Кому выгодны домыслы о войне?

Предыдущая часть

Истоки нечистоплотного мифа

Наряду с тезисом о полной внезапности нападения гитлеровской Германии на СССР существует, как ни парадоксально, и полярно противоположная версия, возлагающая вину за развязывание войны на Советский Союз. Эта версия разошлась с подачи небезызвестного интерпретатора военной истории Виктора Суворова-Резуна, попытавшегося доказать, что СССР будто бы готовился, но не успел напасть на Германию, поскольку та нанесла превентивный, опережающий удар.

Суворов-Резун ссылается на наличие в советском генштабе плана наступательных операций. Да, такой план существовал, но он составлялся как один из оперативно-тактических вариантов наряду с планом оборонительных действий. Иначе и быть не могло: генштабисты всех стран всегда исходили из возможности разных сценариев военных действий, различных возможностей развития событий.

Кому выгодны домыслы о войне?

Некоторые доводы Суворова-Резуна просто смехотворны. Доказывая наличие у Кремля агрессивных планов, он пишет, что «в 1941 г. Красная армия оставалась единственной армией, имевшей плавающие танки», которые, пройдя испытания на «штормовом Ильмене, доказали возможность форсировать Ла-Манш» и участвовать в «войне за мировое господство, за то, чтобы всё население планеты загнать в концлагеря, казармы и трудовые армии».

Дело не в «танках в Ла-Манше», хотя, это, конечно, забавно, а в «мировой революции», стремление к которой Суворов-Резун приписывает Сталину и его окружению, не считаясь с тем, что после XV съезда ВКП(б) курс на «мировую революцию» к концу 30-х годов был фактически свёрнут. Сталин не только отказался от лозунга «отмирания государства», но и заявил о себе как о наследнике русских царей, о чём свидетельствовал Георгий Димитров, законспектировавший сталинский тост на обеде у Ворошилова 7 ноября 1937 г.: «Русские цари сделали одно хорошее дело – сколотили огромное государство. Большевики получили его в наследство. Каждого, кто своими действиями покушается на единство социалистического государства, будем беспощадно уничтожать».

Эти немаловажные детали реальной истории не учитываются Суворовым-Резуном и его эпигонами В. Невежиным, И. Павловой, Б. Соколовым, принявшимися доказывать, что «Советы просто вынудили немцев прибегнуть к упреждающим мерам».

Соколов пишет: «Сталин на самом деле не сомневался в скором начале войны. Но он думал, что она начнётся внезапным и мощным ударом Красной армии, и подтягивал войска к границам, перебрасывал вплотную к западным рубежам запасы топлива, снаряжения, боеприпасов».

Реконструкция предвоенной ситуации, представленная этими авторами, используется для сведения многозначной и многослойной темы войны к противоборству «двух тоталитарных режимов», «двух хищников» – Сталина и Гитлера.

Суворов-Резун – не первооткрыватель версии о превентивном нападении Германии на СССР, он лишь повторил мысли, высказанные германскими интерпретаторами Второй мировой войны.

В 80-е годы «идею» о вине СССР за развязывание войны озвучил Эрнст Нольте, опубликовавший в западногерманской прессе статью, где утверждал, что в 1941 г. СССР готовился напасть на Германию, но не успел этого сделать, ибо та нанесла опережающий удар.

Этот «концепт» подхватили И. Гофман, Э. Топич, В. Мазер, В. Пост, Ш. Шайл и другие сторонники «ревизии» итогов Второй мировой войны.

Аргументы «ревизионистов» не отличаются убедительностью, а порой выглядят откровенно комично. К примеру, Э. Топич «доисследовался» до того, что обвинил советское руководство в преднамеренном провоцировании Гитлера, чтобы СССР мог предстать перед всем миром в качестве жертвы агрессии.

Но существеннее другое: все эти «ревизионисты» тоже не являются первосоздателями превентивной версии начала войны. Она родилась не где-нибудь, а в министерстве информации и пропаганды нацистской Германии.

Сразу после вторжения гитлеровцев на территорию СССР Геббельс выступил с заявлением о том, что «фюреру буквально в последний момент удалось опередить большевиков, уже занёсших своё оружие над фатерляндом». Эта дезинформация вбивалась в мозги немецких солдат, чтобы повысить их ненависть к «опасному врагу».

Сегодня развенчать геббельсовскую ложь легко: достаточно обратиться к дневникам самого же рейхсминистра, в которых он фиксировал для истории свои сокровенные мысли.

В апреле-мае 1941 г., в разгар подготовки агрессии против Советского Союза, Геббельс писал: «Русская карта уже вне игры. Сталин и его люди совершенно бездействуют. Замерли, словно кролик перед удавом. Невроз, порождённый страхом!»

Никакой угрозы со стороны Красной армии Геббельс в те дни не ждал: «Сталин учуял, что пахнет жареным, и размахивает пальмовой ветвью. Россия открыто заявляет о своём миролюбии. Это, конечно, радует».

Главари рейха были уверены, что Советский Союз первым войну начать не сможет, пока не закончит технического переоснащения вооружённых сил.

В проекте плана наступательной операции против СССР, разработанном 5 августа 1940 г. в штабе 18-й немецкой армии, говорилось: «Цель кампании – разгромить русские вооружённые силы и сделать Россию неспособной в обозримое время выступить противником Германии.

Русские не окажут нам услуги своим нападением на нас. Мы должны рассчитывать на то, что русские сухопутные войска прибегнут к обороне».

В принятой 15 сентября 1940 г. стратегической разработке оперативного отдела ОКВ по подготовке кампании против СССР говорилось: «Представляется невероятным, что русские решатся на наступление крупных масштабов. Русское руководство обладает столь низкой оперативностью, а использование железной дороги русским военным командованием даст столь малый эффект, что всякая переброска войск к границе будет сопряжена с большими трудностями и займёт большое время».

Будучи уверенными в невозможности сколько-нибудь результативного наступления советских войск в сторону Германии, немецкие генералы спокойно рассуждали о возможности пренебречь тем, что рано или поздно «наши агрессивные намерения обнаружат по ту сторону границы».

Кому выгодны домыслы о войне?

Геббельс, как видно из его дневников, приписывал Сталину страх перед военной машиной Третьего рейха. Даже не важно, был ли у генсека такой страх или его не было, главное в другом. Геббельс подтвердил непреложный факт: в Советском Союзе войны с Германией не хотели. Сталин воздерживался от любых действий, способных дать Гитлеру хотя бы малейший повод для демарша. Советский Союз старался выполнять все обязательства перед Германией, предусмотренные совместными договорами.

В Кремле понимали: шапками немцев не закидать, поскольку к лету 1941 г. они подчинили почти всю континентальную Европу, овладев колоссальными стратегическими ресурсами и, не испытывая активного сопротивления в оккупированных странах, могли сосредоточить против СССР все наличные силы.

 

Кому выгодны домыслы о войне?

Кому выгодны домыслы о войне?

На мировой геополитической сцене продолжается «Большая игра». Каждый участник этой «Игры» стремится использовать не только организационные, экономические и финансовые ресурсы, но и ресурсы моральные. Для России одним из важнейших ресурсов, обеспечивающих ей достойное место в мировом сообществе, является сбережение благодарной памяти о победе наших солдат во Второй мировой войне.

Всем россиянам должно быть понятно, что миф о равной ответственности СССР и Германии за развязывание войны имеет опасные последствия.

Что может вытекать из пересмотра итогов Второй мировой войны?

Если уравнять СССР и гитлеровскую Германию, то окажется, что советские люди ошибались, считая войну Великой Отечественной. К тому же получится, что СССР, в отличие от англосаксонских держав, не входил в число главных борцов против нацизма, а значит, и не имел права на статус великой державы. Стало быть, не имеет такого права и Россия – правопреемница СССР.

Выяснится, что система мировых отношений, согласованная лидерами стран-победительниц в Ялте и Потсдаме, нелегитимна, включая и такой её компонент, как ООН. Вдобавок к этому будет сделан вывод, что Россия несёт ответственность за развязывание Второй мировой войны и потому должна «платить по счетам» всем, кто ей их предъявит. Нынешняя стратегия Запада направлена на ревизию итогов Второй мировой войны итогами холодной войны, в которой Советский Союз потерпел поражение.

Попытки фальсификаторов реанимировать геббельсовский миф связаны со стремлением приравнять большевизм к нацизму. Да, сталинский режим был далёк от либеральных критериев, которые в ряде нынешних средств информации объявлены универсальными для всей человеческой истории. Однако это не отменяет очевидного факта: Советский Союз и гитлеровская Германия были идеологическими антагонистами, и отрицание этого факта является явным отступлением от исторической правды. Антагонистичность двух разных идеологий очевидна: одна из них базировалась на идее интернационального братства, другая – на идее расовой ненависти. Цели участия Германии и СССР во Второй мировой войне не могли быть равнозначными и потому, что одна сторона выступила агрессором, а другая вынуждена была защищать себя. Целью нацистов было уничтожение нашей страны. Они замахивались не столько на большевизм, сколько на историческую память народов Советского Союза.

Задолго до восточного похода вермахта Геббельс записал в своём дневнике: «Нам не нужны эти народы, нам нужны их земли».

Нацисты объявляли эти народы «неполноценными» и «второсортными». План «Ост», разработанный под руководством Гиммлера и Розенберга, содержал «квоты» по ликвидации или радикальному сокращению народов СССР, предусматривал «очищение» от местного населения Украины, Белоруссии, Прибалтики и заселение этих земель этническими немцами. Нелепо доказывать, что советское руководство для населения Германии не планировало ничего подобного.

Кому выгодны домыслы о войне?

К реализации своих варварских замыслов гитлеровцы приступили с первых дней войны, тысячами расстреливая мирных жителей, сжигая сёла и деревни, строя лагеря смерти. Народам Советского Союза, для того чтобы сохранить свои цивилизационные перспективы, нужно было во что бы то ни стало победить нацизм, преодолеть обрушившееся на них вселенское зло. Другого выхода у них просто не было.
18 июля 2011 /
Похожие новости
    15 февраля 1941 г., спустя две недели после принятия стратегического плана по созданию Восточного фронта, начальник штаба главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм
В российском обществе до сих пор весьма распространено представление о том, что вторжение вермахта на территорию СССР в ночь на 22 июня 1941 г. стало для всей нашей страны, в том числе – и для
  Почему-то многие стали забывать: - о достаточно агрессивной политике правительства буржуазной Польши к Советскому государству в период 1918-1939 гг.; - о судьбе советских военнопленных,
Говоря о предпосылках Второй мировой войны, нельзя не обратить внимания и на безрассудное поведение правителей тогдашней Польши, вслед за Гитлером пославших войска в Чехословакию для оккупации части
Тема нападения гитлеровской Германии на Советский Союз до сих пор несёт на себе отпечаток неоднозначности и полемичности. Многие авторы объективно анализировали мотивы поведения германских,
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: