М скопляется много солнечного (огненного) элемента J из центрального ядра, то он, проходя через оболочку С, ее сотрясает. Это одна из причин землетрясений — более глубоких. Чаще же они происходят от взрывов «жирного и плотного дыма», смесей быстро движущихся частиц материи в подземных пустотах, находящихся на меньшей глубине. Если при этом открываются трещины, происходят вулканические извержения. Длительные землетрясения возникают при постепенном распространении взрывов.

В «ходах» оболочки С протекающие «едкие соки» ее растворяют и образуют металлы, которые в виде эманации достигают затем по «ходам», оболочки Е, где и откладываются в виде рудных жил (ср. с понятием «рудосфера»).

В геогении Декарта видна унаследованность от идей Демокрита, Аристотеля и более поздних, а также связь с наблюдением и опытом. Напомним, что солнечные пятна впервые наблюдались И. Кеплером (1607) и И. Фабрициусом (1610) еще до открытия телескопа. Мысль Декарта о них как зачатках коры охлаждения Солнца достойна его гения. Сходные трактовки и после имели место. О «веществе солнечных пятен» писали Э. Зюсс и А. Е. Ферсман (1933).

Интересны идеи Декарта о глубоких и поверхностных землетрясениях, рудной оболочке и т. п. Свои идеи Декарт доказывал наличием внутреннего тепла Земли и т. п., т. е. эмпирически и актуалистически. Он сам писал, что показал, как горы, моря, родники и реки могли образоваться естественным путем.

Признано, что несколько положений своей несомненно эволюционной космогонии Декарт взял у Кеплера, но ссылка есть только на второстепенный труд Кеплера, не имеющий отношения к космогонии. Это не единичное явление в истории науки. Методологические и естественно-исторические идеи Декарта оказали большое и длительное (до XIX в.) влияние на геологию.

Важной и связанной с учением Декарта работой является краткое изложение (1669 г.) незаконченного трактата Н. Стенона. Анатомируя акулу, Стенон убедился в правоте Ф. Колонна, заключившего, что ископаемые «глоссопетра» — зубы акул. Отталкиваясь от частного наблюдения, он рассмотрел вообще проблему о «твердых телах, естественно заключающихся в твердых», о последовательности их образования, соотношении и т. п. Он установил, что органические твердые тела способны расти изнутри, неорганические — только снаружи. Рассматривая последние — окаменелости, стяжения, кристаллы и слои, Стенон пришел к ряду геологических выводов, сформулированных им впервые в виде строго научных положений — аксиом. Уже в одном этом — огромное методологическое значение его труда.

Первая аксиома (закон) Стенопа гласит: «...Если твердое тело со всех сторон окружено другим твердым телом, то ...первым затвердело то, которое при взаимном соприкосновении дает отпечаток особенности своей поверхности на поверхности другого». Из этого вытекает ряд следствий, например о соотношении кристаллов и окаменелостей с вмещающей породой, порядке кристаллизации в расплавах, возрастном соотношении слоев и т. п.

Вторая аксиома устанавливает, что твердые тела, внешне и внутренне подобные, имеют одинаковый способ и место образования. Это положение, имеющее, впрочем, относительное значение, разумеется, не было новым. Но из него Стеноп выводит следствия: 1) «слои Земли... сходны с теми слоями, которые отлагают бурные воды моря»; 2) «горные хрустали» в отношении способа и места происхождения сходны с кристаллами селитры, хотя поэтому «...вовсе не обязательно, чтобы та жидкость, в которой они зародились, была бы обязательно водой»; 3) окаменелости — остатки организмов.

Третья аксиома, по существу исходная, гласит: «В тех случаях, когда твердое тело образовалось в соответствии с законами природы, оно произошло из жидкости». Мысль эта также не нова. Хотя Стенон пишет здесь о «жидкости» вообще, его следует считать нептунистом. Он вслед за Декартом считает, что если частицы слоя однородны и топки, то слой образовался из первичной жидкости «в эпоху творения»; если слой содержит обломки другого слоя или части организмов, он «вторичный». «Жидкость» в его понимании — раствор, взвесь, вообще материнское вещество сложного состава, жидкой консистенции, обычно связанное с водой. Любопытно, что еще в 1660 г. в своем первом трактате «О горячих источниках» Стенон, основываясь на их частой минерализации, высказывает мысль о родственности минеральных источников с рудными жилами — намек па гидротермальную теорию. Стенон пишет, что при «...теле определенной формы, созданном согласно законам природы, в самом этом теле находим доказательства, раскрывающие место и способ его создания». Прошлое Тосканы он пытается восстановить, рассматривая изменение ее поверхности «восходя от новейших к наиболее древним». Образование гор (неровностей) он приписывает обру­шению в пустоты. Таким образом, Стеноп вводит представление о сбросовых горах. Это положение иллюстрируется им шестью схемами, на которых видно значение углового несогласия (рис. 2).

«То, что индуктивно доказано для Тосканы... я утверждаю и в отношении всей Земли, исходя из описаний различных местностей у разных авторов,— продолжает Стенон,— но из опасения, как бы учепые не испугались столь новой точки зрения, я вкратце скажу о соответствии между природой и священным писанием и рассмотрю основные трудности, связанные с каждым перио­дом образования Земли». К сожалению, Стенон дает только набросок обещанного анализа. Подчеркнем, что шесть периодов Стенона не являются днями творения. Любопытно, как он мотивирует возможность вмешательства «первого двигателя» в эпоху потопа для осушения Земли. Он указывает, что в результате деятельности человека осуществляется осушение и обводнение местности. «Почему же нельзя предоставить Первому Двигателю всех вещей ту же свободу и те же силы?».

 

 

Рис 2 ,Тектоническое развитие Тосканы, по Н. Стенону (1669).IVI — этапы развития

 

Стенон, несомненно, эмпирик, сторонник актуализма при попытках рас­крытия прошлого Земли. У него мы находим и мысль о развитии, притом необратимом, предопределяемом прошлыми состояниями. Всемирный потоп для него — реальность, имевшая геологическое значение, не решающий фактор. Стеной упоминает о «центральном огне», не имеющем влияния на рассматриваемые им процессы, а также о возможности перемещения центра тяжести Земли, вызывающего движения масс воды. Любопытна исторически обусловленная ошибка Стенона — принципи­альное перенесение фактов и обстоятельств Тосканы на всю Землю.

Стенона иногда называют основателем геологии (Гумбольдт, А. Гарбо и др.), геотектоники (Белоусов, 1938), кристаллографии (Шафрановский, 1939) и указывают, что он — первый, у кого земная история встречается до потопа. С этими выводами нельзя согласиться, что не умаляет значения его труда. Во-первых, мы видим тесную связь ряда идей Стенопа с мыслями его предшественников и современников. Во-вторых, выводы Стенона о причинах образования гор, землетрясений, признание всемирного потопа не уводили его очень далеко от взглядов эпохи. Характерно, что так называемый «Закон Стенона» о постоянстве гранных углов кристаллов высказан им вскользь. Он сам не осознал его значения и не придал ему всеобщности. Стенон может считаться лишь выразителем идеи закона.

Наибольший интерес представляет методологическая сторона его работы. Особенно подчеркнем положения о слоеобразовании, впервые сформулированные в виде законов. Можно признать, что Стенону принадлежат зародыши стратиграфического, тектонического и кристаллографического методов.

Ошибочно считалось, что геологические идеи Стенона были забыты и его книга в XIX в. вновь открыта Гумбольдтом и Э. д. Бомоном. Его работа произвела большое впечатление, ее английский перевод вышел в 1671 г., 2-е латинское издание — в 1679 г. Ряд идей Стенона как бы опережали время; но до середины XVIII в. мы их находим у А. Моро, Ж. Бюффона и др. Со Стеноном был знаком Лейбниц, который на него ссылался, принимая ряд его идей. В 90-х годах де Люк называет Стенона первым истинным геологом. То, что на него обычно нет ссылок, не доказательство, что он был забыт; когда речь идет об идеях, общих взглядах, нередко не упоминают о предшественниках, если не полемизируют с ними. Вообще, и во всяком случае до XIX в., следует требовать доказательств, что исследователь не был знаком с важнейшими трудами предшественников и современников, а не наоборот. Можно думать, 41 в ряде случаев Стенон четко и научно выразил представления, уже «витавли в воздухе» и не явившиеся эпохальным открытием в последующие десятилетю.

В 1684 г. М. Листер предложил гипотезу, по которой деятельность вулканов вызывалась воспламенением серного колчедана. Такие высказывали существовали давно. Но в 1700 г. ее подтвердил на «модели» вулкана из серы, железных опилок и смолы Н. Лемери. После этого горение пирита и битуме считалось до начала XIX в. основной причиной вулканизма. Так первый модельный эксперимент подтвердил ошибку.

Идеи и течения эпохи можно разделить на «вулканические» и в общем «нептунистические». К представителям первых относится А. Кирхер (с ни был близко знаком Стенон), опубликовавший книгу «Подземный мир» (1664 г.). По его представлениям, в Земле находятся полости, заполненные огнем, связанным с огненным ядром, которое тем самым как бы активно. Кирхер впервые указал на повышение температуры в шахтах с глубиной, это зародыш учения о термике Земли. Он высказал мысль о закономерном — субэкваториально; и субмеридиональном расположении хребтов гор, предложил провести глобальную магнитную съемку (1637 г.) и т. п.

Среди вулканистов особенно прогрессивным был Гук — математик, физик и физиолог. Его работа о землетрясениях издана в 1688 г., сводка всех его идей ― в 1705 г. Исходя из распространения окаменелостей, явлений землетрясения вулканизма, Гук заключил, что после «сотворения» поверхность Земли сильно изменялась. Опускания и поднятия происходят под действием землетрясений иногда вследствие подземных взрывов на больших глубинах (ср. с Декартом) Те же результаты могут повлечь за собой перемещение центра тяжести Земли с переливанием воды (ср. с Леонардо да Винчи, Стеноном и др.). Последняя идея Гука, возможно, связана и с доложенной в 1694 г. в Королевском обществе в Лондоне гипотезой Э. Галлея (опубликована лишь в 1724 г.), предположившего, что всемирный потоп мог возникнуть от встречи Земли с кометой и смещения центра тяжести Земли (зародыш геокосмологии). Эти вопросы были близки Гуку, занимавшемуся также законом всемирного тяготения — известен его спор о приоритете с Ньютоном. Галлей имел и прямое отношение к геологии; ему принадлежит кроме сводки по геомагнетизму гипотеза о происхождении соли океана за счет приноса ее реками — идея определения «древности света» по количеству соли в океане; возраст его он считал около 10 тыс. лет.

С перемещением водных масс Гук связывал более теплый в прошлом климат Англии (по характеру ископаемых организмов). Это — зародыш палеогеографического и палеоэкологического методов. Гук указывал на огромную роль воды и ветра. Движения земной поверхности им объяснялись внутренними силами, которые и были первичной причиной образования рельефа (ср. с Моро). Гук предполагал большую длительность геологического времени. Он видимо, первым предложил альтернативную гипотезу происхождения лунных кратеров — вулканизм или падение метеоритов.

К взглядам Гука близки идеи зоолога Д. Рея (1693 г.). Он указал на большую роль текучих вод при формировании рельефа Земли. Но всемирный потоп не мог последовать от естественных причин. Землетрясения, по Рею, происходят от проникновения морской воды в полости Земли и являются ведущими в преобразовании ее рельефа. Ранее их энергия была больше. Однако в 1703 г. Рей отказался от этой идеи по актуалистическим соображениям (произошли сильные землетрясения).

К представителям нептунизма и дилювианизма относится ряд ученых. Некоторые из них предлагали геогенические «теории», достаточно фантастические, хотя в их работах содержатся и эмпирические описания геологических явлений и основанные на актуалистических предпосылках идеи. Укажем на труд Т. Бернета, вышедший в 1681 г. на латинском, в 1684 г. на английском и в 1698 г. на немецком языке, интересную и важную работу Д. Вудворда, изданную в 1695 г. на английском, а в 1704 г. на латинском языке и «теорию» В. Вистона, опубликованную в 1696 г. Первый и последний исходили из предпосылки естественного возникновения и последующего изменения Земли, хотя причины их видели в случайном вмешательстве факторов, лежащих, как правило, вне Земли, включая бога. Моро, Бюффон и И. Леман впоследствии критиковали идеи этих авторов. Следовательно, их теории, в которых ясно видно влияние Декарта, были популярны и к середине XVIII в.

Вудворд считал окаменелости остатками организмов, рассеянных во время всемирного потопа, но сходных с современными. Потоп произошел вследствие того, что по велению бога вода вырвалась из внутренности Земли. Горные породы, частично растворившиеся в воде, затем осели из вод согласно удельному весу. Разные организмы при этом оказались в различных горизонтах. Горы и долины образовались обрушением первично горизонтальных пластов (ср. с Декартом, Стеноном и др.). Таким образом, Вудворд является нептунистом-дилювианистом, хотя землетрясения он считал результатом действия подземного огня через пути, проложенные водой.

В работе Вудворда содержится ряд конкретных сведений: о геологической деятельности воды, о происхождении чернозема от накопления гниющих растений и животных. Кроме того, он высказал мысль, предвосхитившую мысли Линнея, Бюффона, Ламарка, Зюсса и Вернадского о биосфере. Поверхность земного шара, пишет он: «...большею частью составлена из вещества произрастительного и животного, находящегося в беспрестанном движении и переменах». Вудворд среди окаменелостей различает наемные и морские организмы, а среди последних — прибрежных и глубоководных обитателей. Эти представления с конца XVII в. становятся распротраненными (ср. с Линнеем). Вудворд ссылается на замерзшие трупы мамонтов в Сибири, считая их принесенными потопом (ср. с Палласом). Он организовал кафедру геологии и геологический музей в Кембридже.

Дилювиаиистом был И, Я. Шейхцер, издавший, в частности, в 1706—1713 гг. трехтомную «Естественную историю Швейцарии». Этот труд изобилует описаниями ископаемых организмов. В нем содержатся схематические геологические профили складчатых пластов, которые составлялись еще редко. Р. Гефели (1960) считает Шейхцера основоположником исследования снега и лавин. Шейхцер предложил также гипотезу, по которой движение ледников объясняется замерзанием воды в трещинах льда. Она существовала до первых десятилетий XIX в. Шейхцер так же, как в ту же эпоху А. Жюссье, указал на растительное происхождение каменного угля. В 1732 г. он опубликовал «Священную физику, или естественную библейскую историю». Земля по Шейхцеру, внутри твердая, с пустотами, в которые ушли воды после потопа, оставив на поверхности Земли горы.

В 1715—1716 гг. был написан известный труд де Мелле — «Теллиамед» (опубликован в 1748 г.). Де Мелле нептунист, но не дилювианист. Разумеется, кроме Гука и Рея, взгляды дилювианистов оспаривались и другими, например Г. Валлиснери (1721 г.).

К числу нептунистов очень условно можно отнести Лейбница. Гипотезу образования Земли из звезды («солнца») он опубликовал в 1693 г. Его геологический труд—«Протогеа», написанный в 1691 г., увидел свет лишь в 1749 г.

Требования практики во Франции привели к попытке составить подобие геологической карты (Л. Кулон, 1644 г.). В 1664 г. такие карты рекомендовал М. Листер. Для обозначения разных пород он предложил применять краски. Ему принадлежит, таким образом, идея создания геологических карт, хотя мысль о целесообразности нанесения на карты полезных ископаемых возникла еще в античное время. В 1657 г. вышла книга М. И. Эглотта под характерным названием «Геология Норвегии». В 1671 г. Ф. Рише произвел первые измерения силы земного тяготения — это был зародыш гравиметрии.

По вопросу о круговороте воды большинство ученых первой половины. XVII в. (Декарт, Кеплер, Кирхер и др.) придерживались архаичных взглядов о питании подземных вод суши водами морей. В 1674 г. П. Перро предложил, конденсационную теорию, причем впервые попытался составить баланс воды. Позднее исследования в этом направлении продолжил физик Э. Мариотт. Но конденсационная теория утвердилась только после работ де Люка и Ламетри во второй половине XVIII в., а применительно к вулканизму гипотеза, проникновения морских вод удержалась дольше.

Проблема денудации также была поставлена в это время. Некоторые даже преувеличивали ее роль. Так, Вернет считал, что выравнивание до уровня моря потребует лишь 10 тыс. лет. Другие, например, Рей (вулканист), отрицали ее существенную роль. Л. Бурже в начале XVIII в. высказал идею о подводной «эрозии» дна моря, оказавшую большое влияние на науку, от Бюффона до Ляйеля включительно. Он писал о закономерностях в строении подводных, хребтов, сходных с горами суши.

Потребность в стратифицировании привела с конца XVII в. к попыткам, создания литологического общего или местного подразделения слоев по времени — «литологическому времени». В 1681 г. А. Ф. Марсильи все породы, разделил на первичные (первозданные, «допотопные» породы, образовавшие «основу» поверхности Земли) и вторичные (осадочные, продукт разрушения первых). Вудворд (1795) различал антидилювиальные, дилювиальные и постдилювиальпые отложения. Г. Милиус в 1709 г. разработал первую статиграфическую схему для цехштейна Саксонии, выделив 18 толщ, в том числе собственно цехштейн и медистые сланцы. И. Стрейчи в 1714—1725 гг. различал для Англии (снизу вверх): угленосные слои, красный мергель, желтую землю, лейас, мел. Все это — зародыши стратиграфии и соответствующего метода.

С начала XVIII в. заметную роль в науках о Земле стали играть шведы. Первое сообщение об изменении уровня Балтийского моря сделал (и начал ставить береговые марки) У. Хьярне. Он был дилювианист, но указывал, что изменения на Земле, в том числе и поднятие гор и опускания суши продолжаются и сейчас. Хьярне оказал большое влияние на Э. Сведенборга. Основные работы последнего, в которых он касается геологии, опубликованы в 1719 и 1721 гг. Сведенборг, правильно объяснив ископаемые организмы, указал на их стратиграфическое значение. Он связывал с геологией химию, считая, что минеральные жилы образуются из растворов в трещинах, а почти все кристаллические породы от гранита до траппа — осадки, частично химические.

В 1721 г. Сведенборг объяснял понижение уровня моря увеличением скорости вращения Земли — оттоком вод к экватору. В 1731 г. марка для замера уровня воды была установлена шведской академией наук. В 30-х годах этим вопросом занимались К. Линней и К. Цельсий. Наблюдения последнего были опубликованы в 1743 г. Оба установили понижение уровня моря па 1,2—1,5 см/год, считая сушу неподвижной. Упомянем в этой связи об одной работе, о которой Ф. Адамс отзывался с иронией. В середине 30-х годов Колонна опубликовал мнение о том, что горы растут медленно, как деревья, под влиянием внутреннего тепла Земли, не быстрее чем на 100 шагов в 1000 лет (6―7 см/год). Обратим внимание на следующее. К 20—30-м годам относятся исследования Сведенборга, Цельсия и Линнея. Позднее Бюффон и Ломоносов указали на медленные движения земной коры. Идею Колонна на современный язык можно перевести так: «горы растут медленно под влиянием внутренней энергии Земли». Будь Колонна известнее в науке, его «гениальная интуиция» была бы замечена историками. Случайно ли, что именно в середине XVIII в. у Колонна, Цельсия, Линнея, Бюффона и Ломоносова трактуется вопрос о медленных движениях? Или здесь «дух эпохи», приложение актуализма, основанного на сделанных уже наблюдениях. Еще ранее (1668 г.) была высказана мысль о горизонтальном движении материков аббатом Пласе (Леммлейн и Личков, 1946).

В 1719 г. появилась статья ботаника Жюссье. Он описал отпечатки растений в окрестностях Сен-Шомона. В ту эпоху подобные находки обиаруживались часто, как и отпечатки рыб, и вызывали большой интерес (Лейбниц, Вудворд Маральди в Италии и др.). Жюссье обратил внимание на то, что остатки сохранились так, как будто бы их осторожно укладывал человек (ср. с Ламарком, Гоффом, Кювье). Среди остатков он не нашел современных форм Франции, все формы были «индийскими». Не допуская изменения климата, он считал, что растения были принесены течением из Индии в ту эпоху, когда море покрывало всю Землю — следы больших наводнений были уже широко известны. Трактовка Жюссье — попытка палеогеографической реконструкции. При этом он униформист, но отношению к климатическим условиям (ср. с Палласом).

Для палеогеографических идей того времени следует указать и другой источник, связанный с народным опытом. В 1692 г. через Сибирь в Китай проехал русский посол И. Идес. В описании путешествия он указал на находки трупов мамонтов от города Мангазеи и верховьев Лены до Ледовитого океана. «Русские старожилы» полагали, что это слоны. «До потопа,— говорят они,— страна была очень теплая и в ней было множество слонов, которые плыли по водам до истечения их и потом были погребены илом. Но когда, после этого великого переворота, климат сделался очень холодным, ил замерз, а вместе с ним и трупы слонов...».

К этой народной концепции, допускающей изменение климата, близко мнение Кювье, высказанное в 1812 г. Во всех случаях авторы шли актуалистическим путем, хотя и приходили к неверным выводам. Интересно, что мнение о более теплом климате в связи с обитанием «слонов» в Сибири было высказано со ссылкой на Бернета анонимом в Русском журнале «Примечания на ведомости» в 1730 г. В 1739 г. В. Н. Татищев, комментируя статью, также не соглашается с катастрофическими причинами приноса остатков мамонта и высказывает предположение, что «слоны» того времени жили в Сибири и были приспособлены к суровому климату, однако он делает вывод и о более теплом по неизвестным причинам климате в прошлом. Мамонту в исторических реконструкциях принадлежит почетное место. Он привлекался даже для объяснения причин землетрясений. Н. Витсен в 1692 г. опубликовал сведения, полученные им в России, о том, что мамонт — «подземная крыса», и землетрясения объясняются ее движениями.

В России до Ломоносова не было вполне оригинальных работ по геологии. Но интересно, что уже в 1662 г. встречается указание на использование геоботанических признаков при поисках руд. С начала XVIII в. в русской литературе появляются сводки по вопросам геологии и географии с выводами авторов. Они, в общем, использовали передовую литературу того времени и характеризовали уровень науки. В конце XVII в. актуалистическое истолкование получили каменные орудия неолита. Видимо, только с 1690 г. некоторые ученые стали считать их орудиями. Русский автор — аноним в статье о «Перунах, или громовых стрелах», пишет, что такие камни считались результатом удара молнии, и им приписывались особые свойства, например, они предохраняли от попадания молнии в дом (ср. с Плинием). Он считает, что это военное оружие наших предков. Доказательства — их форма, и то, что они находятся в могилах воинов; он отсылает к 11 работам, преимущественно немецким; первая по времени (1690) — Э. Тенцеля. Интересна с точки зрения актуализма интерпретация каменных топоров как оружия, что лишь частично правильно. Это было отражением той эпохи, когда орудия труда не были столь, «достойным» предметом науки, как оружие. В 1732 г. С. Г. Гмелин тем не менее еще считает каменные орудия минералами.

В статье о нефти указывается на связь нефти с солью. В ней приведены наблюдения русских авторов. Отметим, что ряд простых, казалось бы, вопросов не получил к концу периода общепризнанного решения. Так, в статье «О янтаре» Г. В. Рихман оспаривает мнение Овидия, Вергилия и Тацита о том, что янтарь — застывшая смола деревьев. Автор считает его «каменным маслом». Любопытно, что он мотивирует свое мнение с актуалистических позиций: в местностях, где находят янтарь, ныне растет мало смолистых деревьев.

Передовые идеи первой трети XVIII в. отражены в известной статье Рихмана — сводке знаний о переменах земной поверхности по литературным источникам, дополненным некоторыми его собственными соображениями. Упомяну, что Рихман считает обещающим метод восстановления прошлого путем изучения разрезов. Для эпохи характерна широкая актуалистическая экстраполяция единичных явлений.

 

18 января 2013 /
Похожие новости
Вулканизм и плутонизм. Д. Геттон (Хаттон)
Нептунизм Ж. Ламарка
Возникновение геологии как отрасли естествознания. А.Универсальные научные гипотезы (1740-1780 гг.) 
Методологические идеи к середине XVIII века
Эмбриональная геология. Подпериод А. Геологические знания в эпоху возрождения (1500-1650 гг.)
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: