Судьба военнопленных и интегрированных поляков в СССР (1939-1951 гг.)

В последние годы в России опубликовано значительное количество работ, посвященных советско-польским отношениям (В.Парсаданова, Н.Лебедева, Ю.Зоря, И.Михутина, В.Абаринов, В.Швед и др.).
Анализ публикаций показывает, что многие историки и политики в последнее время односторонне подходят к советско-польским отношениям. Это не способствует соблюдению принципов исторической объективности и учета всех явлений вокруг того или иного исторического факта.
 

Почему-то многие стали забывать:
- о достаточно агрессивной политике правительства буржуазной Польши к Советскому государству в период 1918-1939 гг.;
- о судьбе советских военнопленных, попавших в польский плен в период войны 1920 г.;
- о постоянной заинтересованности фашистской Германии в использовании Польши в качестве яблока раздора между СССР и Англией в период 1933-1943 гг.;
- о завидной «терпимости» фашисткой Германии к Армии Краевой (АК), находившейся на нелегальном положении на территории оккупированных немцами Польши, Литвы, Латвии, начиная с осени 1939 г. и по 1944 г. включительно;
- о десятках тысяч бывших польских военнопленных и интернированных, направленных в армию Андерса и эвакуированных через территорию Ирана в 1941 г. в распоряжение заграничного польского правительства Сикорского;
- о тысячах польских военнопленных и интернированных, ставших костяком армии Берлинга, воевавшего вместе с гражданами СССР против фашистской Германии;
- о судьбе тысяч польских военнопленных, переданных Германии в порядке обмена военнопленными в период 1939-1941 гг.;
- о десятках тысячах поляков, воевавших в армии фашистской Германии против СССР в 1941-1945 гг. и т.д.
Однако было бы и несправедливым умалчивать о том, что правительства как СССР, так и буржуазной Польши в 30-е - 40-е годы строили между собой отношения далеко не добрососедские и не особенно заботились о недопущении разжигания вражды между славянскими народами: русскими, украинцами и белорусами, с одной стороны и поляками - с другой. Польские военнопленные стали жертвами именно этой политики. Руководители ВКП(б) и Советского государства взяли за основу своего решения именно конфронтационные отношения между СССР и Польшей в 1918-1939 гг.
Это не оправдание репрессий. Это стремление объективно разобраться в прошлом. Во всем этом еще много исторических пробелов.
В статье автор на основе документальных материалов попытался восполнить некоторые из них. 
 

Политическое руководство СССР еще до начала Второй мировой войны, исчерпав свои возможности по предотвращению возможной агрессии против СССР со стороны мирового фашизма, пошло на заключение с фашистской Германией договора о ненападении (23 августа 1939 г.).
17 сентября 1939 г. советские войска по решению Советского правительства перешли советско-польскую границу. Так как военно-политические отношения между СССР и буржуазной Польшей, начиная с 1918 г., были сложными и даже враждебными, решение Советского правительства по освобождению западных областей Украины и Белоруссии, входивших в состав Польши, выполнялись советскими войсками в форме фронтовых и армейских операций.

В планах этих операций предусматривались также вопросы о военнопленных. Необходимо подчеркнуть, что проект «Положения о военнопленных», представленный НКВД СССР 19 сентября 1939 г. Советскому правительству, был утвержден Экономическим Советом при СНК СССР 20 сентября 1939 г., то есть через трое суток после перехода войсками Красной Армии советско-польской границы.
Все вопросы, связанные с военнопленными поляками, получили законное основание. Для содержания польских военнопленных, на основании приказа НКВД СССР от 19 сентября 1939 г. № 0308 «Об организации лагерей военнопленных», было организовано при НКВД СССР Управление НКВД СССР по делам военнопленных (начальник майор госбезопасности Сопруненко П.К., комиссар - полковой комиссар Нехо- рошев).
Таким образом, сразу же после перехода советскими войсками советско- польской границы правовой статус военнослужащих польской армии, которые захватывались или сами добровольно сдавались в плен в ходе проводимых советскими войсками операций по освобождению западных областей Украины и Белоруссии, был четко оп-ределен - они считались военнопленными, а не интернированными, как считает В.Парсаданова.
Данный вывод подтверждается и телеграммой начальника Генштаба РККА Б.М.Шапошникова, направленной Военным Советам Белорусского и Киевского особых военных округов, а также в НКВД СССР 19 сентября 1939 г. за № 574970. 
В соответствии с этой телеграммой отправка первых эшелонов уже началась вечером 20 сентября 1939 г.
Как видно из содержания цитируемой телеграммы, Генеральный штаб РККА однозначно относил военнослужащих польской армии, захватываемых советскими войсками во время событий сентября 1939 г., к категории военнопленных. Следует также отметить, что сами поляки, содержавшиеся в плену в СССР в тот период, считали себя военнопленными.
Высказанное мнение подкрепляется и содержанием приказа Народного комиссара внутренних дел СССР от 19 сентября 1939 г. «Об организации лагерей для военнопленных».
Согласно этому приказу, было создано 8 лагерей для содержания военнопленных поляков, которые сразу же стали принимать военнопленных от частей и соединений Красной Армии.
Еще более конкретно это было определено в телеграмме Народного комиссара внутренних дел СССР от 3 октября 1939 г. № 4441/б, адресованной во все лагеря, где содержались военнопленные поляки, по поводу подготовки их к репатриации в Германию


Кроме того, в официальных документах (отчетные доклады, справки, спецсообщения и т.п.) НКВД - МВД СССР Советскому правительству о содержании иностранных военнопленных в СССР в период 1939-1956 гг. устойчиво употребляются термины: «военнопленные советско-польской войны», «военнопленные польской армии», «польские военнопленные», «военнопленные поляки», «военнопленные поляки периода Великой Отечественной войны».
Следовательно, Советское правительство и его исполнительные органы (Генштаб РККА, НКВД СССР и др.) официально считали с 19 сентября 1939 г. военнопленными всех военнослужащих польской армии, захваченных силой или добровольно сложивших оружие перед лицом Красной Армии, а не интернированными. Кроме того, Советское правительство считало себя с 17 сентября 1939 г. в состоянии войны с Польшей и только по политическим причинам в последующем и советские политики, и советские историки «обходили стороной» этот деликатный вопрос (по причине политической нецелесообразности), хотя в то время (1939-1951 гг.) политическое и военное руководство Советского государства не обременяло себя этим «стыдом», а называло все так, как было: «советско- польская война», «военнопленные советско-польской войны» и т.п.
В цитируемых и других документах был определен порядок содержания военнопленных поляков. В частности, нормы питания для них были установлены постановлением Экономического Совета при СНК СССР от 20 сентября 1939 г., которые соответствовали нормам питания красноармейцев тыловых частей Красной Армии.
Как показало проведенное исследование, в СССР с сентября 1939 г. находились три категории граждан Польши:
- военнопленные 1939 г. и 1941-1945 гг.;
- интернированные 1939 г. и 1941-1945 гг.;
- беженцы 1939 г.

Анализ источников, содержащих сведения о количестве военнопленных поляков, показывает, что эти данные не совпадают. Основной причиной этого является:
- отсутствие должного учета военнопленных поляков осенью 1939 г. как в РККА, так и в НКВД СССР;
- самостоятельный отпуск военнопленных поляков рядового состава, уроженцев территорий западных областей Украины и Белоруссии, отошедших к СССР, к их семьям до их регистрации в Управлении НКВД по делам военнопленных, осуществлявшийся командованием Красной Армии.
Анализ содержания данного документа не позволяет сделать однозначный вывод: какое количество из них относилось к категории интернированных, а какое к военнопленным.
Результаты проведенного автором исследования дают основание считать, что количество военнопленных поляков - 88.901 чел. является наиболее точным на 8 октября 1939 г., так как, согласно общепринятым требованиям международного гуманитарного права, захваченные в плен лица формально считаются военнопленными только после их официальной регистрации таковыми в соответствующем органе, занимающемся делами военнопленных. Данная цифра наиболее часто упоминается в официальных секретных документах, направляемых в разные инстанции, в том числе и в правительственные. Последующее движение военнопленных поляков согласуется с указанным числом, за исключением 15.131 военнопленного поляка, переданных через 1-й Спецотдел НКВД СССР в территориальные Управления НКВД СССР в апреле - мае 1940 г. (это были, в основном, сотрудники разведывательных, контрразведывательных, полицейских, жандармских и других карательных органов буржуазной Польши, а также лица, проводившие, по данным НКВД СССР, активную враждебную деятельность против СССР в период 20-х - 30-х годов).
Как уже отмечалось, согласно приказу НКВД СССР от 19 сентября 1939 г., было развернуто для приема и содержания военнопленных поляков восемь лагерей . Но учитывая, что военнослужащих польской армии в период с 17 сентября 1939 г. по 7 октября 1939 г. было пленено значительно больше, чем предполагалось, НКВД СССР дополнительно развернул в Вологодской области еще два лагеря для военнопленных: Вологодский и Грязовецкий.
Учитывая договоренности между правительствами Германии и СССР, военнослужащие польской армии, захваченные в плен германской и советской армиями, должны были быть переданы в СССР или в Германию с учетом прежнего их жительства: пленные, являвшимися жителями территорий, отошедших к СССР, - в СССР, и наоборот, жителями территории, занятой Германией, - в Германию.
В соответствии с постановлением СНК СССР от 14 октября 1939 г. № 1691-415, обмен военнопленными поляками между Советским Союзом и Германией был начат 28 и 30 октября 1939 г.
16 июля 2011 /
Похожие новости
    По-разному складывались судьбы тех совет ских солдат, кто участвовал в Великой Отечест венной войне 1941-1945 гг., защищая и освобож дая свою страну от немецко-фашистских захват чиков.
    Co времен Венского конгресса Польша, благодаря своей значитель­ной территории и особому географическому положению, занимала важное место во внешней политике Великобритании, которая
Изучение документальных архивных данных позволило вскрыть систему идеологической и психологической обработки личного состава японской армии в период 1940–1945 гг.
Высшее российское политическое руководство приняло решение о безвозмездной и бескорыстной разносторонней помощи японскому народу, пострадавшему от природной и техногенной катастрофы.
Говоря о предпосылках Второй мировой войны, нельзя не обратить внимания и на безрассудное поведение правителей тогдашней Польши, вслед за Гитлером пославших войска в Чехословакию для оккупации части
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Столица России?
Ответ:*
Введите код: