Социально-психологический облик японских военнопленных

Предыдущая часть

 

Японские военнопленные, включенные в первые партии репатриируемых на родину, очень переживали за свою судьбу, хотя желание встречи с родными и близкими преобладало.

Изучение документальных архивных данных (официальных советских и трофейных японских) позволило вскрыть систему идеологической и психологической обработки личного состава японской армии в период 1940–1945 гг.

 

Социально-психологический облик японских военнопленных

 

Эта система состояла из двух логически взаимосвязанных подсистем:

  •  информирование о текущих событиях на фронтах и в стране (этим вопросом занимался аппарат отделов (секций) информации видов вооруженных сил и информационные бюро армий;
  •  моральное воспитание в системе боевой подготовки и обучения войск (данным вопросом занимался аппарат Главного инспектора по обучению войск и специальные офицеры по воспитанию личного состава).

Информационное бюро штаба Квантунской армии длительное время возглавлял подполковник Хасэгава Уити. Основная тяжесть морального воспитания лежала на командном составе полка, а также на армейских и дивизионных (бригадных) офицерах-воспитателях (кёнку – гакари).

В гражданских и военных клубах демонстрировались кинокартины о подвигах самураев феодальных времен, кинохроника и специальные фильмы о победах в войне на Тихом океане: «День разгрома Великобритании», «Тигр малайи», «Парашютные части», «Песнь о разгроме США и Англии», «Цветок южных морей» и др., а также широко демонстрировались кинофильмы фашистской Германии типа «До последнего солдата».

 

Социально-психологический облик японских военнопленных

 

Таким образом, японский юноша, попадая в армию, уже в достаточной степени был оболванен милитаристской пропагандой. Но реальности войны, а затем и плена ставили все на свои места. Однако сформированные стереотипы японской исключительности и т. п. еще долго давали себя знать.

Результаты проведенного автором исследования показали, что вышеизложенные общие психологические особенности повлияли и на социально-психологический облик японских военнопленных. Характерными чертами этого облика (прежде всего впервые два года плена) были: любовь к императору и преданность ему; непризнание себя военнопленными, а признание военнослужащими, которые по приказу своего императора разоружились и пошли в плен; настороженное, недоверчивое отношение к администрации советских лагерей для военнопленных; строгое соблюдение своих национальных, государственных и некоторых военных праздников; вера в то, что Япония снова возродится и станет процветающим государством; сильная вера разным слухам; спокойное, выдержанное отношение к своей судьбе; стойкое перенесение тягот и лишений плена; постоянная забота о своих раненых и больных товарищах по плену; стремление соблюдать традиции в приготовлении и употреблении пищи; искренний и глубокий интерес к советским людям, русской и советской истории, литературе, искусству (особенно они любили смотреть советские кинофильмы, читать произведения А. Толстого, Н. Некрасова, И. Тургенева) и др. Все эти черты, в основном, сохранились до конца плена в СССР.

Вместе с тем поведение японских военнопленных в плену было разным. Это обусловлено тем, что они были не однородными как по социальному составу, так и по мировоззрению, образованию, семейному положению, возрасту и т. п. Капитуляция Японии и ее оккупация США, массовая сдача в плен, ожесточенность боев, многодневное изнурительное отступление, удаленность от родины, неизвестность своей судьбы и судьбы своей родины – все это оказывало сильнейшее психологическое воздействие на все стороны мира психических явлений личности каждого военнопленного. Такое психическое состояние привело к тому, что среди японских военнопленных достаточно четко определились три основные категории по отношению к войне с СССР:

  1.  лица, желавшие вооруженного противоборства и активно участвовавшие в нем;
  2.  лица, желавшие вооруженного противоборства, но не стремившиеся к активному участию в нем;
  3.  лица, не желавшие участия в вооруженном противоборстве в силу своего мировоззрения, отношения к СССР и его идеологии и политике, а также своей аполитичности, космополитизма.

После прибытия в лагеря военнопленных на территорию СССР поведенческие реакции всех этих категорий японских военнопленных, как правило, соответствовали их внутренним убеждениям и внутреннему миропониманию. При этом наблюдалась интересная деталь: после захвата их в плен, после капитуляции Японии война как большой социальный конфликт не прекратилась, а продолжалась (особенно для первой категории лиц). Все это выражалось в форме неприязни к русским, в создании подпольных организаций, пассивном, а иногда и активном саботаже мероприятий администрации лагерей, во вредительстве (иногда и диверсий) на производстве и т. п.

 

Социально-психологический облик японских военнопленных

 

Со своей стороны Советское правительство продолжало считать японских военнопленных противником, хотя и разоруженным и в силу этого соответствующим образом к ним и относилось: пленные содержались в специально созданных лагерях с достаточно строгим режимом (особенно в первые годы); принимались соответствующие меры, исключающие проведение отдельными военнопленными каких-либо враждебных действий.

Исходя из всего этого, первая категория лиц стремилась продолжать борьбу с Советским государством в условиях плена и использовала для этого любые возможности. Следует отметить, что реализация этих намерений была низкой. В основном враждебные намерения против СССР возникали чаще всего в среде военнопленных офицеров и среди незначительной части реакционно-настроенных солдат и унтер-офицеров.

Вторая категория лиц, в основном, занимала внешне нейтральное отношение к СССР, их поведение было пассивным и зависело от того, в каком окружении они находились, то есть от того, в какой они оказывались группе военнопленных: относившихся к первой категории лиц или ко второй.

Третья категория лиц, прежде всего, те из них, мировоззрение которых совпадало полностью или частично с господствовавшим мировоззрением и идеологией в СССР, достаточно активно участвовали в проводимых администрацией лагерей политических, организационных, производственных и иных мероприятиях.

На психологию и поведение японских военнопленных, бывших в плену в СССР, существенное влияние оказывали такие факторы, как:

  •  длительная стрессогенная социальная, принудительная изоляция;
  •  режим военного плена, нахождение во власти бывшего военного противника;
  •  чувство вины и невыполненного долга перед народом, родиной;
  •  нарушение привычной среды обитания;
  •  переживание за судьбу своих близких, родных, свою собственную;
  •  информационная недостаточность и др.

Обобщение результатов анализа психологического состояния японских военнопленных и их поведения в плену позволяет сделать вывод, что стрессогенная ситуация обстановки плена предъявляла к ним требования, воспринимающиеся ими либо как превосходящие их возможности ответить на них, что вело к дистрессу, либо как позволяющие им реализовать свои возможности, ответить на эти требования и благодаря этому достигнуть желаемых результатов (последствий). Особую роль при этом играла субъективная неопределенность требований и возможности им ответить, а также субъективная значимость (положительная или отрицательная) последствий ответа.

Свобода выбора типа поведения японского военнопленного зависела от социальной направленности его личности и его индивидуально-психологических особенностей. Социальная направленность личности военнопленного была как положительной (обеспечивала поведение в плену, соответствующее требуемым нормам, так и отрицательной, асоциальной (сформированные способы поведения в плену, идущие вразрез с требуемыми нормами).

Особое значение для выбора типа поведения японского военнопленного в плену имела малая группа. Малая группа (в большинстве случаев это диада или триада) играла важную роль в его жизни и деятельности в условиях плена, она помогала ему выжить, сохранить психическую устойчивость, свое «я». Это обусловливалось тем, что в малой группе вынашивались определенные мнения, отношения, утверждался личностный статус военнопленного. Члены малой группы практически во всем поддерживали друг друга, помогали друг другу (иногда в ущерб другим малым группам военнопленных). Стремление военнопленного к общению в малой группе обусловливалось (посредством создания дополнительной «точки опоры») потребностью повысить свою психологическую защищенность, нейтрализовать негативные последствия стрессогенной обстановки плена, а также создания сферы обмена информацией для удовлетворения информационного голода.

Объединение японских военнопленных в малые группы осуществлялось на основе землячества, профессиональной принадлежности, совместной службы до плена, на основе совпадения интересов.

 

Изучение психологии японцев вообще и японских военнопленных в частности, их поведения в советском плену, требует дальнейшего более глубокого исследования на основе междисциплинарного подхода с привлечением широкого круга как российских, так и японских специалистов самых разных областей человеческих знаний.

Это необходимо не только для более полного понимания история наших народов, их взаимоотношений, их культуры, психологии, но учета в общении друг с другом в обычных и особых условиях. Тем более что правительство Японии в последнее время стало занимать откровенно недружелюбную по отношению к России политику, предъявляя необоснованные территориальные притязания к российским островам Южных Курил.

 

 

Будем надеяться, что мартовская 2011 г. природная и техногенная трагедия и проявленная Россией добрая воля по оказанию гуманитарной помощи японскому народу, вне зависимости от прежних отношений, образумит кой-какие горячие японские головы и японо-российские отношения не будут больше омрачаться какими бы то ни было территориальными и иными притязаниями.
15 августа 2011 /
Похожие новости
    По-разному складывались судьбы тех совет ских солдат, кто участвовал в Великой Отечест венной войне 1941-1945 гг., защищая и освобож дая свою страну от немецко-фашистских захват чиков.
Долина Дзигокудани в префектуре Нагано, на севере Японии, стала домом для японских макак, которые облюбовали местные термальные источники.
  Существовавшая в Японии система моральных ценностей до августа 1945 г. умело использовалась милитаристскими кругами для воспитания японских военнослужащих в нужном направлении. Еще в
Высшее российское политическое руководство приняло решение о безвозмездной и бескорыстной разносторонней помощи японскому народу, пострадавшему от природной и техногенной катастрофы.
  Почему-то многие стали забывать: - о достаточно агрессивной политике правительства буржуазной Польши к Советскому государству в период 1918-1939 гг.; - о судьбе советских военнопленных,
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: