Модернизация для России – это абсолютный императив

Предыдущая часть


Переходя ко второй составляющей императивности нашей модернизации – внешней, отмечу прежде всего то, что она заключается в как можно более скором преодолении того отставания, которое давно образовалось и продолжает увеличиваться между Россией и наиболее развитыми странами мира и которое все больше превращается для нас в реальную угрозу. И не только военную.

Но не надо представлять дело таким образом (как это видят некоторые наши известные аналитики), что впервые в истории у России нет врагов. У государства с такой территорией и такими богатствами, с убывающим населением и больной экономикой всегда будут не только недоброжелатели и завистники, но и враги. Особенно среди сильных соседей, у которых недостает ни территории, ни ресурсов для удовлетворения своих быстро растущих потребностей.

Из вышесказанного однозначно вытекает не только то, что модернизация для России – это абсолютный императив, но и то, что, как и в предыдущие века, ей жизненно необходимо всегда держать порох не только сухим, но и в современном состоянии. Иначе говоря, наши вооруженные силы и обороноспособность должны быть на уровне мировых стандартов. И те 20 трлн руб., которые запланировано потратить на перевооружение армии к 2020 г., как раз и должны решить эту задачу.

Подозреваю, что новая (космическая) гонка вооружений, в которую мир втягивается, главным образом, по инициативе Китая и от которой нам никак не удастся уклониться, как это было, например, с СОИ в конце 80-х годов, заставит нас еще больше раскошелиться на военные нужды, и тогда уж точно даже баррель нефти за 200 долл. нас не спасет. Отсюда вытекает, что новая гонка вооружений, в которой мы неизбежно и по объективным причинам должны будем участвовать, вполне может поставить жирный крест на нашей модернизации.

Модернизация должна затронуть и гражданское строительство: дорожная техника, общественный транспорт.

Беда еще и в том, что гонка вооружений – объективный и вечный процесс и уйти от него еще никому не удавалось. Минимизировать ущерб от него в состоянии лишь те страны, в которых наиболее развиты технологии двойного назначения, у которых многочисленное население и небольшая территория относительно этого населения, а также те страны, которые объединяются в крупные военно-политические союзы.

На тему перманентной гонки вооружений мало кто обращает внимания, но она всегда висит над Россией как дамоклов меч, и от нее мы никак не можем уклониться.

Отечественный ВПК всегда был государством в государстве, и поэтому мы никогда ничего не жалели, чтобы защитить страну от внешней угрозы. Для этого мы обделяли и всегда будем вынуждены обделять и ущемлять другие секторы экономики.


Можно спросить: «А разве у других стран нет такой же проблемы? И если есть, то как они умудряются успешно решать и одно, и другое?»

Ответ: «Конечно, есть, но стоит она не так остро, как у нас. Потому что территории не такие огромные, потому что кооперируются с другими, чтобы военные расходы на душу населения были меньше (НАТО – весьма наглядная иллюстрация), потому что технологии более развиты, и к тому же они, как правило, двойного назначения и активно используются в гражданских отраслях промышленности, потому что они экономнее и лучше используют свои ресурсы, и т. д.».

Короче говоря, ставя задачу модернизации, мы не должны забывать, что есть тот камень на шее, от которого мы не можем освободиться, но который нам сильно мешает двигаться и модернизироваться.

При этом нельзя забывать, что кроме, так сказать, естественной природы гонки вооружений в ней всегда есть и искусственная составляющая, специально создаваемая противниками. Навязывая гонку другим, «передовики» всегда тешат себя мыслью, что противник в силу различных причин надорвется и в конце концов потерпит фиаско. Так было в противостоянии США и СССР или Запада и Востока, так происходит и сейчас. И это несмотря на то, что Россия уже давно перестала быть социалистической.

Чтобы убедиться в правомерности такого утверждения, достаточно внимательно ознакомиться с данными Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), который уже много лет ежегодно публикует свои доклады.

По данным SIPRI, абсолютным чемпионом в гонке вооружений остаются США: 43% общих военных расходов в мире, или 698 млрд долл., в 2010 г. из 1,6 трлн долл. Это в 6 раз больше, чем у Китая (119 млрд долл.) и без малого в 12 раз больше, чем у России. По оборонному бюджету наша страна занимает 5-е место – после США, КНР, Великобритании и Франции.

К уровню 2001 г. они увеличились на 82%, а к уровню 1980 г., самой низшей точке, – на 186%. Но, учитывая также общее состояние нашей экономики, нетрудно представить себе, каким бременем военные расходы ложатся на общество и государство.


Основные субъекты модернизации, их состояние и потенциал


Политическая модернизация не менее (если не более) важна, чем, например, технологическая или любая другая, а ее субъекты также не менее важны, чем технологии или инвестиции, поскольку именно политические субъекты формируют инновационные мотивации и среду, которые двигают разнообразные процессы в обществе и государстве.

Именно это должно побуждать аналитиков и экспертов заниматься этим ключевым вопросом, чтобы уяснить, в каком состоянии находятся субъекты политической модернизации и как они ею занимаются. В этом, очевидно, и состоит роль различных обществоведческих наук, чтобы дополнять и восполнять то, что недодумывают власть предержащие.

Каковы же те структуры, которые можно причислить к субъектам политической модернизации?

Это прежде всего руководство страны и особенно первые лица государства – президент Д.А.Медведев и премьер-министр В.В.Путин; это – Федеральное собрание; это – партия «Единая Россия» и ее руководство; это – высшая административно-политическая элита и государственный аппарат, то есть это те структуры, которые составляют костяк нашей власти, планируют, организуют и направляют внутреннюю и внешнюю политику страны.

Почему важно определить, как эти субъекты настроены на модернизацию, как они ее себе представляют и как мыслят ее реализовать?

Это важно потому, что именно от направляющей и организующей воли этих субъектов зависит не только тот путь, по которому будет двигаться страна не один год, но и цена и конечный результат усилий многих десятков миллионов людей. К сказанному следует добавить, что исторического времени у России сейчас значительно меньше, чем при предыдущих модернизациях, когда соперников, которые опережали Россию и которых надо было догонять, было меньше и они располагались только в Европе и США. Теперь они есть и на Востоке. И это не только Япония, но и Китай, да и другие страны.

Обращаясь непосредственно к политическим субъектам модернизации, надо прежде всего начать с высших руководителей страны, то есть президента и премьер-министра, образующих уникальный властный тандем, который по-разному оценивают, но от которого в любом случае исходит высшая властная воля и зависит не только выбор пути нашего движения и развития, но и методы и формы реализации планов.

Вот здесь перед нами и возникает первый узел противоречий. Он состоит в том, что у этих двух акторов достаточно различаются взгляды на то, каким путем нам идти – либеральным или консервативным –и что конкретно делать на этом пути. Это только на первый взгляд кажется, что различия не существенные, что оба – и Д.Медведев, и В.Путин – за системную модернизацию и радикальное обновление страны.

На самом деле различия в концепциях и методах их реализации всегда важны. И даже если общие цели и задачи формулируются ими в целом одинаково, при различиях в методах их реализации конечный результат может получиться совсем не таким, как предполагается изначально.

В качестве иллюстрации в различиях в подходах сошлюсь на правительственную «Стратегию-2020», о которой мне уже не раз приходилось говорить. Эта стратегия вызвала неоднозначную реакцию в отечественном и зарубежном сообществе.

Модернизация для России – это абсолютный императив

Неслучайно этот документ сразу же начали корректировать, и в том числе потому, что грянул кризис. Но самой основательной правке он подвергся в 2011 г.

Решением правительства РФ (февраль 2011 г.) была создана 21 рабочая группа, куда вошли 1100 экспертов, преимущественно ученых из РАНХ и ГС и НИУ ВШЭ, работу которых координирует первый вице-премьер И.Шувалов.

К августу 2011 г. они должны представить на обсуждение правительства обновленную стратегию, но поэтапное обсуждение некоторых идей и разделов при самом активном и регулярном участии В.В.Путина идет уже сейчас. В течение марта 2011 г. таких обсуждений было несколько. Последнее состоялось 29 марта.

Параллельно с этим процессом, который развивается с 2008 г., идет и другой, возглавляемый Д. Медведевым.

Он начался примерно на год позже, чем первый, а именно с создания по Указу Президента России от 20 мая 2009 г. «Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики».

Комиссия, которую возглавляет сам президент, также регулярно заседает и также обсуждает актуальные проблемы модернизации страны. Одним из самых примечательных явилось заседание, состоявшееся 30 марта текущего года в Магнитогорске. На нем обсуждались не только новые инициативы президента5, но и прозвучала острая критика в адрес правительства.

Речь на заседании шла, в частности, об очень плохом инвестиционном климате в стране, об интенсификации борьбы против коррупции и т.д. «Деньги бегут из нашей экономики, – отметил Медведев, – в возможность безопасной и успешной предпринимательской деятельности верят не так много людей, как нам бы хотелось, доверяют не так много предпринимателей, и мы с этим мириться больше не можем – ни я, ни правительство Российской Федерации».

Прежде чем президент озвучил 10 пунктов своего доклада, он заявил: «Нам нужны технологии, нам нужны деньги в объемах, соразмерных размеру России.

Только рост инвестиций обеспечит создание новой экономики и даст ту самую творческую, высокооплачиваемую работу нашим людям, о которой, собственно, мы заботимся в ходе заседаний нашей Комиссии. Стало быть, сделает наше общество богаче и, что немаловажно, свободнее, укрепит тем самым основу и материальную основу – безопасности и, соответственно, демократического развития Российской Федерации».


Продолжение...

23 сентября 2011 /
Похожие новости
Туристский рынок России в условиях глобализации и современного экономического кризиса
На состоявшемся в 2005 году саммите Россия — Евросоюз в Санкт-Петербурге были приняты крупные решения, которые, безусловно, позитивно повлияют на международное сотрудничество в Старом Свете.
  Ускоренное (если не стремительное) создание Общероссийского народного фронта (ОНФ), начавшееся сразу же после выступления В.В.Путина 6 мая 2011 г. в Волгограде на межрегиональной конференции
    Прежде чем президент озвучил 10 пунктов своего доклада, он заявил: «Нам нужны технологии, нам нужны деньги в объемах, соразмерных размеру России. Только рост инвестиций обеспечит
  Вопрос для России стоит не иначе как «быть или не быть», то есть либо страна модернизируется в обозримом будущем, либо она перестанет быть суверенной державой.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: