Законодательные аспекты борьбы с дезертирством в Австро-Венгрии

В Габсбургской монархии во время Первой мировой войны для борьбы с дезертирством, серьезно подрывавшим боеспособность вооруженных сил, был мобилизован весь государственный аппарат.

 

Законодательные аспекты борьбы с дезертирством в Австро-Венгрии

 

В целом неудачный для вооруженных сил Австро-Венгрии ход военных действий в 1914 г. повлек за собой интенсивную разработку Верховным командованием комплекса профилактических мер, направленных на предупреждение дезертирства. 31 января 1915 г. после многочисленных ходатайств Ставки на рассмотрение правительств Австрии и Венгрии поступил подготовленный военным министерством законопроект, предусматривавший введение военно-полевого судопроизводства в отношении дезертирства и других общественно опасных преступлений. Он обсуждался 8 февраля 1915 г. в Вене на созванном военным министерством под председательством фельдцейхмейстера Р. фон Германнштедтена совещании с участием представителей заинтересованных гражданских ведомств – юстиции и внутренних дел.

 

 

Ставка была полна решимости надежно оградить военнослужащих от разлагающего влияния национальной пропаганды в тылу, ставшей, по глубокому убеждению ее первых лиц, главной причиной дезертирства сербских солдат из одного маршевого формирования.

Вступившее в силу 16 марта 1915 г. положение о военно-полевом судопроизводстве предусматривало среди прочего передачу сведений об исполненных смертных приговорах военному командованию, в ведении которого находилась запасная часть казненного, для последующего оглашения приговора ее личному составу.

Оценивая эффективность судебных репрессий в отношении дезертиров, следует отметить, что расчет на устрашение солдатской массы не оправдал себя. Не случайно 330 из 1468 казненных в военно-полевом порядке за весь период войны военнослужащих и гражданских лиц составили дезертиры.

Летом 1915 г. военное министерство было встревожено участившейся среди чешских солдат практикой захватывать с собой на фронт членские билеты, выданные им физкультурным обществом «Сокол». Владельцы удостоверений панславистски ориентированного объединения могли рассчитывать, по мнению военной верхушки, на мягкое обращение с ними в случае пленения, чем они непременно стремились воспользоваться.

Да что тут говорить, австрияки даже крестятся не так как мы - слева направо. Хм, а вы знаете как правильно креститься?

Под прицелом карательного аппарата неизбежно оказывалась семья дезертира, серьезно ущемлявшаяся в своих социальных правах.

С осени 1914 г. между Ставкой и австрийским правительством велась энергичная переписка относительно закрепления в законодательном порядке конфискации имущества как необходимой меры, призванной искоренить дезертирство и государственную измену. Конфискованное у преступников имущество, по мнению генералитета, следовало передать в фонд помощи военным инвалидам.

Поступившее от военных предложение вступало в явное противоречие со Ст. 5 Декабрьской Конституции 1867 г., провозглашавшей неприкосновенность частной собственности. В отправленной 31 октября 1914 г. Верховному командованию ноте премьер-министр граф К.Штюргк отклонил инициативу генералитета, ссылаясь на связанное с ее претворением в жизнь нарушение Основного закона и отсутствие, по его мнению, для ее реализации какого-либо неотложного повода. Ходатайство военных было с пониманием встречено венгерскими властями, затянувшими с подготовкой предварительного проекта до лета 1915 г.

Повторное обращение Ставки, адресованное 6 мая 1915 г. лично графу К.Штюргку, повлекло за собой рассмотрение его на заседании правительства.

 

 

В результате был утвержден соответствующий законопроект, обнародованный 9 июня 1915 г. в виде императорского указа с последующими дополнениями.

В последующие годы по инициативе военных в императорский указ были внесены многочисленные поправки, ужесточавшие имущественно-правовую ответственность за совершение дезертирства и государственной измены.

18 января 1916 г. министерство юстиции издало распоряжение, которое обязывало государственные органы уведомлять финансовую прокуратуру обо всех связанных с оформлением попечительства над конфискованным имуществом и распоряжением им операциях, включая назначение управляющего.

9 июня 1916 г. министерство юстиции установило новый порядок конфискации имущества дезертиров и изменников на основе императорского указа от 9 июня 1915 г. Государственные органы были правомочны оспорить в кассационном порядке вынесенное не в их пользу судебное постановление, касавшееся отчуждения имущества дезертиров и изменников. В случае отсутствия объявленного в розыск обвиняемого на судебном процессе государству предоставлялось право осуществить свои имущественные претензии в период до истечения срока давности преступления.

Примечательно, что в равноправном положении с государственными органами находились частные кредиторы, заявившие свои претензии о конфискации имущества должника. В распоряжении были четко указаны основные средства, с помощью которых могли быть обеспечены имущественные претензии государства.

К ним относились:

  • наложение судебного ареста;
  • распоряжение наличными и поступлениями от пригодных к использованию предметов в рамках попечительства конфискованным имуществом;
  • зачет в полагавшуюся государству компенсацию отчужденного у преступника имущества.

Министерство юстиции предусмотрительно внесло в подготовленный им документ положение о банкротстве несостоятельного должника, учитывая возможность столкновения законодательных норм в случае начала конкурсного производства. В том случае, если операции с выставленным на торги имуществом дезертиров не соответствовали провозглашенным императорским указом от 9 июня 1915 г. целям, то претензии государства на период конкурсного производства подлежали аннулированию. Если же выручка от продажи имущества предназначалась претендовавшим на выплату алиментов членам семьи дезертира, то заявленные от имени государства претензии оставались в силе. При этом обвиняемый лишался права на оказание ему материальной поддержки.

Для претворения в жизнь вступившего в силу законодательства о конфискации имущества дезертиров и изменников была необходима тесная координация с гражданскими структурами. Земельный суд Боснии и Герцеговины 13 мая 1918 г. отказался вынести постановление о конфискации имущества перешедшего на сторону сербской армии в 1914 г. капрала С.Рачича, сославшись на отсутствие у него компетенции квалифицировать действия обвиняемого как дезертирство в рамках военно-уголовного кодекса.

Издание судебного постановления о конфискации имущества С.Рачича было отложено до тех пор, пока компетентный военный трибунал не представит убедительные доказательства виновности С.Рачича в инкриминируемом ему преступлении.

Периодически возникавшие проблемы во взаимодействии военного и гражданского правосудия не могли кардинально повлиять на общий характер правительственного курса, главной целью которого являлось максимально суровое наказание перебежчиков и членов их семей. Заметный отпечаток на деятельность гражданских судебных органов накладывали глубоко укоренившиеся в довоенное время стереотипы и предрассудки в отношении компактно проживавших национальных меньшинств, особенно в Трентино.

 

Законодательные аспекты борьбы с дезертирством в Австро-Венгрии

 

Оставшиеся после 1866 г. под австрийским владычеством terre irredente стали незаживающей раной итальянского национального самосознания. Накануне Первой мировой войны в Трентино, Далмации и Истрии ирредента олицетворяла, казалось, несбыточную мечту двух поколений о воссоединении.

Призванные на военную службу италоязычные тирольцы порой незаслуженно подвергались национальной дискриминации, достигшей своего пика после вступления Италии в войну весной 1915 г.

Наряду с проведением конфискационных мероприятий командование считало прекращение выплаты государственных пособий членам семей преступников эффективным средством, способным предотвратить массовое дезертирство военнослужащих. Правовым основанием служил утвержденный австрийским рейхсратом в 1912 г. закон о социальном обеспечении семей мобилизованных с внесенными в него во время Первой мировой войны поправками. Он содержал положение, согласно которому все осуществлявшиеся государством семье военнослужащего социальные выплаты подлежали прекращению в случае официально установленного его дезертирства.

Генералитет проявлял постоянную заинтересованность в том, чтобы нацеленная на справедливое наказание преступников деятельность военной юстиции шла рука об руку с ограничением в социальных правах их родственников.

Военные круги стремились своевременно устранить возникавшие на пути осуществления карательных санкций в отношении семей дезертиров канцелярские проволочки. Ставка неоднократно сталкивалась с серьезными недочетами, допущенными при составлении списков дезертиров.

 

Таким образом, меры по борьбе с дезертирством принимались не только в стенах армейской казармы, но и на законодательном уровне. Этим подчеркивалась особая роль дезертирства, таившего в себе серьезную угрозу стабильному функционированию не только вооруженных сил, но и самой многонациональной Габсбургской империи.

 

 

Утвержденные по инициативе военных законопроекты имели своей целью максимально суровое наказание родственников дезертира. Нельзя не заметить, что лоббировавшиеся военными репрессивные мероприятия серьезно дискредитировали принципы буржуазно-правовой государственности (неприкосновенность частной собственности), соблюдение которых, впрочем, мало заботило армейскую верхушку, возведенную в годы войны в ранг всесильных хозяев страны.

Вместе с тем проблематично вести речь о прямом диктате командования, безапелляционно навязывавшего свою волю гражданскому правосудию. Последнее часто находилось в плену национальных предрассудков, сформировавшихся задолго до начала Первой мировой войны.

Нередко возникавшие недоразумения между военными трибуналами и гражданскими судами объяснялись недостатком доказательств совершенного военнослужащими дезертирства, не позволявшим своевременно начать процедуру конфискации принадлежавшего им имущества.

Другим важным средством воздействия на подчиненных командование полагало прекращение выплаты государственного пособия семьям дезертировавших военнослужащих.

20 августа 2011 /
Похожие новости
Залог земельного участка
  В годы первой мировой войны судьбы Буковины, одной из истори­ческих областей проживания русинов, решались на полях сражений и за столом переговоров. Главным претендентом на обладание ею, как
Впервые кодификация процессуальных норм военного судопроизводства была осу­ществлена в Австро-Венгрии только в 1884 г. Значительно устаревшие к тому времени по­ложения
    В статье освещаются механизм осуществления приватизации в Восточной Германии, ее положительные и отрицательные результаты, проводится сопоставление с аналогичными процессами в бывшей
Одним из итогов Первой мировой войны стало крушение двух империй – Османской и Австро-Венгерской. Попытки спасти лоскутную монархию, предпринятые австрийской реакцией при самом активном участии
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: