Какая модернизация предстоит России?

Чтобы предметно рассуждать о субъектах модернизации, не мешает определиться с содержанием самого термина «субъект модернизации». В моем представлении это активное действующее лицо, структура или институт, которые не только генерируют саму идею модернизации, но и являются ее конструкторами, архитекторами и созидателями. Субъекты бывают различные. Более всего важны субъекты решающего значения. В нашем случае это президент, правительство, парламент, правящая элита различных уровней. Именно от них зависят цели, задачи, методы, формы, темпы модернизации и пр.

Другие субъекты, обладающие различной степенью активности, скорее заслуживают определения катализаторов. Они не имеют такого значения, но также важны. Однако при соответствующих благоприятных условиях они могут становиться и становятся активными участниками модернизации. Речь идет, в частности, о среднем классе, который может стать активным и значимым субъектом только в том случае, если для этого есть благоприятные социально-политические и экономические условия. Кроме того, он должен быть достаточно многочисленным, чтобы играть роль субъекта. Например, во время президентских или парламентских выборов или в экономической жизни страны.

Из сказанного вытекает, что некоторые акторы являются субъектами любого процесса (в данном случае – модернизации) по своей природе и по определению, а другие могут стать и быть таковыми только при наличии благоприятных условий.

Использовать приемлемые в конкретной ситуации стили речи очень важно, особенно если вы решили сдавать ЕГЭ.

Ответ на вопрос о причине выбора темы состоит в том, что наши рассуждения и декларации, начиная с деклараций знаковых фигур российской политики, в частности первых лиц государства, ограничиваются, к сожалению, общими констатациями о целесообразности модернизации и ее основных направлениях. При колоссальном обилии материала фактически ничего не говорится о том, готовы ли наше общество и государство к модернизации, стремятся ли они к ней, и если стремятся, то к какой именно, и что конкретно надо сделать, чтобы модернизацию осуществить. Не говорится также ничего о том, каковы субъекты модернизации, в каком они состоянии, готовы ли они модернизировать страну, как они собираются это делать и т. д. Было бы крайне важно узнать от архитекторов, что надо сделать, если общество, государство и другие субъекты не готовы и не стремятся к модернизации, чтобы они все-таки ее восприняли как жизненно важную, то есть императивную потребность, чтобы активно включились в нее и стремились ее осуществить.

 

Наиболее существенное об императивности модернизации и ее объективных препятствиях и противниках

Вопрос для России стоит не иначе как «быть или не быть», то есть либо страна модернизируется в обозримом будущем, либо она перестанет быть суверенной державой.

Императивность системной модернизации и для нашего общества, и для государства складывается из двух составляющих: внутренней и внешней.

Что касается первой составляющей, то заключается она в том, что в ХХ в. наше общество достигло такого уровня развития, который будет настойчиво побуждать его стремиться к лучшим мировым стандартам жизни. Та часть общества, которая наиболее амбициозна, мобильна, достаточно образована и не боится поиска лучшей доли в дальнем зарубежье, легко и без особого сожаления покидает Россию, чтобы реализовать свои планы вдали от нее. Таковых, как мы знаем, уже не одна сотня тысяч, и очень мало надежды, что в скором будущем эмиграция прекратится или обернется вспять.

Та же часть нашего населения, которая по разным причинам остается в стране, не будет бесконечно терпеть то социальное расслоение, которое образовалось в России за последние 20 лет. Стратификация общества, по оценкам многих специалистов, составляет от 15 до 20 раз, что представляет собой явную угрозу для социальной стабильности и порождает не просто недовольство населения, а устойчивые революционные настроения.

Много лет исследующий эту проблему директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг говорит, что «экономическая чехарда разделила страну на части: 90% населения живут по принципу «спасайся кто может», а остальные 10% живут в свое удовольствие, распределяя гигантские денежные потоки – бывшие закрома Родины. Этот анархо-феодальный капитализм стал очередным препятствием в развитии России.

Какая модернизация предстоит России?

В эйфории обожествления рынка забыли, что есть целые сферы жизни, которые в развитых странах давно планируются и регулируются. Прежде всего это нужно для социального спокойствия. Там давно поняли: чтобы хорошо жилось сильным мира сего, их менее удачливые соотечественники тоже должны нормально себя ощущать, пусть и жить от зарплаты до зарплаты, но иметь возможность ездить в отпуск, рожать детей, получать образование, достойную медпомощь – в общем, быть благополучным средним классом.

Правящей элите будет спокойно, только если середнячков будет не менее двух третей населения. Так это “ИМ” надо, чтобы “НАМ” жилось лучше, чем сейчас».

Наличие такого класса у нас, как и повсюду в мире, абсолютно необходимо не только для сохранения социальной стабильности, но и потому, что именно благополучный средний класс является самым массовым потребителем новой продукции, и именно он – основной стимулятор инноваций и, в конечном счете, прогресса. Отсюда следует, что средний класс – главный катализатор модернизации. В западных странах его можно считать также субъектом модернизации.

Хотелось бы обратить внимание читателя на одно комплексное исследование, проведенное Институтом социологии РАН в марте-апреле 2010 г. и опубликованное издательством «Весь мир» под названием «Готово ли российское общество к модернизации?».

Исследование охватило 1750 респондентов в возрасте от 18 лет и старше, жителей всех типов поселений и территориально-экономических районов России, представлявших основные социально-профессиональные группы населения.

«В центре внимания авторов, – говорится в аннотации к книге, – такие проблемы, как: понимание населением России сути и смысла модернизации, характер запроса российских граждан на модель социально-экономического развития страны, связь между модернизацией и развитием российской демократии, оценка этапа социокультурной модернизации, на котором находится Россия, движущие силы российской модернизации и т. д.».

В данном исследовании меня особенно привлекли три раздела:

  1.        Субъекты модернизации – кто они?;
  2.        Средний класс как субъект модернизации;
  3.        Модернизация и развитие российской демократии.

Что касается субъектов модернизации, то, по оценке авторов исследования, бесспорным лидером «среди социальных, способствующих развитию России, в глазах населения – это рабочие и крестьяне». «Заметно отстают от них, но все же отчетливо выглядят в глазах большинства населения опорой программного развития России также интеллигенция, молодежь, предприниматели и средний класс».

Более проблематична роль военных и руководителей предприятий и фирм. Еще хуже ситуация с сотрудниками правоохранительных органов. «И, наконец, бесспорным тормозом развития России выступают в глазах ее граждан государственные чиновники».

На лидерство рабочих и крестьян среди субъектов модернизации авторы исследования указывают не раз.

Авторы как вывод указывают на то, что «в России в общественном сознании в настоящее время доминирует характерное для индустриального этапа развития любой страны восприятие рабочих как ключевой социальной группы. В нашей же стране, прежде всего из-за ее «недоурбанизированности», этот вектор положительной оценки приобретает рабоче-крестьянский характер.

Какая модернизация предстоит России?

При этом неготовность рассматривать в качестве главных “двигателей” развития интеллигенцию и средний класс свидетельствует об отсутствии у россиян подсознательных установок на предполагающий развитие инновационных технологий модернизационный рывок в экономике. Негативное же восприятие госчиновников и сотрудников правоохранительных структур при достаточно осторожной и даже противоречивой оценке руководителей предприятий и фирм свидетельствует о том, что россияне не видят в них социальных акторов, способных на практике организовать движение страны к выбранным идеалам развития».

Этот вывод авторов не вполне согласуется со следующим, идущим чуть ниже. «Таким образом, – пишут они, – если рассматривать картину представлений об акторах общественного развития не в статике, а в динамике, то можно зафиксировать достаточно быстрые изменения общественного сознания в сторону большей готовности страны к модернизационному рывку».

В 12-м разделе авторы анализируют модернизационный потенциал среднего класса России. В нем, в частности, отмечается, что «численность среднего класса значительно увеличилась за период экономического роста, предшествовавшего кризису».

Вывод, к которому приходят авторы, состоит в том, что «модерниизационный потенциал среднего класса достаточно высок – особенно это относится к его ядру, где более половины составляют “модернисты”, а доля “традиционалистов” незначительна (2%)».

Однако некоторые оговорки, говорящие о неполной уверенности авторов в своих выводах, все же в тексте присутствуют. Например, они считают, что говорить о формировании политического сознания, характерного для развитых современных обществ, применительно к российскому среднему классу не приходится.

«Ни российский класс в целом, ни его ядро не способны выступать субъектами политической модернизации по западной модели».

Подводя общий итог своему исследованию среднего класса, авторы пишут: «Средний класс в целом обладает значительным потенциалом. Однако проблема модернизационного потенциала среднего класса связана как с его неоднородностью и наличием в нем периферийных групп, отличающихся от его ядра (в ядре среднего класса “модернистов” оказывается более половины, в ближайшей периферии – около четверти), так и с неодновременностью протекания модернизационных процессов в различных областях сознания и поведения среднего класса».

С точки зрения темы данной статьи особый интерес представляет вывод о том, что «средний класс не готов выступать актором политической модернизации, причем это относится как к среднему классу в целом, так и к его ядру».

Если к сказанному добавить, что авторы исследования, к сожалению, не отвечают на вопрос, в чем состоит модернизационный потенциал среднего класса (за исключением разве что идеи о стремлении среднего класса к развитию новых технологий и инноваций) и о том, что «именно представители среднего класса, и особенно его ядро, в наибольшей степени способны выступать социальной базой для технологической модернизации, поддерживая соответствующие меры правительства», и что дает им право именовать его субъектом модернизации, то тогда сомнения об объективности анализируемого исследования еще больше возрастают.

 

Продолжение...

21 сентября 2011 /
Похожие новости
Проблема динамики трансформации демократических ценностей и установок в России с начала 90-х годов стала одной из актуальнейших. Среди социологов, начавших ее разработку, был один из авторов этой
    Некоторое время назад в польской социологии понятие "средний класс" имело негативную окраску. Тезис об американском среднем классе трактовался как идеологическая манипуляция,
  Ускоренное (если не стремительное) создание Общероссийского народного фронта (ОНФ), начавшееся сразу же после выступления В.В.Путина 6 мая 2011 г. в Волгограде на межрегиональной конференции
Прежде всего, модернизация заключается в  более скором преодолении того отставания, которое давно образовалось и продолжает увеличиваться между Россией и наиболее развитыми странами мира и
России нужна действенная программа мер по использованию финансовых, промышленных и интеллектуальных ресурсов для радикального обновления ее экономического и научно-технологического потенциалов,
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: