Роль субъектов модернизации

Предыдущая часть

 

Политическая система, построенная на фундаменте конкурентной партийной системы, всегда более прочна и эффективна. По этой причине парламентская политическая система более предпочтительна, чем президентская. Робкие планы перейти к этой системе в России, активно обсуждавшиеся лет 6–7 назад, ни к чему не приводили. Вот и сейчас такие планы снова строятся. И прежде всего в недрах партии «Единая Россия», которая неоднократно в предыдущие годы твердо заявляла, что готова взять на себя бремя создания партийного правительства и ответственность за управление страной.

 

Роль субъектов модернизации

 

В рамках различных проектов социальной модернизации выделяется проект (точнее его наметки) фонда «Стратегия - 2020», директором которого является М.Ремезов.

Парламентская форма обладает целым рядом преимуществ, которые, на мой взгляд, дают ей заметную фору предпрезидентской.

Если же, однако, исходить не из того, что нам надо спешить, а, наоборот, из того, что история дает нам достаточно времени и мы можем проводить модернизацию в более размеренном темпе, экспериментируя по ходу, то есть по принципу семь раз отмерь, один раз отрежь, то тогда консервативный подход Путина более оправдан. И цена социальных издержек в этом случае будет ниже, и уровень доверия власти и толерантности общества заметно выше, и вероятность ошибок будет, скорее всего, ниже. Но самое главное состоит в том, что от неизбежной догоняющей модернизации мы со временем сможем перейти к опережающей, устойчивой инновационной и наконец-то решить ту проблему, которую никогда еще за всю нашу историю нам решать не удавалось, то есть проблему перехода к модели постоянного развития.

 

Роль субъектов модернизации

 

При всей привлекательности такого подхода нельзя все же забывать, что сегодняшний внешний мир и внешние обстоятельства, от которых в большой степени зависели все наши модернизации и нынешняя в том числе, не позволяют нам двигаться ни шатко, ни валко, как мы традиционно поступаем. Объявленная и активно реализуемая западными странами стратегия перехода на альтернативные источники энергии приведет уже в обозримой перспективе к значительному снижению мировых цен на нефть и газ и, соответственно, к тому, что наш основной источник пополнения бюджета начнет быстро иссякать.

В подтверждение такого сценария развития событий сошлюсь на новую энергетическую инициативу президента США Б. Обамы и его план по снижению потребления импортной нефти на одну треть, рассчитанный на ближайшие 10 лет.

 

 

 

То, что не будет закупаться у других стран, США планирует заменить собственными углеводородами. Администрация Обамы нацелена на активное инвестирование средств в альтернативную энергетику – геотермальную, солнечную, ветровую. Большие надежды американцы возлагают на газ.

По состоянию на 2009 г., США увеличивали резервы природного газа на 4,9% ежегодно в течение последних 5 лет, в то время как внутреннее потребление росло всего лишь на 0,4% ежегодно за этот же период. Это избыточное предложение газа также можно использовать в качестве энергоресурса взамен дорогой нефти.

Процесс перехода на новые источники энергии активно развивается не только в США, но и в странах Евросоюза, а также в Китае, который лидирует по количеству инвестиций в отрасли альтернативных источников энергии (в 2010 г. они составили 54,4 млрд долл.).

Полагаю, что нет необходимости более подробно останавливаться на этой теме. Я это сделал исключительно для того, чтобы показать, что возможности наших лидеров, те экономические и финансовые инструменты, которыми они располагают, имеют относительный характер и могут быстро иссякнуть. Отсюда следует вывод: надо как можно больше диверсифицировать инструменты как внутренние, так и внешние. Пора, в частности, более основательно задействовать механизм государственно-частного партнерства, возможности и ресурсы наших олигархов-миллиардеров, число которых почему-то множится даже в период кризиса с невероятной быстротой.

 

Роль иных субъектов модернизации

 

Переходя к другим политическим субъектам нашей модернизации, скажу лишь следующее. Наше Федеральное собрание и местные представительные органы власти – субъекты, как известно, подневольные, безропотно выполняющие волю вертикали власти: тандема, губернаторов, мэров и поэтому до декабрьских выборов в Госдуму, да и потом, не стоит ожидать каких-то сюрпризов и самостоятельности с их стороны.

Ускоренное (если не стремительное) создание Общероссийского народного фронта (ОНФ), начавшееся сразу же после выступления В.В.Путина 6 мая 2011 г. в Волгограде на межрегиональной конференции «Единой России», и Стратегия социально-экономического развития Юга России до 2020 года» заметно, но не радикально изменили политический ландшафт России. Не радикально потому, что в ОНФ «Единая Россия», без сомнения, сохранит главенствующие позиции. Около 150 общественных организаций (на начало июня 2011 г.), которые будут ее «приводными ремнями», окажутся в роли ведомых. Предполагается, что ОНФ значительно расширит электоральные возможности «ЕР» во время думских выборов (декабрь 2011 г.), на которых «ЕР» хотелось бы, как мне представляется, сохранить принципиально важное для всей нынешней конструкции власти конституционное большинство в нижней палате парламента.

 

 

 

Но ОНФ также значительно усилит электоральные возможности В.В.Путина, если он изъявит желание избираться в президенты. Поэтому если представительство союзников «ЕР» по ОНФ в Госдуме будет значительным (речь шла о том, чтобы в единый список кандидатов включить 150 представителей от организаций, вступающих с «ЕР» в единый фронт), то депутатский «ковер» станет значительно более пестрым, а конфигурация сил – сложнее. И роль Думы в политической жизни страны, очевидно, тоже переменится.

Идея создания ОНФ была поддержана Д.А.Медведевым, который заявил, что подобные организации могут быть созданы и другими.

Наряду с созданием ОНФ Путин объявил в Волгограде и об образовании Агентства стратегических инициатив (АСИ).

На следующий субъект – государственный аппарат – также мало надежды. Хотя бы потому, что он малоэффективен и насквозь коррумпирован. Более того, давно замечено, что бюрократия – государство в государстве, которое в определенных условиях может быть мощным инструментом политической элиты в проведении ее политики, а в других условиях – не только ее тормозом, но и преградой, а то и могильщиком. И дело не только в том, в какой степени государственная бюрократия заинтересована в проведении преобразований и модернизации в особенности.

К слову сказать, ни одна бюрократия ни в одной стране никогда объективно не заинтересована в радикальных переменах, то есть в основательной модернизации. Она, наоборот, заинтересована в сохранении статус-кво, которое для нее и щит и броня.

Бюрократия работает по действующим законам, подзаконным актам, инструкциям, регламентам, а реформы, и тем более модернизация, строящаяся на радикальных преобразованиях, уничтожают привычную для нее среду обитания. Поэтому государственная бюрократия и модернизация – естественные и объективные антагонисты. При устойчивой политической системе бюрократия обретает именно ту среду обитания и ту твердую почву под ногами, которые являются для нее наиболее комфортными и в которых она может объективно быть эффективной. Трансформирующаяся система для нее первый враг.

Поскольку нам до устойчивой системы далеко, постольку возникает сложный, если не сказать судьбоносный, вопрос: что делать с нашей более чем миллионной армией чиновников? Надо ведь, чтобы она была союзницей модернизации, ее проводником, но никак не противником. Оставляю вопрос открытым, так как тема «Государственная бюрократия и модернизация» – отдельная большая и многоаспектная тема, требующая специального рассмотрения. Тем не менее сошлюсь на одну статью, автором которой является известный российский политолог В.Никонов.

 

 

 

В общем, для того чтобы быть инструментом модернизации, российская бюрократия сама должна быть модернизирована.

Переходя к следующему субъекту модернизации – политической элите, отмечу лишь, что в современной России еще не сложилась (и не могла сложиться по целому ряду объективных и субъективных причин) такая элита, которая бы в массе своей стремилась к системной модернизации страны, была бы готова и заинтересована ее осуществлять.

Как и предыдущая тема – о государственной бюрократии, тема российской элиты (особенно политико-административной), ее готовности к модернизации страны – особая тема, требующая специального анализа и обсуждения.

Специального обсуждения заслуживает и тема «Партии и партийная система современной России и их роль в модернизации страны». Современная ситуация с этими субъектами модернизации такова, что в лучшем случае они могут быть инструментами модернизации, хотя в развитых странах Запада именно партии, и в целом партийная система, и через свои программы, и конкретную деятельность в период нахождения у власти являются генераторами и двигателями модернизации политической и экономической систем и общества в целом.

Нашим ведущим четырем партиям, представленным в Госдуме – «Единой России», «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР, – до этого еще очень далеко. Именно партийная система, воспринимая импульсы, идущие от общества, должна задавать тон в инновационном обновлении общественной и государственной жизни.

Чтобы это могло у нас состояться, роль партий и партийной системы должна радикальным образом измениться. Из служанок вертикали власти, и прежде всего президентской администрации, они должны превратиться в самостоятельные субъекты политической жизни. Но до этого, повторяю, еще очень далеко.

Итак, наши политические субъекты (за исключением властного тандема) еще не находятся в том качественном состоянии, чтобы быть генераторами и двигателями системной модернизации.

 

Роль субъектов модернизации

 

И государственный механизм, и элиты, и партии вкупе с партийной системой сами нуждаются в модернизации. Кто и как это сделает – отдельный вопрос.

Отсюда следует достаточно пессимистический вывод о том, что перспективы современной российской модернизации достаточно туманны. Конечно, не только по причине состояния субъектов модернизации, но и многим другим, заслуживающим отдельного анализа. И отвечая на вопрос, поставленный в названии данной статьи, миф или реальность модернизация России, надо честно признать, что пока это больше миф. Но этот миф обязательно должен стать реальностью. Потому что на карту поставлена ни много, ни мало – судьба России.
26 сентября 2011 /
Похожие новости
В последние десятилетия в Европе происходят глубокие социально-экономические изменения, которые оказывают двойственное воздействие на образование. С одной стороны, реформы в экономике и обществе
    Прежде чем президент озвучил 10 пунктов своего доклада, он заявил: «Нам нужны технологии, нам нужны деньги в объемах, соразмерных размеру России. Только рост инвестиций обеспечит
Прежде всего, модернизация заключается в  более скором преодолении того отставания, которое давно образовалось и продолжает увеличиваться между Россией и наиболее развитыми странами мира и
  Вопрос для России стоит не иначе как «быть или не быть», то есть либо страна модернизируется в обозримом будущем, либо она перестанет быть суверенной державой.
России нужна действенная программа мер по использованию финансовых, промышленных и интеллектуальных ресурсов для радикального обновления ее экономического и научно-технологического потенциалов,
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: