Россия – Япония: настоящее в ретроспективе прошлого

Мартовская (2011 г.) трагедия в Японии показала:

  • во-первых, что никто, ни человек, ни малое, ни большое государство, не застрахованы от чрезвычайных происшествий, трагических событий;
  • во-вторых, важность общечеловеческой солидарности, взаимопомощи;
  • в-третьих, неконструктивность попыток пересмотра исторического прошлого с агрессивных, негативных позиций взаимоотношений между Японией и Россией; непродуктивность пересмотра общепризнанных итогов Второй мировой войны, которые предпринимала Япония до произошедших событий.

Безусловно, заслуживает всяческого одобрения решение высшего российского политического руководства о безвозмездной и бескорыстной разносторонней помощи японскому народу, пострадавшему от природной и техногенной катастрофы.

Японские концессии на Камчатке в период Второй мировой войны

Россия – Япония: настоящее в ретроспективе прошлого

 

Анализ литературы по советско (российско) – японским взаимоотношениям дает основание считать, что многие вопросы этих отношений, особенно за период Второй мировой войны, еще недостаточно исследованы. Хотя в них было много интересного, в том числе и для современности. Поэтому автор посчитал возможным поделиться теми особенностями взаимоотношений между Японией и СССР в период 1940–1945 гг., о которых, к сожалению, мало кто знает как в Японии, так и в современной России.

Дело в том, что СССР, еще до начала Великой Отечественной войны, предоставил японской фирме «Ничира» концессию на добычу рыбы в прибрежных водах полуострова Камчатка, а рабочим этой фирмы было разрешено проживать на нашей территории. Безусловно, это выглядит странно, поскольку в это время Япония была союзницей фашистской Германии и с декабря 1941 г. находилась в состоянии войны с США. В свою очередь, СССР воевал с Германией и был союзником США. В соответствии с действовавшим в то время международным правом СССР не имел права находиться в экономических отношениях с Японией как с воюющей стороной.

От фирмы «Ничира» работали на территории СССР под видом рыбаков молодые мужчины призывного возраста при строгом казарменном режиме. Были все основания у советской стороны считать их переодетыми японскими военнослужащими. После разрыва Советским Союзом договора о нейтралитете с Японией (апрель 1945 г.), все эти «рыбаки» в количестве свыше 300 чел. были интернированы на территории Камчатки.

Этот пример говорит о том, что даже в условиях сложной военно-политической обстановки СССР и Япония находили взаимовыгодные точки экономического соприкосновения. Наблюдение за японцами, как в то время, так и в настоящее время, показывает, что им присущи такие важные психологические черты характера, как уравновешенность, спокойствие, высокая индивидуальная и коллективная дисциплинированность, ответственное отношение к порученному делу и др. Это всегда помогало им выживать в самых сложных климатических и социально-политических условиях.

Как бы ни усложнялись государственные отношения между Японией и Россией, студентам всегда будут нужны курсовые на заказ Тверь или Владивосток, это не важно.

Особенно полно эти черты японского характера раскрылись в период нахождения японцев в советском плену 1945–1956 гг.

Психология японских военнослужащих

Россия – Япония: настоящее в ретроспективе прошлого
 

Проблемы жертв войны занимают значительное место в научных исследованиях, ведущихся во многих странах мира. Однако изучению социально-психологических условий, в которых оказываются эти жертвы, уделяется недостаточное внимание. Особенно это относится к такой категории жертв войны, как военнопленные. Психология военного плена и самих военнопленных остается до сих пор практически неисследованной областью как общей, так и социальной психологии.

При фундаментальной разработке проблемы плена автором было обращено внимание на определенные изменения в поведенческих реакциях военнопленных, которые зависят от их национальности, политико-моральной обработке до пленения, а также длительности пребывания в плену.

 

Россия – Япония: настоящее в ретроспективе прошлого

 

Так, в силу ведения Японией длительных войн на Азиатском материке значительная часть японских военнослужащих была оторвана от семьи в течение девяти, а некоторые из них почти и 15 лет. Отрыв от семьи в течение такого длительного времени и нахождение в этот период в стрессогенных ситуациях жизни на чужой территории и боевой обстановки не может бесследно пройти для любой личности. Такие переживания и отношения достаточно ярко выразил в своем стихотворении «Киёцунэ» японский поэт Дзэами Мотокиё:

За годы долгие в скитаньях

Успел отвыкнуть я от шумной жизни.

И вот сегодня в город, сердцу милый,

Я возвращаюсь снова, но, увы:

Былой весны уж нет, и ей на смену

Пришла глухая горестная осень.

Война – это трагедия в жизни и истории не только народов, но и каждого человека, участвующего в ней.

Проведенное автором исследование позволило выделить ряд факторов, влияющих на психологию военнопленных, независимо от их национальной и государственной принадлежности. Это прежде всего:

  1.  отношение к ним как государства, гражданами которого являются, так и государства, у которого они находятся в плену, к плену вообще (разработанность нормотворческой базы, направленность сформированного общественного мнения к плену внутри в этих государствах и т. п.);
  2.  обстоятельства пленения и условия содержания в плену;
  3.  степень психологической и правовой подготовки военнослужащего к участию в боевых действиях, в том числе и в случае его пленения;
  4.  глубина сформированности таких качеств личности, как патриотизм, ненависть к противнику, неприятие ценностей противника;
  5.  реальное осознание военнопленным (подтвержденное национальной памятью) того, что родина всегда помнит о своих гражданах, захваченных противником в плен, или наоборот – забыла о них, считает их предателями;
  6.  характер военно-политической обстановки на театре войны;
  7.  промежуточные и конечные результаты вооруженного конфликтного противоборства;
  8.  национальные и индивидуально-психологические особенности личности военнопленного.

Безусловно, эти базовые факторы воздействуют на личность военнослужащего, попавшего в плен, всеобъемлюще. Это сказывается на его психологическом состоянии, формирующем отношение к плену, его обстановке и окружающей действительности.

Результаты проведенного исследования дают основание сделать вывод, что сам плен оказывает деструктивное воздействие на личность, ее психологию, оставляя глубокий след в последующей жизни человека. Исходя из этого, можно сказать, что психология военного плена и военнопленных – это самостоятельная область военной психологии.

Исследуя жизнь и деятельность японских военнопленных в плену в СССР по материалам российских государственных архивов, обратим внимание на существенные отличия в поведенческих реакциях военнопленных разных национальностей. Выясняя причины этих отличий, было установлено, что они зависят от национального характера, психологии военнопленных. Анализ содержания научных источников по вопросам национального характера, психологии японцев дает основание высказать мнение о том, что к специфическим чертам японского национального характера как японские, так и советские социальные психологи относят:

  •  умение сочетать самостоятельность с коллективизмом;
  •  четкую определенность в оценке событий и выражении своих взглядов;
  •  силу воли, собранность;
  •  предприимчивость;
  •  необыкновенную заботу о собственной репутации, о производимом на окружающих впечатлении;
  •  устойчивость характера;
  •  склонность к символизации и т. д.

Самостоятельность японцев в сочетании с коллективизмом была воспитана многовековой стабильностью системы семей-кланов (иэ). Глава клана имел безраздельную власть, которая укрепляла связи господства и подчинения, поддерживала строгую дисциплину его младших членов и постоянно защищала интересы младших, что способствовало укреплению их преданности. Именно иэ наложила глубокий отпечаток на социальную психологию японского народа и в значительной степени определила специфику системы моральных ценностей. На передний план в этой системе выдвигаются такие ценности, как лояльность, то есть привязанность к своей социальной группе, и компетентность, позволяющая японцу давать самостоятельную оценку событий и иметь свое определенное мнение, проявлять предприимчивость и изобретательность, максимальное прилежание, усердие, старательность, упорство в труде, стойкость в борьбе с трудностями.

Об устойчивости этих ценностей свидетельствуют многочисленные факты их проявления даже в условиях военного плена. Прежде всего это имело место в процессе трудового использования японских военнопленных.

Японские военнопленные одновременно с жалобой на недостаточное питание указывали:

  –  на плохую организацию их труда;

  –  на плохой инструмент, который они получили для работы.

Они объясняли низкую производительность своего труда именно этими причинами и заверяли администрацию лагерей, что если будет выдан им лучший инструмент, если будет нормальная организация труда, то они смогут сделать значительно лучше и больше;

  –  на то, что их используют без учета прежней специальности.

Военнопленный Иногути Тосукэ, отвечая на один из вопросов анкеты об отношении к труду, писал: «Находясь на производстве и имея возможность участвовать в социалистическом соревновании, мы должны стремиться усвоить сущность советской демократии. Должны суметь воспитать в себе чувство храбрости, воли и убеждения к победе для борьбы за скорейшую демократизацию своей родины.

А сейчас, пока мы еще находимся в лагере, мы должны стремиться к соблюдению порядка внутри лагеря, повышению производительности труда, потому что это является не только барометром нашей демократичности, но является также фундаментом нашего здоровья и повышением стандарта нашей жизни».

Анализ и сопоставление многочисленных высказываний и отношений японских военнопленных к труду в плену дает основание заключить, что такие черты их национального характера, как добросовестное отношение к труду, стремление всегда сделать лучше то, что им поручили, проявлялось помимо их воли и в процессе труда подневольного.

Склонность японцев к символизации позволяла им легче приспособиться к внешним условиям военного плена несмотря на то, что в глубине своей души они испытывали беспокойство, психическую напряженность.

 

Продолжение...

14 августа 2011 /
Похожие новости
    По-разному складывались судьбы тех совет ских солдат, кто участвовал в Великой Отечест венной войне 1941-1945 гг., защищая и освобож дая свою страну от немецко-фашистских захват чиков.
  В современных условиях информационная индустрия является одним из главных источников развития общества. Отставание в этой сфере, напротив, равносильно потере статуса мировой державы.
Изучение документальных архивных данных позволило вскрыть систему идеологической и психологической обработки личного состава японской армии в период 1940–1945 гг.
  Существовавшая в Японии система моральных ценностей до августа 1945 г. умело использовалась милитаристскими кругами для воспитания японских военнослужащих в нужном направлении. Еще в
  Почему-то многие стали забывать: - о достаточно агрессивной политике правительства буржуазной Польши к Советскому государству в период 1918-1939 гг.; - о судьбе советских военнопленных,
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите слово "фикус" (без кавычек)
Ответ:*
Введите код: