Экологические проблемы Доминиканы

Основные проблемы Доминиканы относятся к восьми из общего списка, состоящего из 12 кате­горий экологических проблем, которые будут описаны в гла­ве 16, — это проблемы, касающиеся лесов, морских ресурсов, почвы, воды, ядовитых веществ, чуждых биологических видов, растущего населения и воздействия населения на природу. 

 

 

Вырубка сосновых лесов стала локально интенсивной во время правления Трухильо и затем безудержно распространя­лась по стране на протяжении следующих пяти лет после его убийства. Запрет Балагера на вырубку леса был смягчен не­сколькими современными президентами. Массовое пересе­ление доминиканских сельских жителей в города и за рубеж уменьшило воздействие человека на леса, но уничтожение лесных покровов продолжается, особенно около границы с Гаити, где впавшие в отчаяние гаитяне переходят границу и рубят деревья для изготовления древесного угля, поскольку в их собственной стране деревьев почти не осталось. Также они незаконно селятся на доминиканской стороне и вырубают де­ревья, чтобы очистить землю для возделывания. В 2000 году полномочия вооруженной охраны лесов вернулись от армии к министерству окружающей среды, которое является более слабым и испытывает недостаток в необходимых средствах, так что в настоящее время охрана лесов гораздо менее эффектив­на, чем в период с 1967 по 2000 год.

Вдоль большей части доминиканской береговой линии мор­ской среде обитания и коралловым рифам нанесен серьезный ущерб, в том числе и в результате неконтролируемого рыбно­го промысла.

Уничтожение почвенных слоев в результате эрозии на зем­лях, где вырубались леса, стало массовым. Возникают опасения, что эрозия приведет к образованию осадка в водохранилищах за плотинами, используемых для производства гидроэлектро­энергии. В некоторых орошаемых районах, таких как сахарная плантация Бараона, распространилось засоление почвы.

Качество воды в доминиканских реках в настоящее время очень плохое, так как образуется осадок из-за эрозии, а также из-за ядовитых загрязнений и сброса сточных вод. Реки, за несколько десятилетий до этого бывшие чистыми и безопас­ными для купания, теперь бурые из-за осадков и для купания непригодны. Промышленные предприятия сбрасывают отходы в реки. Жители пригородов сливают сточные воды, которые не могут переработать коммунальные системы удаления отходов. Русла рек серьезно повреждены из-за промышленного драги­рования (углубления дна) с целью добычи материалов для стро­ительной промышленности.

В 1970-х годах началось массовое применение ядовитых пестицидов, инсектицидов и гербицидов в богатых сельскохо­зяйственных районах, таких как долина Сибао. Доминикан­ская Республика продолжает использовать яды, которые давным-давно запрещены в производивших их странах. Эти яды используются с разрешения правительства, поскольку доми­никанское сельское хозяйство считается рентабельным. Ра­бочие, занятые в сельском хозяйстве, в том числе и дети, по­вседневно используют сельскохозяйственные яды, не защищая руки и лицо. Воздействие сельскохозяйственных токсинов на здоровье людей в настоящее время в достаточной мере под­тверждено документами. Я был поражен почти полным отсут­ствием птиц в богатых сельскохозяйственных районах доли­ны Сибао: если токсины столь губительно действуют на птиц, то, вероятно, они так же губительны и для людей. Существу­ют и другие проблемы, связанные с ядами. Например, дым крупного железно-никелевого рудника Фалконбридж отрав­ляет воздух вдоль шоссе, связывающего два самых больших города страны (Санто-Доминго и Сантьяго). Золотой прииск Росарио временно закрыт, так как в стране нет технологии для переработки ядовитых отходов прииска. Санто-Доминго и Сантьяго покрыты смогом, потому что слишком много уста­ревших автомобилей с большим расходом энергии использу­ются в качестве транспорта; кроме того, люди держат у себя дома и на работе множество частных генераторов из-за час­тых отключений электричества в системах коммунального энергоснабжения. (Во время моего пребывания в Санто-До­минго каждый день происходило несколько отключений элект­ричества, и после того, как я вернулся на родину, мои домини­канские друзья писали мне, что у них теперь не бывает элект­ричества по 21 часу в сутки.)

Что касается занесения чуждых биологических видов, то с целью восстановить лес на участках, пострадавших от выруб­ки в последние десятилетия, государство ввозило деревья чуж­дых для Доминиканы пород, растущие быстрее, чем домини­канская сосна. Среди чуждых биологических видов, которые я видел довольно много, были гондурасская сосна, казуарины, несколько видов акаций и тиковое дерево. Некоторые из этих пород прижились, остальные погибли. Чуждые виды растений вызывают беспокойство, поскольку некоторые из них предрас­положены к заболеваниям, к которым устойчива доминикан­ская сосна, так что склоны могут снова потерять восстанов­ленный лесной покров, если деревья заболеют.

Хотя темпы роста населения в стране снизились, все рав­но по приблизительным оценкам они составляют 1,6 процен­тов в год.

Однако демографическая проблема не так актуальна, как про­блема растущего воздействия человека на природу, приблизи­тельно рассчитанного на душу населения. (Под этим термином, к которому мы снова вернемся в конце книги, я подразумеваю среднее потребление ресурсов и отходы, приходящиеся на од­ного человека: эта величина гораздо выше для граждан совре­менных развитых стран (стран первого мира), чем для граж­дан современных стран третьего мира или для любого челове­ка в прошлом. Воздействие на природу общества в целом равно воздействию одного человека (на душу населения), умножен­ному на количество всех людей этого общества.) Зарубежные поездки доминиканцев, посещение страны туристами и теле­видение — все это информировало общество о более высоком уровне жизни в Пуэрто-Рико и в США. Рекламные щиты, рас­сказывающие людям о потребительских товарах, в Доминикане повсюду; я видел уличных торговцев, продающих оборудо­вание для сотовых телефонов и CD-диски, на всех перекрест­ках. Страна все более и более превращается в потребитель­ский рынок, сейчас такой переход невозможен ни за счет эко­номики, ни за счет природных ресурсов самой Доминиканской Республики и частично зависит от доходов, которые присыла­ют домой доминиканцы, работающие за рубежом. Люди, поку­пающие потребительские товары в огромных количествах, со­ответственно, оставляют большое количество отходов, пере­гружающее городские системы удаления отходов. Отбросы скапливаются в реках, вдоль дорог, вдоль городских улиц и в сельской местности. Как сказал мне один доминиканец, «мест­ный конец света придет не в виде землетрясения или урагана, это будет мир, погребенный под мусором».

Доминиканская система природных заповедников немед­ленно реагирует на эти угрозы, кроме разве что роста населе­ния и потребительского воздействия. Эта система обширна, состоит из 74 заповедников разных видов (национальные пар­ки, охраняемые морские заповедники и т. д.) и занимает треть площади страны. Это впечатляющее достижение для густона­селенной, маленькой и бедной страны, где доход на душу насе­ления составляет лишь одну десятую часть от этой величины в Соединенных Штатах. Так же впечатляет тот факт, что сис­тема заповедников была создана не международными приро­доохранными организациями, но усилиями местных домини­канских неправительственных организаций. Когда я изучал три из этих доминиканских организаций — Академию наук в Сан­то-Доминго, «Фундасьон Москоко Пуэльо» и отделение «Охра­ны природы», находящееся в Санто-Доминго (единственная организация среди всех моих доминиканских контактов, быв­шая отделением международной организации, а не только ме­стным образованием), — во всех из них без исключения каж­дый сотрудник, с которым я встречался, был доминиканцем. Эта ситуация отличается от той, к которой я привык в Папуа — Новой Гвинее, Индонезии, Соломоновых островах и в других развивающихся странах, в которых иностранные ученые зани­мают ключевые должности, а также работают в качестве при­глашенных консультантов.

Что можно сказать о будущем Доминиканской Республики? Есть ли оно у этой страны? Устоит ли система заповедников под тем давлением, которое на нее постоянно оказывается?

Относительно этих вопросов имеются самые различные мнения, даже среди моих доминиканских друзей. Во-первых, поводом для экологического пессимизма является тот факт, что у системы заповедников больше нет такого сильного защитни­ка, каким был Хоакин Балагер. В настоящее время система недостаточно финансируется, недостаточно охраняется и в недавнем прошлом имела слабую поддержку президентов, при­чем некоторые из них попытались урезать или даже продать охраняемые территории. В университетах работает довольно мало ученых с хорошей подготовкой, соответственно, они не в силах выпустить достаточное количество хорошо обученных студентов. Правительство оказывает незначительную поддерж­ку научным исследованиям. Некоторые мои друзья обеспоко­ены тем, что доминиканские охраняемые территории превра­щаются в национальные парки, существующие больше на бу­маге, чем в действительности.

С другой стороны, основная причина для экологического оптимизма — растущее, хорошо организованное общественное движение в защиту окружающей среды, которое практически не имеет прецедентов в развивающихся странах. У этого дви­жения есть силы и воля, чтобы противостоять правительству; несколько моих друзей из таких негосударственных организа­ций попали в тюрьму из-за противостояния властям, но смогли добиться освобождения и возобновили борьбу. Движение в за­щиту природы в Доминиканской Республике отличается тем же упорством и эффективностью, как и в странах, с экологически­ми движениями которых я хорошо знаком. Таким образом, как и везде в мире, я наблюдал в Доминиканской Республике явле­ние, которое один из моих друзей описал как «ускоряющуюся гонку с непредсказуемым исходом» между разрушающими и созидательными силами. В Доминиканской Республике борют­ся силы, представляющие угрозу для окружающей среды, и силы, которые ее защищают, и невозможно предсказать, какая из этих сил в конечном счете одержит победу.

Аналогично перспективы развития экономики и общества страны дают основания для различных мнений. В настоящее время пятеро из моих доминиканских друзей пессимистично настроены и считают ситуацию практически безнадежной. Особенно они обескуражены, во-первых, слабостью и коррум­пированностью последних правительств, по-видимому заин­тересованных лишь в поддержке правящих политиков и их сторонников, и, во-вторых, последними резкими спадами в до­миниканской экономике. Эти спады включают практически полный коллапс некогда доминирующего экспортного рынка сахара, девальвацию валюты, растущую конкуренцию экспорт­ной продукции других стран с экспортной продукцией свобод­ных экономических зон за счет меньших затрат на рабочую силу, крах двух основных банков и чрезмерные займы и расхо­ды правительства. Запросы потребителей безудержно растут и превышают уровень, который страна в состоянии обеспечить. По мнению моих наиболее пессимистично настроенных дру­зей Доминиканская Республика скатывается к тому же отча­янному положению, в котором пребывает Гаити, но этот про­цесс идет быстрее, чем когда-то в Гаити: наступление эконо­мического упадка, продолжавшееся в Гаити полтора века, в Доминиканской Республике произойдет в течение нескольких десятилетий. Согласно этому мнению, Санто-Доминго, столи­ца Доминиканской Республики, вскоре будет соперничать по нищете со столицей Гаити Порт-о-Пренсом, где большая часть населения живет за чертой бедности, в трущобах без комму­нальных услуг, в то время как богатая элита потягивает фран­цузские вина в своих обособленных пригородах.

Это наихудший вариант. Другие мои доминиканские дру­зья возражают, что видели, как правительства приходят и ухо­дят, на протяжении последних 40 лет. Конечно, говорят они, сегодняшнее правительство особенно слабое и коррумпирован­ное, но оно непременно проиграет следующие выборы, и все кандидаты, один из которых станет следующим президентом, кажутся предпочтительнее, чем президент нынешний. (Дей­ствительно, правительство проиграло выборы несколько меся­цев спустя после этой беседы.) Однако есть факты, позволяю­щие с надеждой смотреть в будущее Доминиканской Респуб­лики: это маленькое государство, где проблемы окружающей среды быстро становятся очевидными каждому человеку. Доминикана — небольшое общество, где заинтересованные и образованные частные лица могут довольно легко дойти до правительства, в отличие от, например, Соединенных Штатов. Не будем забывать, что граждане Доминиканской Республи­ку — энергичные и неунывающие люди, пережившие трудно­сти намного более серьезные и пугающие, чем сегодняшние, и, возможно, это самое важное. Доминикана пережила 22 года гаитянской оккупации, затем почти непрерывное правление череды слабых или коррумпированных президентов в период с 1844 по 1916 год и вновь, с 1924 по 1930 год, американскую во­енную оккупацию с 1916 по 1924 год и с 1965 по 1966 год. Стра­на сумела восстановиться после 31 года под властью Рафаэля Трухильо, одного из наиболее зловещих и жестоких диктаторов в современной мировой истории. В период с 1900 по 2000 год Доминиканская Республика пережила более значительные социально-экономические изменения, чем большинство стран Нового Света.

Вследствие глобализации происходящее в Доминиканской Республике оказывает влияние не только на самих доминикан­цев, но и на остальной мир. Особенно на Соединенные Штаты, которые расположены всего в 600 милях от Доминиканы и уже стали домом для миллиона доминиканцев. В настоящее время численность доминиканского населения, проживающего в НьюЙорке, на втором месте в мире после Санто-Доминго, столицы Доминиканской Республики. Множество доминиканцев прожи­вают также в Канаде, Нидерландах, Испании и Венесуэле. Со­единенные Штаты уже пережили ситуацию, когда события в карибской стране, находящейся непосредственно к западу от Эспаньолы, то есть на Кубе, поставили под угрозу наше выжи­вание в 1962 году. Поэтому США весьма обеспокоены тем, су­меет ли Доминиканская Республика решить свои проблемы.

14 мая 2011 /
Похожие новости
Каковы же экологические проблемы в Доминиканской Рес­публике и какие способы их решения там используются?
Почему политические, экономические и экологи­ческие пути этих двух стран, находящихся на одном острове, столь различны?
Нестабильность в обеих частях острова прекратилась, при­чем в Доминиканской Республике гораздо раньше, чем на Гаи­ти, с приходом к власти двух наиболее зловещих фигур в исто­рии
И Гаити, и Доминиканская Респуб­лика относятся к бедным странам и испытывают обычные за­труднения, характерные для большинства других тропических стран, бывших европейских колоний: слабые
    Для любого, кто интересуется современными мировыми проблемами, волнующим вопросом для изучения будет грани­ца длиной в 120 миль между Доминиканской Республикой и Гаити, двумя
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько часов 1 сутках?
Ответ:*
Введите код: